Перейти к материалам
Участницы панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич в Хамовническом суде Москвы 8 августа 2012 года
разбор

Сенаторы решили не запрещать «аквариумы» в судах, так как это «стандарт» ЕСПЧ. Правда есть такой стандарт? А клетки можно?

Источник: Meduza
Участницы панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич в Хамовническом суде Москвы 8 августа 2012 года
Участницы панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич в Хамовническом суде Москвы 8 августа 2012 года
Андрей Стенин / Sputnik / Scanpix / LETA

Законопроект о клетках в судах

Летом 2018 года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко потребовала убрать клетки и стеклянные кабины («аквариумы») из российских судов — глава комитета СФ по законодательству Андрей Клишас с группой сенаторов тогда внес соответствующий законопроект в Госдуму. Год документ лежал без движения, но в сентябре 2019 года свой отзыв на него прислало правительство. Там выступили против полного отказа от клеток и предложили свои поправки. В разговоре с «Коммерсантом» Клишас подтвердил, что готов отказаться от полного запрета на клетки и кабины в судах и намерен ко второму чтению добавить в документ правительственные поправки. По словам сенатора, клетки из судов все же уберут: «Останутся только стеклянные кабины, которые соответствуют стандартам, признанным ЕСПЧ».

Клетки запрещены Конвенцией о защите прав человека?

Да, однозначно. Еще в 2014 году Европейский суд по правам человека в своем решении указал, что содержание подсудимых в металлических клетках «само по себе — учитывая объективно унизительную сущность, не отвечающую стандартам цивилизованного обращения, которые служат неотъемлемым признаком демократического общества, — является унижением человеческого достоинства». Клетки были признаны нарушающими статью 3 Конвенции о запрете пыток.

Несмотря на это в российских судах до сих пор стоят клетки. Лишь в 2019 году там перестали устанавливать новые.

ЕСПЧ допускает использование «аквариумов»?

Да, но в исключительных случаях. Как объяснил «Медузе» глава международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев, разные варианты содержания в стеклянных кабинах были рассмотрены в жалобах осужденных по «болотному делу». В решении по жалобе Ярослава Белоусова ЕСПЧ указал, что «аквариумы» используют и в Европе, но только на «особо опасных слушаниях».

В том же решении суд отметил, что кабины бывают разными и все зависит от конкретных условий. Например, в одном из залов Мосгорсуда Белоусова вместе с еще девятью подсудимыми содержали в «аквариуме» площадью 5,4 квадратного метра, что ЕСПЧ приравнял к унижению достоинства. Но когда слушания перевели в другой зал, где на каждого подсудимого полагалось 1,2 квадратного метра площади кабины, Конвенция нарушена не была.

Значит, просто нужны просторные стеклянные кабины?

Нет. «В [жалобе] Марии Алехиной и других [против России] ЕСПЧ сказал, что кабина не позволяет конфиденциально общаться адвокату с клиентом», — заметил Коротеев. Тогда суд указал, что общение сводилось к переговорам через окошко 15 на 60 сантиметров, расположенное в метре от пола. И все это время рядом находились полицейские и приставы, а значит, общение нельзя было считать полностью конфиденциальным. В результате ЕСПЧ признал содержание Алехиной и других участниц Pussy Riot в «аквариуме» нарушением, но не по статье о пытках, а из-за невозможности реализовать право на справедливый суд.

В своих поправках российское правительство никак не упоминает эту позицию ЕСПЧ, но предлагает такой вариант: если адвокат хочет конфиденциально общаться с подзащитным, он может сам зайти в кабину на время суда. Коротеев назвал такое предложение «диким», потому что «проблема, конечно, неразрешима без сноса „аквариумов“».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Михаил Зеленский

Реклама