Перейти к материалам
истории

Почему важно рассказывать о пережитом насилии? Отвечает руководитель центра «Сестры» Мария Мохова

Meduza
Участница одиночного пикета, посвященного Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на Невском проспекте. Санкт-Петербург, 2013 год
Участница одиночного пикета, посвященного Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на Невском проспекте. Санкт-Петербург, 2013 год
Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Украинская журналистка запустила на фейсбуке флешмоб: под хештегами #яНеБоюсьСказати и #яНеБоюсьСказать пользователи — и мужчины, и женщины — рассказывают о пережитом насилии. Истории эти многочисленны и разнообразны: они касаются домашнего насилия, насилия взрослых в адрес детей, харрасмента. «Медуза» попросила руководителя московского центра «Сестры» (помогает людям, пережившим сексуальное насилие) Марию Мохову объяснить, почему важно об этом рассказывать — и как на это реагировать. 

Мария Мохова

Руководитель центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры»

Про это надо говорить, чтобы люди знали, что это не редкость; что это происходит очень близко, даже если вы про это ничего не знаете; что это происходит с вашими друзьями. Что это недопустимо и что надо бороться. Когда у нас что-то украли, мы почему-то знаем, что это преступление. Когда кого-то избили, мы начинаем разбираться — а что сказал, а что сделал, а кто виноват. Нам надо научиться верить жертве, а не разбираться в сторонах. Жертва насилия — в любом случае жертва, а у нас вырастают люди, которые принимают сторону насильника и еще как-то это умеют аргументировать. Даже депутаты в Государственной Думе принимают сторону насильника. Если человек пострадал, начинают обсуждать, мог ли он это заслужить — и как. Поэтому надо говорить: чтобы люди не проходили мимо, чтобы вызывали полицию, научились требовать расследования.

Я говорю об этом 22 года, и дело движется. Например, сейчас в Госдуме лежит законопроект, касающийся домашнего насилия. Десять лет назад об этом нельзя было мечтать. На Украине, где начался этот флешмоб, закон о домашнем насилии был принят в 1995 году. Но ситуации в наших странах все равно далеки от западной, где соседи реагируют на крики, где всегда приезжает полиция и разбирается. У нас полиция говорит: нет, это семейный скандал, мы не поедем, а соседи и вовсе привыкли к крикам и не реагируют.

Хорошо, что в последнее время в России появились медиа, которые про это пишут постоянно; но остальные говорят редко — раз в год к 8 марта выпустят статью, и всегда обсуждение уводится куда-то не туда — мол, ее избили, но друзья говорят, что она сама выпила; виноват ли кто-то еще — или это она сама. Но надо продолжать говорить, пока поддержка жертвы не станет нормальным явлением; пока насилие, в том числе домашнее, не станет очевидным преступлением. 

Когда вы читаете об этом на фейсбуке, когда вам кто-то рассказывает историю о насилии над собой — не надо оценивать обстоятельства. Пожалейте человека, займите его сторону и скажите: я рядом, я с тобой, я понимаю.

Три истории по хэштегу #яНеБоюсьСказать