истории

Боевые товарищи с донбасскими корнями МХАТ имени Горького возглавили Бояков, Прилепин и Пускепалис. Что все это значит?

Meduza
Эдуард Бояков, 2012 год
Эдуард Бояков, 2012 год
Сергей Фадеичев / ТАСС

4 декабря продюсер и режиссер Эдуард Бояков по решению министерства культуры возглавил Московский художественный академический театр (МХАТ) имени Горького. Вместе с Бояковым в театр пришли два заместителя: актер и режиссер Сергей Пускепалис будет отвечать за творческую работу, а литературной частью займется писатель Захар Прилепин. Актриса Татьяна Доронина, которая управляла театром до этого, останется во МХАТе в должности президента и возглавит его художественный совет. «Медуза» рассказывает, что происходило в театре в последние годы, чем новое руководство театра занималось раньше и при чем тут Донецкая народная республика.

Что это за театр?

МХАТ имени Горького существует с 1987 года: тогда из-за внутреннего конфликта в труппе театр МХАТ СССР по приказу министерства культуры поделился на два. Один — под руководством Олега Ефремова — стал называться МХТ имени Чехова, он находится в Камергерском переулке. Второй, на Тверском бульваре, возглавила актриса Татьяна Доронина. Театр открылся спектаклем по пьесе Максима Горького «На дне»; драматургия Горького до сих пор составляет основу репертуара театра. Много ставят во МХАТе и других классиков — Чехова, Булгакова, Шекспира, Островского. Из современных авторов во МХАТе наиболее широко представлен Юрий Поляков — драматург, бывший главный редактор «Литературной газеты» и доверенное лицо Владимира Путина на двух последних президентских выборах.

С момента своего создания МХАТ имени Горького определяет себя как преемника Московского художественного театра, основанного Константином Станиславским и Владимиром Немировичем-Данченко в 1898 году, и строит свою идеологию на традициях театра, сложившихся в советскую эпоху. Сама Татьяна Доронина называет миссией театра «возвращение к Станиславскому». Критика часто называет репертуар МХАТа старомодным; например, на премию «Золотая маска» его спектакли ни разу не выдвигались.

«Театр сохранит свою патриотическую, яркую позицию. Театр будет развиваться. Поддержка театра министерством будет увеличена. Ни одна постановка театра, пользующаяся успехом, не будет снята», — пообещал, представляя новое руководство труппе, Владимир Мединский.

Кто такой Эдуард Бояков?

«Мы сегодня должны найти драматургов, которые через 20 лет так же будут присутствовать в этой афише, как и выдающиеся советские драматурги, — сказал новый худрук после своего назначения. — Этот поиск должен вестись. А главное — театр должен служить традиционным ценностям, служить родине и нашей великой русской культуре. Я постараюсь сделать все для этого».

К современной драматургии Бояков — один из самых известных театральных деятелей России — всегда имел непосредственное отношение. Он был директором премии «Золотая маска» почти с момента ее основания, с 1994 по 2005 год. Именно во время его руководства премия стала самой престижной театральной наградой страны, а одноименный фестиваль провел в Москве гастроли знаменитых режиссеров со всего мира: Эймунтаса Някрошюса, Резо Габриадзе, Джорджо Стрелера и других.

В конце 1990-х Бояков также работал директором Российского академического молодежного театра; в 2002-м учредил фестиваль «Новая драма» — во многом благодаря ему прославились российские драматурги нового поколения (Василий Сигарев, Максим Курочкин, Иван Вырыпаев). Новая художественная повестка, предложенная Бояковым, определила политику как минимум двух московских театров, появившихся в 2000-х годах и определивших свою эпоху: «Театра.doc», учрежденного Еленой Греминой и Михаилом Угаровым в 2002-м, и «Практики», созданной в 2005-м по инициативе того же Боякова. Собственно, «Практика» изначально и позиционировалась как «экспериментальный центр новой драмы»: в подвале в Трехпрудном переулке до сих пор играют современные пьесы.

Бояков руководил «Практикой» восемь лет — а в 2013 году уехал в Воронеж: управлять местной академией искусств. Тогдашний глава региона Алексей Гордеев планировал провести в регионе «культурную революцию» — по примеру проекта «Пермь — культурная столица России», запущенного за несколько лет до того (Бояков был арт-директором пермского театра «Сцена-молот» и поставил там несколько спектаклей). Бывший глава «Практики» планировал расширить список факультетов, приглашать знаменитых культурных деятелей читать лекции, а также хотел построить в Воронеже новый культурный кластер — на месте бывшего экскаваторного завода. Уже через два года Бояков вернулся в Москву — и позже рассказывал в интервью изданию TeatrAll, что «местная элита» его «съела, поборола».

В 2014 году Бояков стал много говорить о традиционных ценностях, упомянутых в его комментарии о будущем МХАТа. «Поводом для моей трансформации стали события на Украине и присоединение Крыма», — объяснял он позже в интервью православному журналу «Фома». В том же году он подписал обращение российских деятелей культуры в поддержку политики Владимира Путина на Украине и в Крыму, стал часто высказываться в поддержку министра Владимира Мединского и проводимой им культурной политики. Бояков говорил, что по своим взглядам он всегда был «консерватором, славянофилом и почвенником», жестко критиковал бывших коллег по «Золотой маске», называя решения жюри (например, о награждении Кирилла Серебренникова) политическими, а не творческими. В 2018 году после церемонии вручения премии Бояков написал в фейсбуке, что ситуацию в российском театре надо менять, так как им руководят в основном «статусные худруки» и «тусовка», в которую входят «жеманные, игривые геи, одинокие злые богемные женщины и запойные диссидентствующие неповзрослевшие интеллектуалы».

С 2015 года Бояков неоднократно ездил в самопровозглашенную Донецкую народную республику — и по культурным делам, и как частное лицо: например, в гости к своему другу, писателю Захару Прилепину.

Как во МХАТе оказался Сергей Пускепалис?

Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Заслуженный артист России Сергей Пускепалис, выпускник курса Петра Фоменко в ГИТИСе, известен прежде всего как театральный режиссер. Он поставил много спектаклей в региональных театрах: в Саратове, Челябинске, Омске, Магнитогорске (там он работал главным режиссером Драматического театра имени Пушкина), Ярославле (был главным режиссером Театра имени Волкова). В Москве работал в Театре Олега Табакова, «Современнике», «Мастерской Петра Фоменко».

Дебютом Пускепалиса в кино стала эпизодическая роль в фильме Алексея Учителя «Прогулка» в 2003 году — с тех пор он сыграл еще более 30 ролей, в том числе в «Как я провел этим летом» Алексея Попогребского и «Восьмерке» Алексея Учителя.

С 2015 года Пускепалис часто бывал в ДНР и, по словам Захара Прилепина, «помогал [республике] материально». Актер рассказывал, что был хорошо знаком с убитым в 2018 году главой ДНР Александром Захарченко и обсуждал с ним, «как сделать так, чтобы людям было хорошо, счастливо, светло, спокойно».

В разговоре с изданием РИА ФАН Пускепалис отметил, что его опыт руководства театрами в Магнитогорске и Ярославле пригодится в управлении МХАТом. Свою главную задачу новый заместитель руководителя формулирует так: «Привнести какой-то новый импульс в то, что уже было сделано и сохранено Татьяной Васильевной [Дорониной]».

И при чем тут Захар Прилепин?

Вячеслав Прокофьев / ТАСС / Vida Press

Захар Прилепин — один из самых ярких представителей современной российской прозы. В юности он работал в ОМОНе, в 1996-м служил в Чечне во время первой чеченской кампании, в те же годы вступил в Национал-большевистскую партию, основанную Эдуардом Лимоновым. Затем начал заниматься журналистикой; в частности, работал в нижегородском филиале «Новой газеты», а уже в 2010-х вместе с Сергеем Шаргуновым возглавил сайт «Свободная пресса».

Прославившие Прилепина как писателя романы были основаны в первую очередь на личном опыте: «Патологии» (2004) — о чеченской войне, «Санькя» (2006) — о молодых национал-большевиках. В 2014 году вышел последний на данный момент роман Прилепина «Обитель» — о жизни в Соловецком лагере; за него он получил премию «Большая книга» и премию Правительства РФ в области культуры.

С 2016 года писатель входит в Общественный совет при Минкульте России, а с 2014-го активно участвует в вооруженном конфликте на Востоке Украины. В 2016 году он стал советником президента ДНР Александра Захарченко; затем возглавил отдельный батальон армии Донецкой республики. За месяц до убийства Захарченко Прилепин покинул ДНР и в настоящее время живет в России.

Произведения Прилепина переведены больше чем на 10 языков и хорошо известны за рубежом. Тем не менее в 2017 году представлявшее писателя за рубежом немецкое литературное агентство Wiedling Literary Agency отказалось с ним сотрудничать из-за того, что он вступил в батальон ДНР. Романы, повести и даже рассказы Прилепина неоднократно ставили в театре и экранизировали. В 2013 году фильм «Восьмерка» по его рассказу снял Алексей Учитель; в августе 2018-го начались съемки сериала по роману «Обитель», его продюсирует режиссер Валерий Тодоровский.

Самой известной театральной постановкой по роману Прилепина стал спектакль «Отморозки» по роману «Санькя». Его в 2012 году поставил на проекте «Платформа» Кирилл Серебренников, который сейчас находится под домашним арестом по обвинению в хищении денег, выделенных на «Платформу».

Сам Прилепин рассказал «Медузе», что постановки по его текстам идут в восьми российских театрах, поэтому на новой должности он хотел бы в первую очередь не ставить свои произведения, а «поженить театр и другую современную прозу». Среди писателей, чьи произведения он хотел бы видеть на сцене МХАТа имени Горького, Прилепин назвал Олега Ермакова, Евгения Водолазкина, Михаила Тарковского и Сергея Шаргунова.

По словам Прилепина, работать во МХАТе имени Горького его позвали около полугода назад. На его решение пойти работать в театр повлияло то, что у него с Бояковым и Пускепалисом «долгая история, и у нее донбасские корни». «Для меня это боевые товарищи из мира культуры», — сказал писатель.

Также писатель в разговоре с «Медузой» отметил, что новое руководство намерено работать с существующим коллективом театра, но «перемены в сторону актуальных спектаклей неизбежны». «Мы делали с Бояковым в Донецке постановку по поэтическому сборнику „Я израненная земля“, — рассказал Прилепин. — Ни один российский театр не позволит себе сделать постановку по такой актуальнейшей теме. Но мы этого точно бояться не будем. Говорите, таких книг и пьес нет? Была бы установка, а пьесы появятся».

Александра Зеркалева, Илья Жегулев