Перейти к материалам
разбор

Почему в католической церкви распространены сексуальные преступления против детей? Как Ватикан с этим борется?

Meduza
Во время встречи католических священнослужителей в Риме прошел «Марш нулевой терпимости». Надписи на плакатах: «Ватикан замалчивает сексуальное насилие» и «Хватит!»
Во время встречи католических священнослужителей в Риме прошел «Марш нулевой терпимости». Надписи на плакатах: «Ватикан замалчивает сексуальное насилие» и «Хватит!»
Riccardo Antimiani / EPA / Scanpix / LETA

24 февраля в Ватикане завершилась встреча католических клириков, посвященная защите несовершеннолетних в церкви. На ней обсуждались сексуальные преступления духовенства в отношении детей. Встреча длилась три дня, собрала 190 священнослужителей из 130 стран и стала первым мероприятием такого рода, организованным католической церковью. Событие, о котором много писали заранее, закончилось довольно общим заявлением папы римского Франциска. Тема насилия со стороны католических священников появляется в новостях так часто, что порой сложно оценить общую картину; «Медуза» попросила рассказать об этой проблеме религиоведа, научного сотрудника Института философии РАН Алексея Зыгмонта.

Кто чаще всего становится жертвой насилия в церкви?

Чаще всего говорят о действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних, но это не всегда педофилия: примерно в половине случаев речь идет об эфебофилии — в данном случае об абьюзе подростков 11-15 лет. Содержание преступлений варьируется от «недопустимого поведения» до систематических изнасилований. Около трех четвертей жертв — мужского пола. Большинство насильников — мужчины, но есть и женщины. Судя по рассказам жертв, священники часто убеждали их вступить в сексуальную связь, прибегая к своему духовному авторитету или просто пользуясь ситуацией — например, уединением во время исповеди. К примеру, священнослужитель мог сказать, что он — «воплощение бога на земле», что его действия жертве «во благо» и так далее.

Случаев преступлений в отношении взрослых известно намного меньше. Примерно в половине эпизодов это были единичные акты насилия, но случались также и «отношения», которые могли длиться годами. Так, одна из жертв рассказывала о таких «отношениях» с католическим священником, которые начались, когда ей было пятнадцать, продолжались восемь лет, и за это время она сделала три аборта. Однако это — кейс достаточно радикальный. Как показала практика, иногда абьюз может выглядеть как гомосексуальное ухаживание в течение нескольких месяцев или даже лет — например, когда священник был учителем жертвы в средней школе. 

Еще одна проблема — домогательства священников к монахиням. До недавнего скандала, когда ее наличие впервые признал папа Франциск, эта проблема почти не обсуждалась. 

Насилие в католической церкви — это новая проблема или о ней просто недавно заговорили? Каковы ее масштабы?

Сама проблема — совершенно не новая, о «содомии» среди духовенства писали еще в XI веке. В нынешней формулировке, то есть когда мы говорим о сексуальном насилии над несовершеннолетними, раньше 1930-х она почти не отслеживается. Заговорили об абьюзе в католической церкви с конца 1980-х — начала 1990-х, когда об этом начали писать СМИ в Канаде, США и Австралии, а затем в Европе и Латинской Америке.

В отдельно взятой стране количество жертв может исчисляться тысячами. За 1990-е и 2000-е годы одни лишь американские епархии по решению судов были вынуждены выплатить в сумме около 1,2 миллиарда долларов компенсаций морального ущерба более чем полутора тысячам жертв. 

Акция протеста против кардинала Бернадра Лоу во время скандала в Бостонской митрополии. Лоу обвиняли в замалчивании сексуальных преступлений со стороны духовенства.
Darren McCollester / Getty Images

Основная сложность здесь — даже не в том, что из-за авторитета священника жертва может умолчать о факте насилия, а в том, что епископы покрывают преступления священников, а их самих в течение долгого времени покрывал Святой Престол. Еще больше ситуация усугубляется тем, что довольно часто насильникам удавалось заранее «договориться» с жертвами при помощи денег. В своем выступлении на нынешней встрече немецкий кардинал Райнхард Маркс заявил, что в целом ряде случаев Ватикан либо не начинал расследований по делам о сексуальном насилии, либо даже уничтожал документы.

Проблема больше распространена в странах «третьего мира»? Или в США и Европе она настолько же серьезна? 

Видимо, она распространена одинаково, просто о США и Европе мы знаем намного больше: здесь есть СМИ, проводятся официальные расследования (в некоторых странах государственные комиссии действуют на постоянной основе — например, в Ирландии), заводятся дела. Количество сообщений о случаях сексуального насилия зависят от огласки и того, насколько они покрываются на уровне епархий.

В отдельных странах — как в Индии, — жертвы сообщают о случаях насилия или домогательств крайне редко, так что судить о масштабах приходится только по слухам. В некоторых регионах проблема может иметь свою специфику — например, в Африке из-за СПИДа больше случаев сексуального насилия священников над монахинями, потому что вероятность заразиться от монахини будто бы меньше, чем от кого-то из местных жителей. В целом за рядом исключений — скажем, ЮАР, — выявленных случаев по странам «третьего мира» крайне мало.

Почему в католической церкви столько преступлений сексуального характера? Это из-за целибата? 

Вопрос с целибатом — сложный, его можно трактовать двояко. То ли священники становятся склонны к сексуальным девиациям из-за целибата, то ли люди, склонные к сексуальным девиациям, выбирают священство и принимают целибат. Кроме того, целибат не объясняет, почему большинство жертв насилия и домогательств — мальчики, а не девушки и женщины. Поэтому исследователи обычно относятся к такому объяснению скептически.  

У специалистов нет единого мнения о том, почему католические священнослужители совершают преступления на сексуальной почве. В докладе колледжа Джон Джей, где проблема исследуется на материале 1950-2002 годов, говорится, что преступления священников не привязаны к их гомосексуальности или склонности к педофилии и являются «crimes of opportunity», то есть не планируются заранее.

Кроме того, приводятся аргументы о том, что семинарии и монастыри — это исторически закрытые мужские сообщества, что епископам на мессе прислуживают молодые и привлекательные для них министранты и т. д. В обновленном докладе колледжа Джон Джей 2011 года пишут, что несравнимые с другими периодами масштабы абьюза в 1960-1980-е годы обусловлены тем, что в это время священники получают доступ к организациям вроде частных школ или кружков бойскаутов. Дела, о которых мы слышим сейчас, — в основном относятся к тому времени. Очевидно, по той же причине среди жертв больше мальчиков. 

Папа Франциск жестче относится к преступлениям сексуального характера, чем Бенедикт XVI и Иоанн Павел II? 

В смысле конкретных инициатив — пожалуй, что да. Иоанн Павел II и Бенедикт XVI ограничивались в основном извинениями и налаживанием внутрицерковных судебных процедур. Франциск, как и его предшественники во главе церкви, не избежал обвинений в укрывательстве преступлений и даже требований уйти в отставку. Но он занялся борьбой с преступлениями сексуального характера с момента интронизации. В 2013 году Франциск создал Папскую комиссию по защите несовершеннолетних, в которую помимо духовенства входят и светские ученые. О привлечении государства и нецерковных СМИ к процессам над насильниками он говорил и на нынешней конференции, так что здесь он пошел дальше своих предшественников. 

В 2016 году папа издал апостольское послание «Как любящая мать» — оно упростило отставку епископов, которые скрывают случаи сексуального насилия, и ужесточило их подотчетность церковным властям. Франциск действительно «уволил» беспрецедентное количество епископов: после громкого скандала в Чили в 2018 году прошение об отставке подали все 34 местных епископа. Папа принял отставку трех человек, а двоих лишил статуса клирика. 16 февраля 2019 года, перед началом конференции в Ватикане, завершился процесс архиепископа Вашингтона на покое Теодора Маккэррика, по итогам которого он потерял титул кардинала. Это первый подобный случай почти за сотню лет. 

Папа Франциск на встрече в Ватикане, посвященной борьбе с преступлениями сексуального характера против несовершеннолетних
Vatican / PA Images / Scanpix / LETA

Как бороться с насилием со стороны духовенства?

Сходу решить проблему не выйдет, потому что масштабы слишком велики, а церковные институции лучше приспособлены к тому, чтобы мириться со сложившейся ситуацией, а не бороться с ней. Но теперь католической церкви придется все больше прислушиваться к голосам жертв, объединенных в рамках множества проектов и ассоциаций. Если обобщить их позицию по итогам прошедшей в Ватикане встречи, они потребовали наказания виновных и их укрывателей, а также прозрачности внутрицерковных процессов. Некоторые жертвы сексуального насилия высказали свое недовольство политикой Ватикана, устроив в Ватикане «Марш нулевой терпимости».

Пока что главные итоги встречи — сам факт ее проведения и 21 «пункт для размышлений». Эти пункты папа Франциск представил собравшимся. Среди них — вопросы терминологического, организационного, процедурного и информационного характера: кто должен нести ответственность за ведение дел, как обходиться с обвиняемыми и обвиняющими и т. д. В числе наиболее важных положений — извещение светских властей и создание «горячих линий» для тех, кто хочет сообщить о сексуальном насилии со стороны духовного лица. Но само по себе составление этих пунктов еще не означает, что какие-то меры будут применяться на практике.

Есть два основных направления борьбы с насилием в церкви. При Бенедикте XVI и при Франциске за преступления сексуального характера лишали сана примерно 100-120 священников в год — но без огласки. Если обеспечить такую огласку и привлечь к расследованию светские власти и СМИ — это станет реальной и конкретной мерой борьбы, хотя в каждом отдельном случае такое вмешательство будет для церкви болезненным. Вторая задача — борьба с укрывательством виновных. Без готовности епископов к сотрудничеству — иногда по делам 50-летней давности — изменить ситуацию будет намного сложнее.

Насколько распространено насилие в православной церкви?

В православии случаи растления несовершеннолетних тоже встречаются, но очень редко. Чаще можно услышать утверждения о наличии в церкви «могущественного гей-лобби». После проверок в Казанской духовной академии, проведенных по сообщениям о сексуальных домогательствах и изнасилованиях, диакон Андрей Кураев заявил, что около 50 из 360 епископов Русской православной церкви — геи. Публичные скандалы, связанные с гомосексуальностью священников, происходят в РПЦ с 1990-х годов. Фигурируют в них, в основном, епископы. По итогам разбирательств их ненадолго ссылают в какой-нибудь монастырь или переводят на другое место. Сексуальное насилие в РПЦ есть, но такие случаи редко предают огласке. В других Поместных православных церквях ситуация похожая — о насилии и домогательствах редко становится известно.

Алексей Зыгмонт