Перейти к материалам
Северодвинск, июль 2019 года
истории

Росгидромет отчитался о составе выброса после взрыва под Северодвинском. Теперь очевидно, что там был ядерный реактор

Источник: Meduza
Северодвинск, июль 2019 года
Северодвинск, июль 2019 года
Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA

Росгидромет России сообщил, какие именно радиоактивные вещества содержались в выбросе после аварии некоего устройства во время испытаний около Северодвинска 8 августа. Судя по этим данным, можно как минимум сказать, что на месте взрыва находился ядерный реактор, хотя власти говорят о другом. «Медуза» объясняет, о чем еще можно судить по заявлению метеорологов.

Что произошло под Северодвинском, и что зафиксировал Росгидромет

По официальным российским данным, 8 августа на Центральном ракетном полигоне ВМФ в поселке Ненокса в 30 километрах от Северодвинска на испытаниях неназванного устройства произошел взрыв. В результате аварии погибли семь человек: пятеро из Росатома и двое военных. 

Сначала военные говорили, что взорвался обычный жидкостный ракетный двигатель. После заявления местных властей о всплеске радиации и новостей о том, что пострадавших от взрыва доставили в больницу, занимающуюся радиационными травмами, позиция изменилась. Минобороны и Росатом стали говорить, что в двигателе находился генератор на радиоизотопах (РИТЭГ) — другими словами, «ядерная батарейка».

Через несколько дней Дональд Трамп в своем твиттере прямо указал, что взорвалась ракета «Буревестник» — один из образцов чудо-оружия, которое презентовал весной 2018 года президент Владимир Путин. Путин говорил, что ракета, использующая новые ядерные разработки, имеет «неограниченный радиус действия». Из этого эксперты сделали вывод, что двигатель ракеты содержит малогабаритный ядерный реактор. «Ядерной батарейки» недостаточно для того, чтобы обеспечить ракете «неограниченный радиус» — если предположить, что под «неограниченным» понимается способность ракеты находиться в воздухе дни или недели.

Прямых доказательств того, что взорвался именно «Буревестник», американцы не представили (только косвенные — спутниковый снимок с базой в Неноксе, похожей на пусковую установку «Буревестника»). 

Позже выяснилось, что Россия отключила от Международной системы контроля за ядерными испытаниями находящиеся на ее территории радионуклидные станции — именно эти станции, по данным чиновников Международной системы, могли зафиксировать состав изотопов, содержащихся в облаке выброса. По составу можно было бы определить: 

  • взорвался в Неноксе реактор или «ядерная батарейка» (РИТЭГ); 
  • попали ли в окружающую среду частицы топлива из взорвавшегося устройства и насколько выброс опасен для населения.

26 августа изотопный состав выброса опубликовал Росгидромет. По данным службы, в облаке присутствовали короткоживущие (то есть быстро распадающиеся) радиоактивные изотопы стронций-91, барий-139 и 140, а также лантан-140. 

Что можно понять по изотопному составу, предоставленному Росгидрометом. Коротко

  • Аварии предшествовала цепная реакция деления, а значит в ней почти наверняка участвовал ядерный реактор. Данные Росгидромета вполне вписываются в версию взрыва ракеты с ядерным двигателем типа «Буревестник».
  • Корпус реактора не был разрушен, его покинули только радиоактивные инертные газы — продукты цепной реакции. Срок полураспада этих изотопов составляет секунды; они распадаются на изотопы, которые и обнаружил Росгидромет. Но и сами эти изотопы быстро распадаются, через часы (максимум — дни) большая их часть превращается в нерадиоактивные вещества.
  • Что именно произошло с реактором и из-за чего погибли люди, по данным об изотопном составе выброса сказать трудно, существуют только догадки. Однако можно предположить, что (если верны данные Росгидромета) выброс не был опасен для тех, кто находился за пределами полигона.
  • Если верить Росгидромету, цезий-137, который нашли в организме одного из архангельских врачей, который оказывал помощь пострадавшим на полигоне, не имеет отношения к аварии.

А здесь подробнее

Стронций-91, барий-139 и 140, лантан-140 как правило образуются в результате цепной реакции деления, например, ядер урана-235. Реакция может быть контролируемой (в исправном реакторе) или неконтролируемой (при взрыве атомной бомбы или при случайном образовании критической массы). Уран-235 и содержащие его оксиды рассматривался в США в качестве топлива для ядерного ракетного двигателя в 1960-1970-е.

Стронций-91, барий-139 и 140, лантан-140 образуются не непосредственно во время цепной реакции, а в результате распада вырабатывающихся в ней короткоживущих изотопов инертных газов — криптона и ксенона. Сами стронций-91, барий-139 и 140, лантан-140 с большой вероятностью распадаются через часы или дни (это — в смысле безопасности — выгодно отличает, например, стронций-91 от чаще встречающегося изотопа стронций-90 с периодом полураспада 28,8 лет).

Все изотопы из списка Росгидромета при распаде превращаются в стабильные — то есть нерадиоактивные — ядра (только стронцию-91 для этого требуется одно промежуточное радиоактивное звено). Соответственно, радиоактивность выброса с такими изотопами быстро снижается.

Барий-140 и лантан-140 хуже абсорбируются организмом, чем, например, печально известный по Чернобыльской аварии цезий-137. Малые сроки жизни изотопов исключают долговременное заражение врачей, лечивших пациентов, побывавших в эпицентре выброса.

Данные Росгидромета, как считают эксперты, хорошо объясняют наблюдавшуюся в Северодвинске картину: кратковременный всплеск радиоактивности (до 16 раз выше нормы). Радиоактивные изотопы инертных газов могли покинуть реактор при аварии, потому что они плохо задерживаются фильтрами — в отличие от аэрозолей других изотопов. Таким образом, если верить данным Росгидромета о радиационной обстановке в Северодвинске, топливо реактора и большая часть продуктов деления остались в реакторе. Если реактор остался цел, цезий-137, который нашли у одного из врачей, и правда, вряд ли имеет отношение к аварии.

Что именно произошло с реактором (и вообще — что он собой представляет), а также то, от чего погибли люди, по данным Росгидромета судить сложно. Возможно, испытатели пострадали из-за взрыва вне реактора, после чего подверглись воздействию короткоживущих изотопов, сказал «Медузе» заведующий лабораторией Института ядерных исследований РАН Борис Жуйков.

«Люди могли погибнуть и из-за радиации, если была нарушена биологическая защита реактора, даже если сам реактор остался цел. Пациенты могли иметь на себе много бария-140, но врачи от пациентов заразиться не могли», — считает Жуйков.

Известен случай, когда схожий состав изотопов был выброшен при тяжелой аварии, во время которой произошла неконтролируемая цепная реакция: в 1999 году на ядерном объекте Токаймура в Японии операторы случайно достигли критической массы в одной из емкостей с ураном-235 и раствором солей урана.

Двое операторов увидели яркую голубую вспышку (так проявляет себя движение заряженных частиц в жидкостях) и почувствовали сильный жар. Позже они погибли; еще один сотрудник, находившийся в соседней комнате, получил тяжелое радиационное поражение, но выжил. Позже на одежде и волосах пострадавших, а также в прилегающих помещениях были найдены стронций-91, барий-140 и лантан-140.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Кузнец

Реклама