Перейти к материалам
истории

«Когда я узнал о пенсионной реформе, у меня бомбануло» Интервью Дмитрия Куприна, прапорщика Росгвардии, которого уволили за то, что он был видеоблогером

Meduza
Дмитрий Куприн / YouTube

16 января стало известно, что прапорщика Росгвардии Дмитрия Куприна из Челябинской области уволили за то, что он вел видеоблог. В нем Куприн критиковал власти и агитировал за бывшего кандидата в президенты от КПРФ Павла Грудинина. В пресс-службе Росгвардии по Уральскому округу заявили, что Куприн уволен за нарушение закона о статусе военнослужащего, который запрещает публичные высказывания в адрес власти. Еще одной причиной увольнения стало то, что прапорщик получил 18 тысяч рублей от Google за рекламу на своем канале. Дмитрий Куприн рассказал «Медузе» о своей службе и о роликах, которые он делал.

— 11 декабря вас уволили. В ваших прямых трансляциях подписчики много раз задавали вопрос, что вы будете делать дальше. Решили?

— Меня приглашают на работу в компьютерный магазин, но я пока не определился. Надо оформить документы, закрыть личное дело в военкомате, к тому же праздники были. Год не отдыхал, и сейчас для меня происходящее — это как отпуск, только неоплачиваемый.

Мне много что интересно. Работу-то можно найти прямо сейчас — устроиться грузчиком и получать 15 тысяч. Но в конце концов, мне 47 лет, где я только ни работал. Хочется найти что-то, что было бы по душе. Устал быть наемным работником. Раньше я был предпринимателем — и мне очень нравилось.

— То есть до прихода в Росгвардию вы занимались бизнесом?

— С 1991-го по 2007-й работал на себя. Мы делали с товарищем домашнюю службу звукозаписи. Мне вообще близок мультимедийный бизнес, когда люди занимаются творчеством и работают на себя. Дело не в деньгах, главное делать, что умеешь и чтобы нравилось.

В Росгвардии меня часто привлекали к созданию мультимедийных программ. Я сделал пять программ, четыре из них занимали первые места на всероссийском конкурсе, но после него эти программы были никому не нужны. Конечно, такое неприятно для человека, который вкладывает душу в дело.

— А как вы вообще решили пойти на военную службу?

— В Озерске, нашем небольшом городе, мы с товарищем открыли точку и продавали компьютерную технику, но в последний год — 2007-й — это приносило только убыток. Ко мне в магазин постоянно приходили два покупателя в военной форме, и я спросил: а есть ли у них в военной части места. Они сказали, что да — и очень удивились, что я хочу туда. Так я и попал на службу по контракту. Там сразу знали, что я соображаю в компьютерах, меня и привлекли к такой работе.

 — Чем вы занимались на протяжении 11 лет службы?

— Был на одной и той же должности, связанной с техническими средствами охраны. Охрана важных государственных объектов.

— Вам нравилось?

— Общее впечатление осталось хорошее, хоть и общая атмосфера изменилась в последние несколько лет. Еще в 2012 году у нас был конкурс «Леди Очарование в погонах», мы там пели песню Верки Сердючки в украинских танцевальных нарядах — было весело. А с 2014 года становилось все хуже и хуже в моральном плане. Исчез дух товарищества, все стали переводить на деньги, убрали многие льготы. Например, в листовке про меня, которая была выпущена после увольнения, говорилось про бесплатный проезд. Только я за 11 лет этим так и не воспользовался.

— Вы про листовку-предупреждение, которая появилась в частях Росгвардии (в листовке с портретом Куприна рассказывается, что он снял видеоролики, получил деньги от Google, был уволен и лишился всех льгот — прим. «Медузы»)?

— Да. Эта листовка попала во все части [Росгвардии]: «Учитесь на чужих ошибках, а не на своих». Мне первый раз прислал ее подписчик со словами: «А, так это ты предатель Родины». Я сначала даже не понял, в чем дело.

— У вас же с 2010 года был канал на ютьюбе. Вы выкладывали туда видео с конкурсов «Леди в погонах» и тому подобное. Политических высказываний не было. Почему они появились?

— Я тогда рассчитывал чисто на озерскую аудиторию. У меня было 20 подписчиков и меньше тысячи просмотров. Но в 2018-м мне понравился [кандидат в президенты от КПРФ Павел] Грудинин, и я решил его поддержать. Выпустил ролик, он стал популярным, завирусился, набрал более 500 тысяч просмотров, и на меня начали подписываться.

— Почему вы, военный, вообще решили сделать политическое видео?

— Грудинин мне искренне понравился. Я не хотел, чтобы Путин остался на четвертый срок: это перебор, царизм и издевательство. Мы надеялись, что Грудинин выйдет во второй тур, агитировали за это. К нам приходили кремлеботы: после публикации с фамилией Грудинина в названии я получал 10 тысяч дизлайков при только одной тысяче просмотров.

— А когда вы говорите «мы», кого имеете ввиду?

— Говорят же «Партизаны Грудинина»! Это каналы [на ютьюбе] «Тихий барин», «Белая рысь», многие другие. Мыслили мы примерно одинаково, друг другу помогали — рекламировали. Было даже обидно, когда говорили, что мы проплачены. Я абсолютно не проплачен. В моей части вменяемые офицеры даже шутили надо мной — и назвали не Куприн, а Грудин.

18 тысяч рублей за пять лет [от Google] — это что, деньги? Для денег я бы на другую работу устроился. Я знаю одного блогера — его зовут «Пограничник Миша», у нас с ним в начале прошлого года было одинаковое количество подписчиков. Я ему говорю: «Давай с нами за Грудинина». А он говорит: «Нет, за это могут и машину сжечь». Так он и делает обзоры трансформаторов, и у него почти 100 тысяч подписчиков. Так что если бы я хотел денег, тоже делал бы обзоры с трансформаторами и с котятами.

 — Чего вы хотели добиться?

— Правды хочу, искренности… Ой, я как белая ворона. Родился в СССР, нас приучили говорить правду. Мне тяжело в системе, где все врут и обманывают.

— Вы знаете про майора Дымовского? Он тоже не хотел врать — себе в первую очередь.

— Нет, но я недавно прочитал про прапорщика в Росгвардии, которого тоже уволили, так как он был против сноса телебашни в Екатеринбурге. Это было в марте 2018 года. Он совершил несанкционированный проход на башню, и его обвинили, что он пытался вывесить там нацистский флаг. Зачем он это делал? Ради денег? Нет, просто по зову сердца, как и я.

— Сами вы не боялись, что потеряете работу или, как сказал ваш знакомый блогер, «машину сожгут»?

— На службе всегда есть риск потерять жизнь, а имущество — это уже не так важно.

Поздравление Виктора Золотова с Новым годом
Дмитрий Куприн

— Свой политический видеоканал вы создали зимой 2018-го, и он просуществовал до апреля, потом начальство, как вы сами говорили в прямых трансляциях, вам сказало «Или увольняйся или закрывай». Так?

— Тогда канал назывался моим именем, и мне именно за это предъявили претензию. Я подумал, что удалю канал и сделаю новый. Когда я узнал о пенсионной реформе, у меня бомбануло, как говорят блогеры. Я создал канал «Рожденные в СССР», где высказывался о реформе. Он просуществовал с мая по август. А второй канал «Дикий прапор» — я сделал там два ролика, где очень негативно отозвался о [актере Дмитрие] Нагиеве, так как он в сериале «Осторожно, Задов» оскорбляет образ прапорщика. Это был не популярный канал, но в итоге все равно это стало не анонимно, я стал делать видео со своим лицом. Волков бояться, в лес не ходить.

— Вы понимали, что вас могут уволить?

— Понимал, конечно.

— А с женой вы это обсуждали?

— Если жена согласилась с тем, что ты пошел в армию, она согласна уже на многое.

— Что вам говорили сослуживцы, когда увольнялись?

— Кто-то на работе говорил, что я предал Путина. Я отвечал, что служу не Путину, а России. К своим командирам у меня нет претензий, с точки зрения закона они поступили правдиво. С другой стороны, меня могли не увольнять, а сделать строгий выговор.

Когда я закрыл свой канал в августе, дал обещание больше не открывать его, пока я на службе. Свое обещание выполнил, но меня все равно уволили. Может, они переживали, что я в очередной раз сорвусь и хотели избавиться от такого революционера. Хотя у нас агитация и пропаганда запрещена — в пределах гарнизона. Меня обвиняли, что раз я получил деньги от Google, то я — иностранный агент. На аттестационной комиссии сказал: если бы у нас был российский видеосервис, я бы пользовался им. Но его нет — и это не моя вина. И все 11 человек проголосовали за мое увольнение.

— В Озерске вас можно назвать городской знаменитостью?

— Нет, люди у нас не сильно интересуются интернетом. Может, на видео я веду себя нескромно, но в жизни я скромный, стараюсь не привлекать к себе внимание.

— Как вы выбираете темы, о которых говорите у себя? Иногда вы рассказываете о своем коте, иногда шутите о шевронах вашего бывшего начальника генерала Золотова, часто серьезно критикуете власть. От чего все это зависит?

— Это постоянный процесс. Ты в хорошем настроении, а потом прочитаешь комментарий [к ролику] и все кипит. Иногда комментарий так задевает, что всю ночь можно лежать и не засыпать — думать, как это несправедливо. Тогда я делаю ролик про этот комментарий. Подписчики очень сильно влияют на контент.

— А кто вас смотрит?

— В основном, бедные простые люди.

— Чем вы им нравитесь?

— Может, им не хватает такого же простого человека. Многие блогеры хотят показать свою эрудицию, сказать что-то про Ницше. Людям это не очень нравится. Я же говорю на простом языке.

— Вы не чувствуете себя одиноко?

— У меня жена, двое детей, кот и куча подписчиков. У меня нет увлечений типа рыбалки — и без ютюба мне было очень грустно. Товарищи звали меня на охоту или выпить, но мне все это неинтересно. А о ютюбе даже поговорить не с кем было. Я спрашивал у знакомых: «Ты смотрел Немагию?» А они не понимали, про что я, они смотрят вирусные видео, где человек с крыши падает в мусорный бак. А сейчас с ютюбом мне очень хорошо.

Александра Сивцова