Перейти к материалам
истории

На митинге в Москве силовики сбили дрон электронной пушкой и забрали его. Где теперь дрон — неясно Кто мог это сделать: расследование «Медузы»

Источник: Meduza
Сергей Савостьянов / ТАСС / Scanpix / LETA

10 августа примерно в 15:35 во время митинга на проспекте Сахарова в районе Орликова переулка Михаил Колибаба пытался запустить дрон модели DJI Mavic Pro 2. Он хотел снять панораму митинга от сцены. Примерно через полторы минуты Колибаба потерял связь с беспилотником. Еще через пару минут связь восстановилась, но Михаил не мог управлять аппаратом: «Я видел, как он медленно опускается и рывками пытается словно улететь, но все было тщетно. И дрон просто садился вниз, в огороженную полицией зону». По бортовому журналу дрона видно, что полет продолжался семь минут и одну секунду. 

Беспилотник Михаила не сломался — он был захвачен при помощи электронной пушки. И этот момент попал на видео, снятое оператором радио «Свобода».

«Задержание» дрона
Радио Свобода

Человек с электронной пушкой на видео представился Андреем Павловичем и сообщил Михаилу, что полеты в этом районе запрещены, потому что здесь — особая зона ФСО, и попросил регистрацию дрона и разрешение. У Михаила документов не было: «Разрешения и регистрации, конечно, у меня нет. Получить их — целая проблема. Я согласился с тем, что нарушил закон и осознанно шел на риск». Андрей Павлович позвонил кому-то и сообщил Михаилу, чтобы он искал дрон в ФСО в отделении «Бастион».

Во вторник, 13 августа, Михаил позвонил в Центр по связям с прессой и общественностью ФСО, где ему сказали, что их сотрудники не занимаются охраной объектов на проспекте Сахарова. К кому еще можно обратиться, в ФСО Михаилу не сказали. В ОВД полиции по Красносельскому району Михаилу тоже ничем помочь не смогли, предложив написать заявление. 

Так кто сбил дрон? И чем?

Человек в форме, который забрал дрон, посоветовал Колибабе «искать дрон в ФСО в отделении „Бастион“», но своего удостоверения не показал.

На сайте энтузиастов геральдики упоминается отряд Службы безопасности президента (СБП) «Бастион», который вошел в состав ФСО в 1996 году. Ранее СБП была подразделением ФСБ, рассказал «Медузе» ветеран спецслужбы. Собеседник не удивился бы их присутствию на митинге: «Все эти беспорядки и канители контролирует в том числе СБП, тем более что во время массовых беспорядков все это [поимка дрона] считается антитеррористической работой».

Однако нашивка на форме одного из сотрудников, поймавшего в воздухе дрон Михаила, не похожа на знаки различия отряда «Бастион».

Собеседник «Медузы» во внутренних войсках (в России именно они были привлечены к работе на митингах в соответствии с законом «О внутренних войсках МВД России» — до расформирования ВВ МВД в 2016 году) идентифицировал нашивку как эмблему Росгвардии: «Авиаотряд, ОМОН [Росгвардии] на транспорте». В авиаотрядах Росгвардии действительно носят именно такие нашивки. «Зачем Росгвардия представилась ФСО? Чтобы дрон вы дольше искали, например», — считает собеседник.

Оксана Баулина
Пресс-служба Южного округа войск национальной гвардии Российской Федерации

Другой источник «Медузы» считает, что задержавшие дрон сотрудники не относятся ни к ФСО, ни к Росгвардии — под формой омоновцев скрывались сотрудники ФСБ, утверждает ветеран этой службы.

Посмотрев видео задержания дрона, собеседник «Медузы» рассмеялся и рекомендовал «[в поисках дрона] писать в пресс-службу ФСБ». В задержании участвовали «эфэсбэшные технари», говорит собеседник: «Толковые ребята с бауманским образованием, которых прикомандировывают к разным подразделениям для обкатки новейших разработок. Могли и к Росгвардии в этот раз прикомандировать». В пресс-службе Росгвардии «Медузе» ответили, что такое техническое устройство у них на вооружении не стоит, а человек с фотографии не является их сотрудником.

Как выяснила в своем расследовании «Русская служба Би-би-си», «Бастионом» называется компания 23-летнего Бориса Королева, сына главы Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Сергея Королева. Полный тезка Бориса Королева в 2018 году выкупил участок в элитном коттеджном поселке, который раньше принадлежал Эльде Медоевой, дочери сотрудника управления ФСБ Северной Осетии Игоря Медоева и сестре Марата Медоева, помощника главы УФСБ по Москве и области. Семьи Королевых и Медоевых упоминались в расследовании «Медузы» о московском похоронном бизнесе.

Версию о ФСБ, говорит собеседник «Медузы», близкий к ведомству, подтверждает и то, что в руках у «омоновцев» оказалась не одна из известных электромагнитных пушек (свои разработки есть и у концерна «Автоматика», и у Минобороны), а «совершенно секретная предсерийка, которая пока даже никак не называется»: «Может быть, ее в руках [на видео] держит даже не оперативник, а инженер-производственник, которому интересно проверить, как она работает в условиях митинга». «Обычно проверяется дальность действия в рабочем диапазоне подавления, автономность действия, удобство использования», — отмечает военный эксперт, полковник запаса Виктор Мураховский.

Такие «пушки» с помощью электромагнитных импульсов глушат каналы управления беспилотником, чтобы устройство потеряло связь с оператором. Собеседник «Медузы» говорит, что на Сахарова использовали разработку конструкторского бюро «Аметист», которое специализируется на радиолокационных системах управления стрельбой корабельных артиллерийских комплексов. Электромагнитные «пушки» не упоминаются на сайте бюро. На момент выхода материала «Медузе» не удалось получить комментарий от КБ «Аметист».

Военный эксперт Виктор Мураховский не слышал о такой разработке КБ «Аметист». «Но это не значит, что они этим не занимаются, — продолжает собеседник. — Только ленивый сегодня не делает электромагнитные ружья. Каждому [разработчику] хочется получить бюджетные деньги, а борьба с беспилотниками [у силовиков] стала модной темой: дроны ведь используют массово и коммерческие организации, и физические лица, и, к сожалению, террористы — в Сирии, в Йемене. Я только российских разработчиков, которые предлагают такие изделия, знаю 20. 27 августа начнется МАКС [Международный авиакосмический салон] в Жуковском — я почему-то более чем уверен, что тоже будет куча стендов с подобными изделиями».

Стационарные и ручные устройства для подавления беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) — стремительно развивающийся рынок. Например, в серийное производство свою пушку для глушения дронов «Ступор» запустило ООО «Локационная мастерская», ее можно купить где-то за полмиллиона рублей. Активно такие системы закупают и государственные службы: например, в феврале 2019 года конкурс на закупку «системы защиты от беспилотных летательных аппаратов коммерческого типа, ввод в эксплуатацию и обучение сотрудников работе системы» на 9 с лишним миллионов рублей объявил полигон хранения токсичных отходов «Красный бор» под Санкт-Петербургом. Дочерняя компания «Ростеха» — концерн «Автоматика» закупает «средства воздействия на беспилотные летательные аппараты» на 7,8 миллиона рублей: пять переносных комплексов, три стационарных и четыре муляжа.

Выделить лучшую электромагнитную «пушку» на российском рынке сложно, считает Мураховский: «Они примерно все одинаковые — никаких секретов в конструкции там нет. Если появится острая необходимость, я такое могу дома у себя собрать. Устройство предельно простое: излучается электромагнитный импульс на частотах, на которых обычно управляются коммерческие беспилотники. Частоты эти известны: 2.4, 2.8, 5.8 ГГц. И идет подавление системы управления на этих частотах. А дрон, когда не получает управляющего сигнала, он либо опускается на землю, либо возвращается в точку старта». 

В понедельник, 19 августа, адвокат Михаила Колибабы из правозащитной группы «Агора» Станислав Селезнев подал в Следственный комитет заявление с просьбой проверить сотрудников авиаотряда Росгвардии на нарушение статьи УК РФ 286, часть 3 (превышение должностных полномочий с использованием специальных средств).

А что такое «зона ФСО»? И можно ли вообще в Москве запускать дроны?

Короткий ответ — нет, нельзя. Но «зона ФСО» тут ни при чем, в законе «О государственной охране» беспилотные летательные аппараты не упоминаются. Однако полеты любых воздушных судов в Москве внутри МКАД, включая беспилотные (даже авиамодели), запрещены приказом Минтранса России № 451 от 17 декабря 2018 года. Теоретически можно получить временное разрешение на управление беспилотником в воздушном пространстве Москвы, но это довольно хлопотная бюрократическая процедура. 

Но «зоны ФСО» в Москве тоже есть — это несколько сотен улиц и переулков, которые входят в число «особо охраняемых». В основном это те трассы, по которым проезжают правительственные кортежи и на которых находятся связанные с властью здания — в первую очередь Кремль, администрация президента, а также режимные объекты. Проспект академика Сахарова целиком входит в «зону ФСО», — вероятно, потому, что на нем когда-то располагалось ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации), впоследствии ставшее отделом спецсвязи ФСО. Дополнительных ограничений на полеты дронов в этих зонах не накладывается — потому что они и так запрещены по всей Москве. Просто больше вероятность, что ваш дрон собьет именно сотрудник ФСО — или тот, кто им представится.

Получается, любой дрон без лицензии могут сбить и конфисковать?

Михаил Колибаба действительно нарушил запрет на полеты в Москве, за что, по идее, мог бы получить штраф как физическое лицо от 30 до 50 тысяч рублей. Избежать этого можно было бы, если бы Михаил получил временное разрешение, в котором указаны конкретное время и маршрут предполагаемого полета. Но Михаила в нарушении правил полета никто не обвиняет, а если бы и обвиняли, просто так отнять у него дрон сотрудники что полиции, что любого другого ведомства, конечно, не могли.

Лишить любого гражданина имущества можно только на основании закона по строгой процедуре, но на Михаила не составляли протокол об административном правонарушении, акт изъятия дрона не оформлен — это должны были делать с понятыми или с видеозаписью.

Более того, пока у полиции, Росгвардии, ФСО или других силовых структур официально нет полномочий сбивать или уничтожать дроны. Законопроект, который позволит полиции сбивать беспилотники, прошел пока только первое чтение.

Еще, по словам Михаила, его просили показать не только разрешение на полет, но и регистрацию на дрон. Но обязательное лицензирование беспилотных аппаратов в силу еще не вступило. Процедура обязательной регистрации беспилотников должна начать применяться с 27 сентября 2019 года, как того требует постановление правительства.

Авторы: Лилия Яппарова, Андрей Серафимов

Редактор: Алексей Ковалев

Реклама