Перейти к материалам
истории

Я накажу себя сам. Жестко Новгородская журналистка заявила, что ее изнасиловал коллега из муниципальной газеты. Репортаж Ирины Кравцовой

Источник: Meduza
Страница Алины Щегловой в Facebook

Журналистка сайта «Новгород.ру» Алина Щеглова 13 октября опубликовала пост, в котором заявила, что ее изнасиловал коллега из другого издания — сотрудник местной муниципальной газеты. По утверждению Щегловой, это произошло в конце сентября на вечеринке после журналистского конкурса. Журналистка не хотела рассказывать о случившемся публично: выступить она решила, когда доследственную проверку продлили на месяц, следователя сменили — а человек, который, по словам Щегловой, изнасиловал ее, «продолжал возглавлять газету, проводить планерки и ходить на пресс-конференции». При этом в посте она не назвала имя предполагаемого насильника, но после публикации оно перестало быть секретом — его очень быстро вычислили другие журналисты. Спецкор «Медузы» Ирина Кравцова отправилась в Великий Новгород и поговорила со всеми участниками этой истории.

27 сентября к шести часам вечера журналисты из Великого Новгорода приехали на награждение победителей журналистского конкурса «Феникс» (его организует областное отделение Союза журналистов). Мероприятие завершилось в девять; после него компания коллег из 15 человек отправилась отмечать дальше в редакцию муниципальной газеты «Новгород». Там, по словам журналистов, они выпивали и общались. Главный редактор «Новгорода» Михаил Боголюбов сразу сообщил коллегам, что в редакции они смогут находиться до 23:00.

В районе одиннадцати большинство журналистов стали расходиться — коллег к себе домой пригласила журналистка агентства «Регнум» Ольга Ларина. Последними в редакции оставались сотрудница интернет-издания «Новгород.ру» Алина Щеглова, корреспондент «Новой новгородской газеты» Матвей Николаев, корреспондент интернет-издания «ВНовгороде.ру» Анна Огороднийчук, а также главред газеты «Новгород» Михаил Боголюбов.

Примерно в 23:40 Огороднийчук спросила у Щегловой, хотела бы та поехать дальше отмечать с коллегами — и как она себя чувствует. Щеглова, по словам Огороднийчук, ответила, что «она в порядке» и поедет домой на такси вместе с Боголюбовым, поскольку им по пути.

Николаев рассказывает, что тоже перед уходом спросил у Щегловой, хорошо ли она себя чувствует. «Алина сказала: нормально — но взгляд был стеклянный и понятно было, что она перебрала, и ей не очень-то хорошо уже на самом деле», — говорит он. При этом Боголюбов, по словам Огороднийчук, заверил, что он довезет коллегу до дома. «В холле он [Боголюбов] выглядел довольно бодро. Мне показалось, что у него какой-то слишком оживленный взгляд. Потом поняла — ошалелый», — вспоминает журналистка.

По словам Алины Щегловой, вместе поехать домой на такси в конце вечера Боголюбов предложил ей еще в начале мероприятия. Муж Щегловой и 42-летний Михаил Боголюбов — друзья детства, они дружат уже около 30 лет. Щеглова — ей 33 года, у них с мужем трое детей — тоже давно знакома с Боголюбовым: они часто пересекались по работе, когда она работала в пресс-службе мэрии Великого Новгорода, а Боголюбов — в муниципальной газете. «Много раз мы случайно встречались в городе, когда мы с мужем бежали по делам, — рассказывает Щеглова. — Каждый раз приветствовали друг друга и договаривались как-нибудь прийти семьей друг к другу в гости».

По словам Щегловой, когда журналисты покидали редакцию, она надела пальто и расположилась в кабинете, в котором до этого за большим столом сидела с коллегами, — ждать, когда Боголюбов вызовет такси. Потом ее начало мутить, она отключилась. Придя в себя, журналистка обнаружила, что ее платье разорвано, а Боголюбов насилует ее (Щеглова рассказала «Медузе», что именно делал Боголюбов, но попросила не предавать огласке подробности. При этом она уточнила, что он изнасиловал ее дважды — в кабинете и в туалете редакции).

В районе двух ночи Щеглова схватила туфли и босиком выбежала на улицу ловить такси. Машин, по ее словам, не было, и когда около нее остановилось такси, в нем оказался Боголюбов. Журналистка рассказывает, что он силой затолкал ее в машину и сказал, что довезет до дома. Она отказывалась сообщить ему адрес и просила оставить в покое. В итоге такси довезло ее до нужного района. До дома Алина шла сама.

В 2:40 Щеглова добралась до своей квартиры и сразу побежала в ванную. «Алина сидела вся в слезах, на полу валялось ее разорванное вечернее платье», — рассказывает муж Щегловой Иван Зыков, который ночью обнаружил ее в ванной. Когда он стал расспрашивать жену о том, что с ней случилось, она рассказала, что Михаил Боголюбов ее изнасиловал. «На это муж переспросил: „Миша Боголюбов? Что-то я не верю“», — рассказывает Щеглова. Когда жена рассказала мужу подробности произошедшего, Зыков поверил ей — и посоветовал обратиться в полицию.

В ту же ночь на 28 сентября Иван Зыков попытался связаться с Боголюбовым, но тот не ответил. Следующим утром Боголюбов сам позвонил Зыкову и сказал, что между ним и Щегловой ничего не было, а через полчаса перезвонил снова и сообщил, что «вспомнил, что кое-что было в эту ночь, но это все по обоюдному согласию».

Звонил Боголюбов и Алине, но она не брала трубку. Тогда он написал ей сообщение (скриншот есть в распоряжении «Медузы»): «Алина, я знаю, ты никогда не простишь меня, я никогда не прощу себе этого. Единственное, при всем этом я никогда не посмел бы унизить тебя просто от хотения. Не тот я. Неадекватное состояние не прощение, я понимаю. Но эта мерзость случилась… просто как ты ответила мне согласием на вот… это продолжение по пьяни. Лучше бы убила. Прошу только об одном, не ломать друг другу жизни продолжением. Я потерял друга, я потерял себя, уважение к себе самому. Со всей этой мерзотности. Это правда. Я полный и гнусный мудак, я знаю. И накажу я себя сам. Жестко».

Михаил Боголюбов

Муж Щегловой Иван Зыков рассказал корреспонденту «Медузы», что Боголюбов «всегда был мягким и спокойным человеком». Среди коллег у него тоже была хорошая репутация. Матвей Николаев из «Новой новгородской газеты» рассказал, что в редакции Боголюбова журналисты собирались каждый год, и все «всегда проходило без происшествий».

Щеглова сомневалась, стоит ли предавать ситуацию огласке и обращаться в полицию. Тем не менее, в субботу 28 сентября она пошла в травмпункт, чтобы зафиксировать многочисленные синяки и ссадины по всему телу. Травмпункт не работал по выходным, поэтому зафиксировать побои удалось только в понедельник, 30-го. Врач, осматривавший ее, сообщил, что обязан заявить о случившемся в полицию. При этом гинекологическую экспертизу в травмпункте провести отказались, сообщив, что для этого необходима бумага из Следственного комитета.

Заявление в СК Щеглова написала 30 сентября. В Следственном комитете ей выдали направление на экспертизу, которая была проведена только 1 октября. Когда журналистка попросила у врачей документальное подтверждение того, что они провели экспертизу, ей отказали.

30 сентября Щеглова принесла в СК разорванное платье, пиджак и пальто, в которых была в ночь на 28 сентября. Однако следователь отказался принять вещи, сославшись на то, что «и так много вещей с убийств, и платье просто потеряется». Зато их принял другой следователь, который занялся этим делом — но уже 9 октября.

В СК по заявлению Щегловой об изнасиловании начали доследственную проверку. 14 октября следователи вызвали Щеглову для прохождения полиграфа; о результатах ей еще не сообщили. В качестве свидетелей опросили и других участников вечеринки. В частности, Анна Огороднийчук из издания «ВНовгороде.ру» рассказала «Медузе», что в ходе беседы с ней следователь «сильно исказил информацию о деле» и пытался доказать, что версия Щегловой об изнасиловании выглядит «неубедительной». «Я предполагаю, что, общаясь с остальными свидетелями, он поступал так же и пытался повлиять таким образом на общее мнение профессионального сообщества», — рассказала журналистка.

Щеглова еще раз подчеркивает, что изначально не планировала предавать случившееся с ней широкой огласке, «а просто хотела, чтобы человек получил справедливое наказание». Кроме того, журналистка боялась громко говорить об изнасиловании, потому что опасалась, что ее саму обвинят в клевете.

«К сожалению, у меня есть информация, что дело пытаются замять, — написала Щеглова в своем посте 13 октября (в котором еще не упоминался Боголюбов). — Почему? Насильник работает в муниципальной газете, имеющей непосредственное отношение к мэрии Великого Новгорода. Его жена — полковник полиции. И она настойчиво просила меня заявление забрать, она узнала фамилию следователя, который принимал у меня заявление, и бросила невзначай фразу про „я буду благодарна“». 

Жена Михаила Боголюбова Алла Егорова — полковник полиции, заместитель начальника новгородского управления МВД по вопросам миграции. Алина Щеглова рассказала «Медузе», что Егорова позвонила ей 30 сентября и просила забрать заявление из СК. Позже она прислала сообщение, в котором, извинившись за «назойливость», уточнила, что Алине следует «написать заявление об отказе [от первоначального заявления] с минимальным объяснением». «Буду вам очень признательна, понимая Ваши страдания. Я ваш должник. Это серьезно», — написала Егорова (скриншот переписки есть в распоряжении «Медузы»).

Михаил Боголюбов и Алла Егорова отказались рассказать «Медузе», как ситуация выглядит с их стороны. На вопрос о том, просила ли она забрать Щеглову заявление из СК, Егорова ответила, что «не будет ничего говорить».

Заявление СК о начале проверки опубликовали 14 октября — на следующий день после того, как Алина Щеглова написала свой пост. Тогда же стало известно, что Михаил Боголюбов ушел в отпуск. В мэрии журналистам объяснили, что главред «будет догуливать оставшиеся в запасе дни ежегодного отпуска». 16 октября — к этому моменту о случившемся начали писать федеральные СМИ — Алину Щеглову вызвали в Следственный комитет и сообщили, что по ее обращению заведено уголовное дело по статье 132 УК (совершение насильственных действий сексуального характера).

Издание «Новгород.ру» 15 октября опубликовало заявление в поддержку Алины Щегловой. «У нас как и у нее есть опасения, что ситуация с заявлением, которое было подано в Следственный комитет, может в итоге закончиться ничем, — говорится в нем. — Мы будем защищать свою коллегу и намерены освещать ход следствия».

По словам Щегловой, после публикации поста многие коллеги и герои ее статей поддержали ее и заявили, что полностью на ее стороне, но есть и те, кто отговаривают ее и просят «забыть о случившемся», чтобы «не портить Боголюбову жизнь».

«Меня некоторые сейчас спрашивают, до какой степени я готова испортить жизнь этому человеку, — говорит журналистка. — Ни до какой не готова. Наказание закреплено в Уголовном кодексе. Человек совершил преступление, он изнасиловал меня. И неужели я должна об этом молчать?»

По словам Щегловой, ее удивляют люди, которые вступаются за Боголюбова. «Зачем?А если это снова случится, вы готовы нести за это ответственность?»

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Ирина Кравцова, Великий Новгород

Реклама