Перейти к материалам
Старт миссии «Аполлон-11». 16 июля 1969 года
истории

«А зачем иначе нужно было сажать их в ракету?» Интервью проектировщика двигателей «Аполлона-11» Ричарда Вайса, который отправил людей на Луну и видел, что они действительно на нее полетели

Источник: Meduza
Старт миссии «Аполлон-11». 16 июля 1969 года
Старт миссии «Аполлон-11». 16 июля 1969 года
NASA

20 июля исполняется 50 лет исторической миссии «Аполлон-11», которая закончилась высадкой первых астронавтов на Луне. Имена Базза Олдрина и Нила Армстронга сегодня известны каждому, но мало кто вспоминает про сотни специалистов, работавших в космических центрах имени Кеннеди во Флориде и Джонсона в Хьюстоне. Однако именно благодаря этим людям человечество смогло сделать тот самый «огромный шаг». По случаю юбилея канал Discovery Channel покажет документальный фильм «Аполлон: найденные видео» с обнаруженными недавно архивными кадрами подготовки и запуска миссии, а также интервью с ее участниками. «Медуза» поговорила с инженером-проектировщиком силовых установок «Аполлона-11» Ричардом Вайсом о том, что из технологий тех лет пригодилось нам в настоящем и еще пригодится в будущем. И о чем стоит рассказывать людям, которые до сих пор не верят в высадку американцев на Луну.

— Тогда, в 1960–70-х годах, насколько вы были осведомлены о советской программе освоения космоса? Про Сергея Королева слышали?

— Никаких подробностей мы не знали — что в 60-х, что в 70-х. Единственное, что мы знали про Королева, — это то, что он умер где-то в 1966 году. Точно не помню. По крайней мере мы, сотрудники Космического центра Кеннеди, были разве что в курсе, что мы участвуем в гонке до Луны. Что-то мы слышали в общих чертах о том, что [в СССР] что-то готовится, но подробностей не знали. Мы были в большом восторге от Юрия Гагарина и всего, что с ним произошло. Благодаря ему мы знали, насколько высока конкуренция, и это придавало нам дополнительный импульс работать еще усерднее. Но, помимо этого, о советской космической программе нам трудно было что-то узнать. Зато сегодня у меня есть друзья, вместе с которыми мы работали над программой шаттлов, и они ездили в Россию. Так что теперь общение между нашими странами стало гораздо проще.

 — Что из технологий и методик, отработанных на ранних миссиях «Аполлон», включая «Аполлон-11», могло бы пригодиться и сегодня? 

— Работоспособной техники, конечно, не осталось. Остались чертежи и схемы, правда, технологии по большей части устарели — однако методы и процедуры еще вполне актуальны. Конечно, если бы мы могли отправиться назад во времени, мы бы построили более эффективные двигатели и средства доставки [на орбиту]. Но какие-то процедурные вещи, разработанные в то время, вполне применимы и сегодня. Это ведь просто законы физики, их не поменяешь. Например, невозможно добиться более чем идеального баланса воздушно-топливной смеси, которая сгорает в двигателе.

Но мы многому научились. Мы поняли важность аварийного планирования, — возможно, это самые сложные уроки, которые нам пришлось выучить на собственных ошибках. Находя ошибки в процедурах, мы понимали, что нужны не только новые процедуры, но и запасные варианты. Так что это все пригодилось.

Одна из самых важных вещей, которые мы поняли в процессе работы, — невозможно предусмотреть абсолютно любое развитие событий. Поэтому нужно обеспечить максимальное количество запасных вариантов, на которые можно опереться, если что-то идет не так. Например, во время запуска «Аполлона-13» случилось множество неполадок, а запасного плана не было, поэтому сочинять его пришлось на ходу. В таких вещах, как и при строительстве самолета, хочется без сюрпризов. Ты знаешь, как работает каждый агрегат и в каких условиях, и планируешь соответственно. И на случай отказа тоже нужен план. Если один агрегат отказывает, должен заработать запасной. А если и второй откажет, нужен третий запасной и так далее. Но у такого планирования есть экономический предел, и это тоже нужно учитывать. 

Итого, сможем ли мы пользоваться процедурами прошлых запусков? Да, думаю, многие из них вполне применимы. Как и технологии. Техника, конечно, устарела — то есть ее можно и воссоздать, но это будет не очень эффективно. Мы можем построить копию «Сатурна-5», но это не лучший выход. Надеюсь, мы за прошедшие 50 лет значительно поумнели. 

Подготовка двигателей F-1 ракеты-носителя «Сатурн-5». Февраль 1969 года
NASA

— А что было самое сложное в разработке двигателя для «Сатурна-5» и насколько эти разработки пригодились при построении двигателей для шаттла?

— Я не так уж много работал над разработкой двигателя F-1, который стоял на «Сатурне-5», но мы поняли, что его поведение весьма типично для любых ракетных двигателей. Моей задачей была подготовка к запуску, и этот опыт нам сильно пригодился при разработке основных двигателей шаттла. Многие наработки удалось буквально скопировать. Не один к одному, конечно, но в каких-то критических моментах предыдущий опыт очень пригодился. Смотрите, двигатель можно запустить на стенде, он будет работать. Но совсем другое дело — запустить его со стартовой площадки, заставить работать в сборке со всем остальным оборудованием, с топливной нагрузкой и всем прочим, чтобы все это работало вместе. И, конечно, этот опыт нам очень пригодился во время работы над основным двигателем шаттла. 

Разница была в том, что F-1 мог работать и без компьютера. Запустил его — и он работает, пока топливо не кончится. С двигателями шаттла так бы не получилось. Они были управляемыми, то есть у них была регулируемая тяга. А у F-1 регулируемой тяги не было. Поэтому главному двигателю шаттла нужен компьютер, чтобы следить за всеми процессами, о которых раньше беспокоиться не приходилось.

На разработку основного двигателя для шаттла у нас ушло десять лет, а на двигатель F-1 — всего семь или восемь. Когда мы запускали «Сатурн-5», компьютеров почти не было. Сейчас говорят, что айфон гораздо мощнее самого мощного компьютера, которые тогда существовали, и наверняка так оно и есть.

В Космическом центре Кеннеди вычислительные мощности были небольшие. Вот вам пример: за 3 минуты 12 секунд до запуска нам нужно было запустить так называемую программу предпусковых операций. Запускаешь ее, а дальше это примерно как игра на пианино: она выплевывает команду, сигнал идет по медному проводу, команда выполняется. Этот компьютер вообще ни к чему не подключался. А с шаттлом было уже иначе. Там работала уже целая компьютерная система контроля запуска. Поэтому многие методики и устарели, просто потому что обычный телефон основан на гораздо более продвинутых технологиях. Так что да, шаг вперед сделан огромный.

Центр управления полетами НАСА во время предстартового отсчета миссии «Аполлон-11». Июль 1969 года
NASA

— А какие технологии, использованные при высадке на Луну, могут еще пригодиться на Земле?

— Да многие технологии, отработанные во время программы освоения космоса, выросли в нечто, что может быть использовано и на Земле. Например, большие дроны, которые могут выполнять те же задачи, которые выполняли луноходы. Они еще автономны, то есть они еще не способны взять на борт человека, но, думаю, до разработки дронов такого размера осталось недолго, еще пара лет. Это не те же самые технологии, которые использовались в космосе — мы ведь на Земле в своей атмосфере и условиях земного притяжения и аэродинамики, — но они схожи. Опять-таки, не стоит забывать, как далеко вперед ушли технологии. Ведь высадка на Луну произошла в тот же год, что и первый полет «Боинга-747». Примерно тогда же появились первые сверхзвуковые самолеты. И посмотрите, как далеко мы ушли с тех пор. За 50 лет мы сильно поумнели, все человечество. 

— Есть ли сейчас вообще практический смысл в освоении Луны? 

— Тут я могу предложить разве что свои догадки, но я думаю, что все возможно. Во-первых, лунная база может пригодиться как промежуточная остановка на пути к Марсу. Кроме того, лунная сила притяжения может быть полезна для более точной разработки каких-то технологий, например лекарств. Пока что единственная преграда на пути к колонизации Луны — это наш собственный разум. Но человеческое любопытство рано или поздно приведет нас к этому. Думаю, колонизация Луны произойдет раньше, чем мы доберемся до Марса. Но это я сейчас, в 2019 году, говорю. А в 2099 году, наверное, кто-нибудь скажет — глупые людишки, как же они сразу не додумались до того-то и того-то.

— Вам наверняка приходилось сталкиваться с людьми, которые не верят в высадку человека на Луну. Как человек, который к этому имеет прямое отношение, удавалось ли вам найти аргументы, чтобы их переубедить? Такое вообще возможно?

— Я вам расскажу такую историю. Кажется, это было во время запуска «Аполлона-12» или «Аполлона-14», точно не помню. В какой-то момент я выполнял задачу корректировщика. У нас было три наблюдательных пункта — по два человека на каждом пункте, — и мы были на прямой связи с экипажем на случай аварийного прекращения запуска. И у нас был телескоп с 300-кратным увеличением, в который мы постоянно наблюдали за посадкой экипажа, чтобы удостовериться, что все проходит в штатном режиме, вплоть до самого запуска. 

И вот я смотрю в телескоп, как члены экипажа идут по поворотному рычагу пусковой вышки и заходят в капсулу. Я видел, как они зашли внутрь, но не видел, чтобы они выходили. Я знаю, что все это время они находились внутри космического корабля. Теоретически, конечно, они могли бы тихо вылезти обратно и спрятаться в поворотном рычаге, но тогда бы их сожгли сопла двигателей взлетающей ракеты. Но нет, конечно, экипаж был в капсуле, тут нет других вариантов.

Базз Олдрин и Нил Армстронг идут к капсуле «Аполлона-11». 16 июля 1969 года
NASA

Но были ли они на самом деле на Луне? А зачем иначе нам нужно было сажать их в ракету, рисковать их жизнями — просто чтобы облететь вокруг Земли и вернуться? Но мы же знаем, что они там были, у нас есть фотографии полета. У меня нет другого выхода, кроме как верить, что они прошли этот путь до конца. И я это знаю не по чьим-то рассказам — я собственными глазами видел, как экипаж заходит в капсулу.

Фильм «Аполлон: найденные видео» выйдет в эфир Discovery Channel 21 июля в 22:00. 

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Алексей Ковалев

Реклама