разбор

Россия захватила украинские корабли и обвинила экипаж в нарушении морских границ. Они действительно что-то нарушили? (Спойлер: похоже, что нет)

Meduza

25 ноября украинские военные катера «Бердянск» и «Никополь» и рейдовый буксир «Яны Капу» попытались пройти из Одессы в Мариуполь в Азовском море. Россия обвинила украинских моряков, что те дважды, с разницей в 12 часов, нарушили границы российского «территориального моря» у берегов Крыма. Во второй раз корабли были обстреляны и захвачены; более 20 моряков задержаны, трое из них получили ранения. Украина в свою очередь обвинила Россию в нарушении права на свободное судоходство и акте агрессии. «Медуза» разобралась, как Россия и Украина делят морские границы и были ли у ФСБ основания преследовать чужие корабли.


Картографические данные ©2018 Google

Первый инцидент. Право на мирный проход

Коротко. По закону, корабли имеют право проходить через прибрежную зону другой страны, если ее власти не ввели специальный запрет. ФСБ утверждает, что предупреждала украинские корабли о запрете, но документы этого не подтверждают. Если 25 ноября никаких запретов не было, украинские корабли могли заходить в 12-мильную зону у Крыма, и пограничники не должны были их за это задерживать.

По сообщению пресс-службы ФСБ, три украинских корабля два раза нарушили границы России с разницей в 12 часов.

Сначала они «около 7:00 [25 ноября]… в нарушение статей 19 и 21 Конвенции ООН по морскому праву пересекли государственную границу РФ, неправомерно зашли во временно закрытую акваторию территориального моря Российской Федерации».

«Территориальное море» — это полоса у берега государства шириной в несколько миль (в случае с Россией — 12 морских миль, или 22,2 километра); внешняя граница территориального моря является государственной границей. Однако правила пересечения морской границы отличаются от правил, которые действуют на суше. Согласно статьям 17 и 18 Конвенции ООН по морскому праву, любое судно имеет право на «мирный проход» через территориальное море другого государства, причем без предварительного предупреждения. Статьи 19 и 21, на которые ссылается Россия, как раз содержат правила мирного прохода. Главное — судно должно следовать «непрерывно и быстро», не заходить в порты и не вставать на якорь, не вести рыбную ловлю, не проводить учения с применением оружия и не должно совершать «любой акт пропаганды, имеющий целью посягательство на оборону или безопасность прибрежного государства».

Украинские военно-морские силы (ВМС) настаивают, что корабли осуществляли «мирный проход» без нарушений. По версии ФСБ, корабли были замечены вечером 24 ноября вне территориального моря у мыса Меганом рядом с Коктебелем. Корабли ВМС Украины, по версии ФСБ, сообщили, что не планируют идти в пролив. Утром 25 ноября командиры кораблей изменили показания, сообщив, что планируют проследовать через пролив в Азовское море. Тогда российский катер пограничной охраны «Дон» совершил «навал» (таран) украинского буксира «Яны Капу».

ФСБ утверждает, что еще вечером 24 ноября российский сторожевой корабль сообщил украинским экипажам о закрытии района в территориальном море на подходе к Керченскому проливу со стороны Черного моря.

Прибрежное государство действительно может временно приостанавливать «мирные проходы» через часть своего территориального моря, но такое решение вступает в силу только после его «должного опубликования». В «Извещениях для мореплавателей», где Минобороны России публикует свои предупреждения, есть упоминание о ежедневных артиллерийских и ракетных стрельбах с 5 утра и до 5 вечера с 30 октября по 30 ноября и именно в том районе, где ФСБ пыталась остановить украинские корабли. Однако эти стрельбы проводятся во все дни, кроме воскресений. Еще одни стрельбы в том же районе, согласно «Извещениям», закончились в субботу.

Второй инцидент. Право на преследование в нейтральных водах

Коротко. По российскому закону, пограничники имели право преследовать украинские корабли и за пределами территориального моря страны. Но только в том случае, если те действительно что-то нарушили.

Как сообщает ФСБ, корабли ВМС Украины после первого столкновения продолжили свой путь к Керченскому проливу. Через 12 часов после утреннего инцидента, они были блокированы на якорной стоянке у входа в Керченский пролив.

Украинское Минобороны опубликовало аудиозапись, как оно утверждает, радиопереговоров между российскими и украинскими моряками (подтверждений подлинности записи министерство не привело). На записи предполагаемый член экипажа одного из украинских кораблей сообщил, что он вышел в Черное море из Керченского пролива и покинул 12-мильную зону. В следующем фрагменте записи российский моряк спрашивает, сколько на корабле раненых, а украинец просит помощи и называет свои географические координаты: 44.510 [северной широты] и 36.234 [восточной долготы]. Эта точка находится за пределами Керченского пролива и примерно в 23 километрах от побережья Крыма, то есть за пределами территориального моря. Те же координаты приводит и ФСБ, рассказывая о месте обстрела украинских кораблей.

Если украинские корабли действительно нарушили какие-то правила внутри территориального моря, то пограничники, согласно статье 30 российского закона о госгранице, имели право преследовать их и после выхода в нейтральные воды — до тех пор пока они не зайдут в воды другого государства. По закону, если погоня увенчается успехом, судно должно быть задержано и доставлено в ближайший российский порт.

Поправка. В первой версии текста мы неправильно указали точку, в которой произошел второй инцидент. Карту мы тоже поправили. Редакция приносит извинения читателям.

Право на свободное судоходство и проход через Керченский пролив

Коротко. Главный вопрос — предупреждала ли Украина заранее о том, что ее корабли следуют в Керченский пролив. Без такого предупреждения они не имели права на проход. Киев уверяет, что направил уведомление вовремя, Москва — что такого извещения не было вовсе.

Между Россией и Украиной с декабря 2003 года действует договор об Азовском море. Он же регулирует правила использования Керченского пролива. По договору, который, в отличие от большинства соглашений между странами, не был денонсирован Киевом, море и пролив являются «историческими внутренними водами России и Украины». Это значит, что торговые суда и военные корабли пользуются тут полной свободой судоходства. Военные суда других стран должны спрашивать разрешение на проход у обеих сторон; и Россия, и Украина могут проводить инспекции судов в море и в проливе.

Но кроме общего межгосударственного договора действует и техническое соглашение о правилах прохода через Керченский пролив, заключенное между Россией и Украиной в 2007 году. По нему любое судно, следующее через пролив, должно сообщать об этом капитану порта Керчь. Дело в том, что проход крупных судов возможен только по Керчь-Еникальскому каналу глубиной в восемь метров, который был отрыт на дне пролива в XIX веке. Для прохода по каналу суда обязаны нанимать в порту Керчи лоцмана; услуга стоит от 500 до 9000 долларов. До фактического перехода Крыма под власть России в 2014 году все решения о проходе принимал украинский капитан порта, теперь тем же занимается россиянин. Украина, несмотря на то что не признает присоединение Крыма, следует указаниям российской администрации порта Керчь — иначе она не смогла бы обеспечить грузооборот Мариуполя и Бердянска — своих крупных портов на Азовском море.

Украина утверждает, что отправила уведомление о проходе кораблей и что диспетчерская служба порта «отказалась обеспечить право свободы судоходства, гарантированное международными соглашениями». Россия отрицает, что получила уведомление до утра 25 ноября.

Присутствие украинских военных кораблей в Керченском проливе и в Азовском море явно не нравится Москве. 25 ноября министр иностранных дел России Сергей Лавров напомнил, что официальные лица Украины неоднократно «обещали начать приготовления, чтобы взорвать [построенный Россией] Керченский мост». Однако официально Россия не запрещала украинским кораблям проход через Керченский пролив. К примеру, в сентябре 2018 года два военных корабля Украины успешно совершили переход из Одессы в Мариуполь, не заходя в территориальное море Крыма и подав заявку на проход Керчь-Еникальского канала.

После того как Крым перешел под власть России, в Черном и Азовском море неоднократно возникали кризисы между военными двух стран. Так, весной 2017 года ФСБ обвинила украинские военные корабли в обстреле российской нефтяной платформы «Черноморнефтегаза» в Черном море; до присоединения Крыма «Черноморнефтегаз» принадлежал Украине. В январе-феврале того же года Украина заявила, что с нефтяных платформ был обстрелян украинский военный самолет и военное водолазное судно ВМС Украины.

Внимание. Мы обновили этот текст уже после публикации, потому что ФСБ опубликовала сообщение, где подробно изложила свою версию событий.

Дмитрий Кузнец

При участии Дениса Дмитриева. Карту нарисовала Настя Григорьева