Перейти к материалам
истории

Накануне новых протестов в Москве власти заказали соцопросы про митинги. С откровенными манипуляциями в вопросах

Источник: Meduza
Кирилл Кудрявцев / AFP / Scanpix / LETA

В Москве после массовых гражданских акций проводят социологические опросы: их участников спрашивают, в частности, об отношении к выборам, протестам и действиям полиции. Один опрос 2 августа выпустил Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), и его результатами немедленно воспользовались провластные комментаторы — объявив, что россияне выступают против митингов и беспорядков и считают, что оппозиционных кандидатов сняли с выборов справедливо. «Медуза» объясняет, в чем проблема с этими опросами, — и рассказывает, кто, помимо ВЦИОМ, ими занимается.

Опрос ВЦИОМ: москвичи и россияне — за «жесткие меры»

В Москве с середины июля продолжаются протестные акции, на которых требуют зарегистрировать независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Последняя из них, прошедшая 27 июля, закончилась рекордным числом задержанных и возбуждением уголовного дела о массовых беспорядках. 

2 августа ВЦИОМ опубликовал опрос, посвященный этим событиям. По данным социологической службы, отказ в регистрации нескольких кандидатов «расколол москвичей» на большинство, поддержавшее снятие «ряда кандидатов», и меньшинство, которое призывает зарегистрировать всех. Жесткие действия властей, по результатам опроса ВЦИОМ, поддержали 61% москвичей и 69% россиян.

Телефонный опрос москвичей ВЦИОМ проводил 29 июля, респондентами были 800 жителей от 18 лет; всероссийский опрос — 30 июля среди 1600 человек.

Провластные комментаторы немедленно отреагировали на результаты опроса ВЦИОМ, представив их как однозначную общественную поддержку жестких разгонов митингов. В частности, обозреватель «Комсомольской правды» Александр Коц написал: «Чувствуется, завтра полиция опять не будет церемониться. Теперь за нее, помимо должностных инструкций, еще и вокс попули. Любопытно, что, по опросу ВЦИОМа, в целом по стране жесткие действия силовиков поддерживает больше народа, чем по Москве. Это к вопросу представительства оппозиции, которая возомнила себя спасительницей России, а Россия-то и не в курсе. Лупи майдаунов, как бы говорит Россия».

В чем проблема с опросом ВЦИОМ

Вопрос о недопуске оппозиционных кандидатов

Среди вопросов респондентам ВЦИОМ есть, например, такой: «Для участия в выборах в Мосгордуму кандидаты должны были собрать определенное количество подписей избирателей в свою поддержку. После проверки подписей Московская городская избирательная комиссия признала часть подписей недействительными. Недействительные подписи были выявлены у Геннадия и Дмитрия Гудковых, Ильи Яшина, Любови Соболь, некоторых других кандидатов. Одни считают, что избирательная комиссия в этой ситуации должна действовать в соответствии с законом и отказать в регистрации кандидатам, допустившим нарушения при сборе подписей. Другие считают, что, несмотря на нарушения, избирательная комиссия должна была зарегистрировать всех кандидатов. С какой точкой зрения вы в большей степени согласны?»

Ответы на этот вопрос распределились следующим образом:

  • Избирком должен был отказать в регистрации кандидатам, допустившим нарушения — 54%
  • Необходимо было зарегистрировать всех кандидатов, несмотря на нарушения — 29% 
  • Затрудняюсь ответить — 17%

Что не так с этим вопросом

Протесты последних двух недель в Москве происходят именно из-за того, что независимые кандидаты, в том числе Любовь Соболь и Илья Яшин, несогласны с решением Мосгоризбиркома об отбраковке их подписей. Кандидаты неоднократно предъявляли доказательства того, что подписи в их поддержку ставили реальные люди, приводили свидетельства этих людей — но в большинстве случаев они так и не были засчитаны комиссией.

Подписи массово отбраковывались по причине несоответствия базе данных ФМС — из-за ошибок при ручном вводе паспортных данных членами комиссий. Кроме того, подписи оппозиционных кандидатов отбраковывались и по техническим причинам: как отмечает член партии «Яблоко» Максим Кац, у кандидата от «Яблока» Анастасии Брюхановой, баллотирующейся по 42-му округу, отбраковали подписи всех, чьи номера паспорта начинались на ноль. 

В то же время Мосгоризбирком не нашел достаточного для снятия количества бракованных подписей у провластных кандидатов. Член президентского Совета по правам человека журналистка Екатерина Винокурова указывает, например, на заместителя председателя Мосгордумы единоросса Андрея Метельского (переизбирается на новый срок как самовыдвиженец): он вряд ли мог собрать нужное количество подписей в срок, поскольку не вел в своем 15-м избирательном округе вообще никакой кампании.

Несмотря на это, вопрос ВЦИОМ подразумевает, что все решения Мосгоризбиркома об отбраковке подписей оппозиционных кандидатов верны — и что избирательные комиссии действовали нейтрально, не давая преференций провластным кандидатам.

Вопрос о правомерности применения силы полицией

Еще один вопрос ВЦИОМ звучит так: «27 июля в Москве состоялась несанкционированная акция протеста. Вы согласны или не согласны с мнением, что в подобных ситуациях власть должна действовать в соответствии с законом, даже если приходится применять жесткие меры?» «Скорее согласен» на него ответили 61% москвичей и 69% россиян.

Что не так с этим вопросом

Вопрос не поясняет, что имеется в виду под «жесткими мерами». Участники митинга 27 июля при силовом разгоне получили травмы вплоть до госпитализации; среди пострадавших были в том числе журналисты, выполнявшие на акции свою работу. Соответствует ли закону, например, задержание дизайнера Константина Коновалова? Его поместили в автозак за пару часов до начала митинга, при этом Коновалову сломали ногу. Кроме того, несмотря на то, что Коновалов из-за своего задержания и госпитализации физически не мог участвовать в митинге, в пятницу 2 августа на него завели административное дело по статье 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Судя по вопросу ВЦИОМ, задержания и «жесткие меры» на митинге 27 июля были законными и оправданными — но это не так.

Социолог Юдин: «ВЦИОМ занимает сторону в конфликте»

Социолог Григорий Юдин на вопрос «Медузы», являются ли вопросы из исследования ВЦИОМа манипулятивными, ответил «безусловно»: «Ключевые вопросы заданы некорректно. Мы имеем дело с конфликтом, в котором идет борьба интерпретаций. Задача исследователя в такой ситуации — выяснить, какая интерпретация респонденту ближе, а не навязывать интерпретацию. ВЦИОМ считает, что в соответствии с законом комиссии должны были отказать в регистрации — а кандидаты считают, что в соответствии с законом их должны были зарегистрировать. Значит, ВЦИОМ занимает сторону в конфликте. ВЦИОМ считает, что в случае мирной демонстрации действовать в соответствии с законом — значит „принимать жесткие меры“, в то время как одна из сторон настаивает, что жесткие меры прямо противоречат закону и нарушают Конституцию. Опять же, ВЦИОМ занимает сторону в конфликте».

Кто еще проводит социологические опросы про протесты в Москве

В Москве провели еще несколько соцопросов на тему протестов, связанных с выборами в Мосгордуму. Об одном из них 31 июля рассказал правозащитный проект «Апология протеста». «Сообщают, что москвичам поступают звонки с номера +74992770738 и представляются „Независимой исследовательской компанией“ с целью проведения соцопроса, — написали в телеграм-канале проекта. — Среди вопросов есть и такие: „Знаете ли вы о протестных акциях, которые сейчас проходят из-за отказа в регистрации части кандидатов?“, „Как вы относитесь к таким акциям протеста?“, „Допускаете ли вы возможность принять участие в таких протестных акциях?“»

Среди тех, кому позвонили интервьюеры с этого номера, был корреспондент «Медиазоны» Дмитрий Швец, описавший у себя в фейсбуке диалог с оператором. Оператор в разговоре с журналистом не смог пояснить, кто заказал проведение опроса — и на кого он работает (аудиозапись беседы есть в распоряжении «Медузы»). На уточняющие вопросы Швеца интервьюер отвечал только: «Я простой оператор» и «Я не владею дополнительной информацией».

Несколько читателей «Медузы» рассказали, что 31 июля им также звонили с вопросами о выборах и протестах в Москве с этого номера. Одна девушка сообщила, что, как и в разговоре со Швецом, оператор не смогла сказать ей, кто именно проводит исследование (запись также есть в распоряжении редакции). «Независимый опрос, [проводит] социологическая компания, я просто оператор, я пока не в курсе», — ответила интервьюер девушке. На вопрос, как компания узнала телефонный номер респондента, оператор сказала, что номера респондентов подбирает «компьютерная программа случайным образом».

В базе данных «Неберитрубку» номер +74992770738 собрал больше сотни отрицательных оценок. Пользователи пишут, что с него им часто звонят для проведения соцопросов, география исследований — от Москвы до Пермского края и Чувашии. Звонят с номера как минимум последние два года; вопросы, как правило, касаются работы местной власти, а также выборов и участия в митингах (некоторые, впрочем, отмечали, что после разговора с этим абонентом у них со счета пропадали деньги). 1 августа на «Неберитрубку» появились отзывы о свежем соцопросе про протестные акции; их авторы отмечают, что интервьюеры также не могли сказать, чье это исследование. «Медузе» дозвониться по этому номеру не удалось — звонки сбрасывали.

В приложении Getcontact (позволяет смотреть, как записаны номера телефонов у других пользователей) номер +74992770738 имеет почти 80 тегов. Среди них, например: «Опрос департамента транспорта», «Опрос московского транспорта», «Опрос про депутатов», а также «Мошенники», «Транспорт Жулики Москва», «Не брать» и прочие в таком духе. 

Единственное конкретное название среди десятков этих тегов — Sis Corp. Возможно, имеется в виду ООО «Эс Ай Эс Корпорейшен», зарегистрированная в Перми и регулярно делающая опросы для различных органов власти: только в 2019 году «Эс Ай Эс» заключила контрактов на 24 с лишним миллиона рублей с подрядчиками, среди которых есть аппарат Госдумы и московское казенное учреждение «Оператор перевозок». Генеральный директор «Эс Ай Эс» Анна Ферштейн отказалась ответить на вопрос «Медузы», проводит ли компания социологический опрос о протестах в Москве, сославшись на соглашение о неразглашении. Ферштейн также не ответила на вопрос, принадлежит ли компании номер +74992770738, с которого поступали звонки многим респондентам. 

Журналист Дмитрий Швец пишет, что «номер [+74992770738] гуглится» и ведет к «Независимой социологической компании». На сайте «Базаномеров» автор отзыва, написанного на номер +74992770738 в феврале 2018 года, также упоминает, что интервьюер после расспросов «недовольно» ответила респонденту, что опрос проводит «Независимая социологическая компания, НСК-корпорейшн».

Согласно базе данных СПАРК, ООО «Независимая социологическая компания» зарегистрирована в Москве. Ее руководитель Алексей Фирсов еще недавно работал директором по коммуникациям ВЦИОМ, после чего перешел на работу на схожую должность в «Роснано». «НСК» на 99% принадлежит центру социального проектирования «Платформа». Руководитель направления социологических исследований «Платформы» Мария Макушева сообщила «Медузе», что центр не проводит никаких исследований о протестах в столице. С Алексеем Фирсовым «Медузе» связаться не удалось.

Звонки с одного и того же номера от разных компаний Макушева объясняет так: «Все ведущие исследовательские компании часто пользуются одними и теми же подрядчиками, одними и теми же кол-центрами. И мы, и ВЦИОМ, и ФОМ [Фонд „Общественное мнение“] могут обратиться в один и тот же профессиональный кол-центр. Тут номер телефона ни о чем не говорит. Точно так же любая компания может арендовать одну и ту же площадь для проведения фокус-групп в городе. Это просто ресурс». При этом, говорит Макушева, оператор обязан сообщить респонденту, от чьего имени проводится опрос: «В опросах профессиональных компаний не работают „просто операторы“. Это всегда люди, которые получили какую-то подготовку как интервьюеры. Они понимают, в каком процессе они участвуют. В инструкции описаны цели, задачи проекта и его заказчик. Все центры, которые работают по стандартам — это все крупные федеральные компании и большинство известных мне региональных, — обязаны называть заказчика исследования, когда звонят респонденту».

Кроме того, читатели рассказали «Медузе», что с вопросами о выборах и протестах им звонили еще минимум с одного номера: +74993009727. В отличие от звонков с предыдущего номера, тут интервьюеры сообщали респондентам о том, кто проводит опрос, — агентство маркетинговых исследований FDF Group. По номеру отвечает автоответчик, также сообщающий, что абонент позвонил в FDF Group.

Компании, входящие в FDF Group, ранее проводили исследования общественного мнения. В июне и августе 2014 года, накануне предыдущих выборов в Мосгордуму, ООО «ФДФ-МИ» заключило три контракта с префектурой Северо-Восточного округа Москвы на общую сумму почти 9,6 миллиона рублей. Компания «АМИ Группа ФДФ», в свою очередь, в 2015 году сотрудничала с ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» и провела опрос, чтобы изучить транспортную ситуацию в рабочем поселке Новоивановское Одинцовского района.

Гендиректор агентства Сергей Гнедков подтвердил, что 31 июля компания проводила полевую часть опроса о протестных настроениях в Москве. При этом первый номер, +74992770738, по словам Гнедкова, не связан с FDF Group. «Медуза» показала ему часть вопросов, которые задавали анонимные интервьюеры, и Гнедков ответил, что формулировки не совпадают с теми, что использовала в опросах его компания, — а вопросы ВЦИОМ «еще какие манипулятивные». Он предположил, что 31 июля проводилось несколько опросов на одну тему. Уточнить заказчика, цель, сроки проведения и другие детали своего исследования Гнедков отказался, сославшись на документ о неразглашении.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александр Ибрагимов, Андрей Серафимов

Реклама