Перейти к материалам
истории

Почему мы готовы бесконечно себя винить, если что-то сделали не так Фрагмент книги психотерапевта Екатерины Сигитовой «Рецепт счастья»

Источник: Meduza
Megan te Boekhorst / Unsplash

В конце июля в издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга психотерапевта Екатерины Сигитовой «Рецепт счастья. Принимайте себя три раза в день». С разрешения издательства «Медуза» публикует фрагмент книги о том, почему мы считаем, что должны делать только лучший выбор и не имеем права на выбор с неожиданными плохими последствиями.

Когда я обдумываю какие-то тексты, я обычно начинаю с Google — чтобы не повторяться и чтобы понять, так сказать, атмосферу по этой теме. О чем вообще пишут, когда хотят что-то такое написать.

Так вот в этот раз я обдумывала главу о принятии своего характера, своих выборов, своего прошлого, возможностей и ограничений, ошибок и изъянов и т. д. Погуглила. И вот что там нашла (примерно 75% текстов — такие или точно такие):

Ваши ошибки и проблемы — это то, что есть. Уж как есть. Принимайте себя как есть, и поймите, что ошибки — это часть вас. Если вы не можете их изменить, примите их — ведь это единственный оставшийся у вас вариант для того, чтобы по-настоящему полюбить себя. Ваши ошибки делают вас теми, кто вы есть, так что присвойте их! 

После этого стало немного понятнее, почему в 2019 году при сотнях тысяч коучей, психологов, авторов и при миллиардах созданных ими продуктов принятие себя у нас все еще является недостижимой целью. Да потому что, видимо, даже те из них, кто что-то понимает, не могут это описать так, чтобы другие тоже что-то уяснили. И мало кто вообще пытается деконструировать алгоритм «принимайте себя как есть», разобрать его на кусочки и пошагово провести по нему людей, которые сами пройти по нему не могут — иначе бы давно прошли. Поэтому рождаются такие вот тексты в стиле «Мыши, просто станьте ежиками!».

Если честно, я не знаю, получится ли у меня прямо вот провести вас по шагам и привести в точку принятия, но такого, как абзацем выше, я писать в этой главе точно не буду. Я гораздо обстоятельнее и зануднее и обычно объясняю буквально все, даже слишком многое. И никогда не прибегаю к конструкциям типа «Просто поймите, что…», отдавая себе отчет, что все, кто мог «просто понять», уже давно просто поняли.

Будем считать, что в этом случае это плюс 🙂.

Из чего состоит принятие себя как человека?

А состоит оно вот из чего:

  • Принятие своего характера вместе со всеми его сторонами — приятными и неприятными, хорошими и плохими, полезными и вредными.
  • Принятие своего прошлого и своих выборов, а также их последствий.
  • Принятие своих возможностей и ограничений, своей динамики — то есть того, как вы движетесь по жизни, что вам свойственно в процессе движения, какие у вас есть жизненные «привычки», темп и всякое прочее.
  • Принятие своих отличий, несовершенств, слабостей и уязвимостей.

Не так уж много, не так уж мало. Итогом принятия всего этого становится некий многоцветный, живой и меняющийся пазл, который и будет вами, с человеческой точки зрения. Чувство, которое является маркером принятия и гармонии, можно описать так: при внутреннем взгляде на этот пазл, на себя в целом вы будете в основном довольны и спокойны. Необязательно безудержно счастливы — но довольны и спокойны. Да, это возможно.

Иногда примириться с некоторыми эпизодами из своего прошлого и с тем, какие выборы мы делали в какие-то моменты, не просто трудно, а практически невозможно. Мучительно бывает даже думать об этом. Мучительно настолько, что иногда милосердная память просто выщелкивает эти кусочки из архива воспоминаний, чтобы они не погружали нас каждый раз в пучину стыда, вины, отчаяния и непоправимости.

Почему так?

О, это длинная история. И начинается она там, где нас впервые обучают принятию решений — обучают как могут, понятное дело.

Обучение принятию выборов

Занимаются этим обычно семья и общество. Как правило, в таком обучении, которое начинается в довольно раннем детстве — уже в 2–3 года, неотъемлемо присутствуют три компонента:

  1. У любого выбора есть последствия. Надо быть мудрее, принимать правильные решения и не совершать ошибок. Правильные решения изменят твою жизнь к лучшему.
  2. У любого выбора есть последствия. Надо быть мудрее и принимать правильные решения. Неправильные решения могут сломать тебе жизнь.
  3. Приняли неправильное решение — надо быть мудрее и брать за него ответственность. За его последствия тоже.

Понимаете идею, да? Существуют правильные решения и выборы и неправильные решения и выборы. Существуют хорошие последствия и плохие. Надо всегда выбирать только правильное и хорошее, так делают все мудрые люди. Будьте мудрыми — это хорошо и правильно. Не будьте немудрыми — это приведет вас к плохим последствиям, за которые вы должны безоговорочно принять ответственность. Сами ж решение-то приняли, никто не заставлял.

Вообще ни разу не слышала от людей нашего поколения, чтобы хоть кому-то достаточно внятно объяснили, что на самом деле все совсем не так. Да, обществу и родителям удобнее именно так, потому что так проще управлять людьми. Но более естественно заходить не с того конца, не со стороны правильности, неправильности и страшных последствий.

Та схема, которая описана выше и которую большинство из нас как следует пропахали собственным лбом, вроде бы ставит хорошую цель — научить мудрости и правильным выборам. Но разве не более естественно сначала овладеть принятием решений вообще? Попробовать то и это, понять, что правильное, а что нет, желательно не в атмосфере отрицания возможности любых ошибок. И в процессе этого понимания и научения можно принимать любые решения и делать любые выборы, совершать ошибки, лажать, тупить и буксовать. Как все, кто обучается. Это первый момент.

Второй момент, который нам ловко не объясняют, — это то, что правильный выбор не точка на карте, а уравнение со множеством переменных. 

Например, для правильного выбора нужно понимать момент, в который надо его сделать. Для правильного выбора нужно обладать полной информацией. Также для правильного выбора нужно, чтобы голова работала достаточно хорошо и не была затуманена усталостью, гормонами, какими-нибудь внешними веществами и всем чем угодно. Еще для правильного выбора нужны способность и мотивация в конкретном случае принять решение, то есть что-то изменить, а не оставить как есть, на самотеке. И, наконец, нужно обладать ресурсами для принятия решения — быть активным и свободным субъектом ситуации, который реально чем-то распоряжается, а не находится под влиянием и давлением.

Это только краткий список переменных, которые влияют на результат уравнения!

«И страшно оборачиваться назад и „оценивать“ выборы. Большинство выборов кажется случайным вариантом множества „обстоятельств“. И как будто даже нет каких-то конкретных больших фейлов (или я их не вижу), но глобально ощущение, что везде не до конца я была собой, везде чуть-чуть не договаривала, не дожимала, не сопротивлялась, не шла до конца. Вот это ощущение „недо“ оно все время фоном».

«О, иногда мне кажется, что в моем прошлом только упущенные возможности и больше ничего». 

Понятно, что любой человек, имеющий сложности или объективные обстоятельства по любому из этих пунктов, а также любой человек, только учащийся выбирать, рискуют принять не то решение (сделать не тот выбор), которое станет для него/нее оптимальным, а какое-нибудь другое. И это будет совершенно нормально, потому что иначе бы и начальный расклад был совсем иной. Необязательно это будет хорошо — потому что у плохих выборов могут быть разные последствия. Но для процесса в целом — нормально. Ошибки — это вообще-то признак движения вперед.

Но у нас-то все не так, все не так, как надо. Поэтому в теме принятия решений после неправильного, плохого выбора нас настигают четыре всадника Апокалипсиса:

  • Раньше_надо_было_думать.
  • Сам (а)_виноват (а).
  • Ну_что_же_ты_так.
  • Все_пропало.

Четыре всадника Апокалипсиса

Иногда эти всадники появляются в виде «голосов в голове» — маминых, бабушкиных или коллективно-общественных. Иногда это вполне реальные фразы от вполне реальных людей из нашего окружения. Иногда мы думаем так сами, оно идет изнутри! И во всех этих случаях, конечно, невероятно трудно, потому что каждый всадник несет с собой эмоции огромной силы.

  • Раньше_надо_было_думать — бессилие
  • Сам (а)_виноват (а) — вина
  • Ну_что_же_ты_так — стыд
  • Все_пропало — отчаяние

Сами по себе эти эмоции не патология, они могут возникать естественным путем в соответствующих обстоятельствах. Но в этом случае появляется то, что разные люди называют «токсической» или «невротической» эмоцией, — когда эмоциональная реакция резко непропорциональна источнику и в принципе не может быть разрешена нормальным способом.

Один из моих любимых примеров на эту тему — представьте, что пятилетнему ребенку сказали разгрузить вагон с железом. Сможет ли он это сделать? Нет, конечно. Будет ли он испытывать стыд, вину, бессилие и отчаяние? Будет, если его станут стыдить, обвинять, упирать на непоправимость произошедшего и на то, что от этого возник какой-то ущерб. Адекватно ли это? Мы все понимаем, что нет. Но это мы понимаем про абстрактного ребенка и абстрактный вагон железа. Когда же речь заходит о наших собственных вагонах железа вроде принятия не вполне правильных решений по конкретным причинам, мы искренне чувствуем себя этими самыми пятилетними детьми, которые, может, на каком-то уровне и догадываются, что с ними все в порядке, но чувствуют все равно то же самое.

Конечно, это все не наша вина, а наша беда. Но разбираться, к сожалению, с этой бедой и с этими всадниками тоже нам.

Поразбираемся немного?

Какое сообщение несет каждый из этих всадников?

Раньше_надо_ было_думать: «Нужно всегда учитывать все возможные и невозможные факторы, а если почему-либо не получилось — включить машину времени, вернуться и учесть. Нет машины времени? Ваши проблемы, мучайтесь».

Сам (а)_виноват (а): «Стало плохо? А потому что надо было делать хороший выбор. В ином случае за все последствия ответственен человек, принявший решение, независимо от обстоятельств, и не просто ответственен, а так ему/ей и надо, ибо нефиг».

Ну_что_же_ты_так: «Недопустимо и неприлично быть такими людьми, которые делают плохие выборы, ошибаются и принимают не те решения. Ай-яй-яй. Срочно станьте другими. Не можете? Тогда исчезните, вы недостойны быть».

Все_пропало: «Ущерб, который возник от ваших действий и решений, абсолютно непоправим, не может быть скомпенсирован и останется навечно черным пятном у вас на лбу. Ах, это касается еще и других людей? Вы сломали им жизнь! Только так, и никак иначе».

Если честно, даже писать это было жутковато, хотя я, как и почти любой человек, воспитанный в русской культуре, достаточно легко могу «включить» у себя этот внутренний голос, который произносит бесконечные пассивно-агрессивные монологи.

Почему это так больно, почему оно откликается внутри и резонирует? Ведь, если бы не откликалось, мы бы могли чувствовать себя увереннее.

Во-первых, потому, что именно эти четыре эмоции очень трудно выдерживать, даже когда они адекватны причине. У нас (я имею в виду современный мир) сейчас так все вокруг устроено, что мы с этими эмоциями сталкиваемся нечасто и всеми силами их избегаем. Еще бы! Поэтому эмоциональный «контейнер», который под эту конкретную эмоцию в нас заложен, не так хорошо работает и быстро переполняется. Добавьте к этому отрыжку советско-российского воспитания, выражаемую в том, что доза стыда, вины и бессилия, которую большинство уже получили в жизни, делает нас в буквальном смысле «аллергиками» на малейшие признаки этих чувств. Это снова приводит к избеганию, которое еще больше ослабляет «контейнер», и далее по принципу замкнутого круга.

Бессилие — это ощущение невозможности что-либо изменить собственными действиями, связанное с общей плохостью ситуации или угрозой негативных последствий. В бессилии совсем нет энергии, оно сравнимо с чувством севшей батарейки и опустившихся от отсутствия сил рук.

Вина — это негативная моральная оценка своего поведения и ощущение ущерба от него. В чувстве вины много энергии, но она вся направлена на самоуничижение, внутрь себя и, подобно топливу, сжигает все, что там найдет.

Стыд — это глубинное ощущение собственной неправильности и неприемлемости, настолько дискомфортное, что хочется исчезнуть, раствориться в воздухе, перестать существовать. В стыде тоже достаточно энергии, но она малопригодна к какому-либо положительному использованию, так как уходит на переваривание почти физического дискомфорта от ощущения неправильности.

Отчаяние — это острое и болезненное переживание потери надежды, при этом эта потеря скорее ощущается как вероятная, а не окончательная — иначе бы запустился процесс горевания. Как правило, в отчаянии много энергии, так много, что можно на нем свернуть горы, но для этого необходимо эту энергию перенаправить на действия, а не на переживание невыносимости вперемешку с биением головой о стену.

Во-вторых, эти эмоции усиливаются во много раз, если на них наслаиваются личные триггеры. Это события-раздражители, те, что вызывают в нас немедленную бурную реакцию. Обычно все они родом из прошлого и означают либо непроработанную (микро)травму, либо негативный опыт. Например, вы не переносите двойных сообщений. Или у вас «падает забрало», когда на вас кричат. Или вас буквально подбрасывает, когда другие перебивают и не дают договорить. Или вы дергаетесь, когда вас трогают без спроса. Или вы мгновенно приходите в ярость от намека, что вы плохая мать. И так далее. Триггер — это всегда портал в кусочек живой прошлой боли, и результат на уровне вашего поведения — соответствующий.

«Не могу смириться с тем, что потеряла напрасно столько времени… Я чувствую себя сколько-то живой примерно последние пару лет, до этого лет 8, наверное, меня как будто не было. Точнее, все это время схлопнуто в моих воспоминаниях в несколько эпизодов, мне нужно напрячься, чтобы вспомнить, что что-то вообще происходило. А если вспоминать детально, то кажется, будто все это было не со мной».

«Я упустила кучу шансов, не добилась ничего из-за лени и неуверенности в себе. Из-за этого же вся жизнь прошла и проходит мимо. Я верю, что начать что-то делать никогда не поздно. Но только вот я не начинаю. Это больно осознавать. И невыносимо больно слышать (если иногда проболтаешься на эту тему подругам): „Значит не так уж ты и хочешь. Значит тебе не надо“. Блин! Да надо мне, хочу я».

«До сих пор не могу принять и простить себя, что некоторое время жила с абьюзером, еле унесла ноги, а через несколько лет вписалась в такого же. Настолько ненавижу этот эпизод, что полностью вытеснила его из памяти, не могу вспомнить ничего. Понимаю умом сейчас, что все, что я упустила в учебе, в карьере, в личной жизни — результат насилия и не выдержавшей его психики. Но теперь время не вернуть и прошлое не исправить. Постоянно, в мелочах кажется ПОТОМ, что можно было сделать лучше ТОГДА: джинсы лучшие вижу, когда уже купила, выйду гулять и думаю — надо было раньше выйти. Совершенно невыносимо бывает от себя».

Свой список триггеров вы наверняка прекрасно знаете: от чего вы чувствуете вину, стыд, отчаяние и бессилие гораздо сильнее, чем обычно.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама