Перейти к материалам
истории

Имиджевый проект за 60 миллионов долларов В России не любят «Формулу-1», но государство тратит на Гран-при в Сочи огромные деньги. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Clive Mason / Getty Images

30 сентября в Сочи пройдет очередной этап «Формулы-1». Россия хотела получить свой Гран-при еще в середине 1990-х, но переговоры с участием первых лиц страны ничем не закончились — договориться с организаторами чемпионата удалось только в 2010-х. Впрочем, быстро выяснилось, что самая популярная в мире гонка не может собрать в Сочи полный стадион, а выживает только благодаря государству. По просьбе «Медузы» Александра Владимирова рассказывает, как появилось Гран-при России — и что с ним происходит сейчас.

От Брежнева до Лужкова

После Олимпийских игр 1980 года в Москве британский бизнесмен Берни Экклстоун, руководивший «Формулой-1» с конца 1970-х, решил, что одна из гонок чемпионата должна пройти в СССР. Он начал воплощать идею, даже приезжал в Москву в 1982-м и заручился поддержкой Леонида Брежнева. Однако Брежнев вскоре умер, а его преемнику Юрию Андропову идея интересной уже не показалась. Первое Гран-при на территории социалистического государства в итоге прошло в Венгрии в 1986 году. Руководитель «Формулы-1» настолько хотел проникнуть за «железный занавес», что согласился оплатить часть стоимости строительства венгерского автодрома.

Первый официальный контракт на проведение в России этапа «Формулы-1» был подписан еще через десять лет — с акционерным обществом «ЛогоВАЗ», которое основал Борис Березовский. «Контракт был подписан с двух сторон, я его лично видел, — вспоминает в разговоре с „Медузой“ работавший тогда вице-президентом Федерации автомобильного спорта и туризма России инженер-конструктор Игорь Ермилин. — Трассу хотели строить под Подольском, но потом у „ЛогоВАЗа“ возникло много сложностей, и выполнить договор они не смогли».

Следующая попытка была предпринята в начале 2000-х — и ее поддержала мэрия Москвы. Трассу планировали делать в Нагатинской пойме на юго-востоке столицы. Экклстоун приехал в Москву подписать контракт, в соседнем зале собрались журналисты, но договориться сторонам не удалось — в мэрии сочли, что владелец «Формулы-1» предложил невыгодные финансовые условия. Мэр Москвы Юрий Лужков сказал, что властям как организаторам этапа не оставляют ничего, кроме «шума моторов».

«Это был проект Тома Уокиншоу, у него были бизнес-отношения с правительством Москвы, и он смог донести эту идею до чиновников мэрии. Потом уже и Юрию Михайловичу [Лужкову] доложили. Мне кажется, вот на этом этапе — пока это уходило от руководителей подразделений к мэру, наверное, и произошло недопонимание, — вспоминает бывший комментатор телеканала РТР Оксана Косаченко, присутствовавшая при переговорах. — Боюсь, очень много красивого рассказали Лужкову о том, что такое „Формула-1“, а обо всех сложностях не рассказали».

Самая современная трасса Европы

В начале 2000-х идея проведения гонки «Формулы-1» заинтересовала Владимира Путина. Он поддержал инициативу строительства автодрома «Пулковские высоты» под Санкт-Петербургом, но тогда не удалось найти инвесторов. Потом было еще несколько нереализованных проектов, а в 2009 году неожиданно появилась идея организовать трассу в Сочи, где в тот момент строились олимпийские объекты.

Как вспоминает Оксана Косаченко, инициатором совмещения трассы с олимпийской инфраструктурой был глава Федерации автомобильного спорта Москвы Сергей Воробьев. Мэр Сочи Анатолий Пахомов в интервью газете «Коммерсант» в 2010 году рассказывал, что автором идеи стало руководство компании «Мегафон».

Переговорами с «Формулой-1» доверили заниматься администрации Краснодарского края. В мае 2010 года Берни Экклстоун заявил о том, что он готов подписать контракт на проведение этапа и что он собирается приехать в июне в Сочи.

«Но Берни не приехал ни в июне, ни в июле, — вспоминает участвовавший в переговорах Игорь Ермилин. — Ну и возникло ощущение, что там что-то не так. Я обратился к Экклстоуну с предложением от [администрации] Краснодарского края встретиться, он впервые за многие годы очень деликатно сказал: „Нет“. То есть предыдущие переговорщики довели до того, что он в принципе не хотел разговаривать на эту тему. В результате переписки и телефонных разговоров в течение месяца нам все-таки удалось поменять позицию от его категорического нежелания до „давайте встретимся“».

Решающая встреча Экклстоуна и тогдашнего губернатора Краснодарского края Александра Ткачева прошла во время Гран-при Бельгии в конце августа 2010 года. Один из собеседников «Медузы», знакомый с ходом переговоров, сказал, что она длилась всего лишь около пяти минут. Ткачев рассказал Экклстоуну о том, насколько серьезны финансовые вливания государства в развитие региона и как тщательно страна готовится к Олимпийским играм в Сочи. Вопрос о стоимости контракта даже не затрагивался. «Российская сторона была просто рада тому, что удалось договориться», — говорит собеседник «Медузы».

Берни Экклстоун и Владимир Путин после заключения соглашения о проведении этапа «Формулы-1» в России, 14 октября 2010 года
Александер Неменов / AFP / Scanpix / LETA

Итогом переговоров стало обещание Экклстоуна прислать типовой контракт. Он был подписан в октябре 2010-го — в присутствии Владимира Путина. Занимавший тогда пост премьер-министра страны Путин опоздал на встречу на полтора часа. Экклстоун дождался, хотя за несколько лет до этого, прождав опаздывавшую королеву Великобритании полчаса, ушел из Букингемского дворца. Стоимость взноса за возможность проведения этапа, по словам нескольких собеседников «Медузы», составила 59,5 миллиона долларов за первый год с последующим ежегодным увеличением суммы на 10%. Для сравнения: стоимость взноса Гран-при Италии составляет 17 миллионов долларов.

«Европейские трассы подписывали свои контракты много лет назад, — объясняет Оксана Косаченко, которая после работы на РТР была коммерческим директором команды „Формулы-1“ Caterham и менеджером первого российского пилота „Формулы-1“ Виталия Петрова. — Россия подписала свой договор после серии контрактов с очень богатыми регионами. Была Малайзия, потом Сингапур, Бахрейн, Абу-Даби [в ОАЭ]. Если Россия на эти условия пошла, значит, они ее полностью удовлетворяют».

С российской стороны контракт с Formula One Group подписало руководство принадлежащего Краснодарскому краю акционерного общества «Центр „Омега“» — эта компания отвечала за строительство объектов сочинской Олимпиады.

«Центр „Омега“» заключил контракт с немецким архитектором Германом Тильке на строительство гоночной трассы в сочинском Олимпийском парке. Так как возведение олимпийских объектов к моменту подписания договора уже началось, Тильке пришлось укладываться в пространства, которые изначально под проведение автоспортивных соревнований рассчитаны не были. Две стройки шли параллельно и иногда друг другу мешали. Частично проходящая по городу трасса получилась сложной для обгонов — а это сказывается на зрелищности гонки (впрочем, за это ругают почти все трассы, спроектированные Тильке). Официально никто из пилотов трассу «Сочи Автодром» не критикует, но эпитет «очень скучна» часто используется при описании трека. В официальных релизах пресс-служба Гран-при России называет «Сочи Автодром» «самой современной трассой Европы».

Духовный наставник против SMM

В 2011 году для организации российского этапа департамент имущественных отношений Краснодарского края учредил компанию «Формула Сочи». Ее генеральным директором стал автор идеи проводить гонку именно в Сочи Сергей Воробьев. В марте 2012 года в возрасте 43 лет он умер от рака.

Новым промоутером российского этапа был назначен Александр Богданов, до этого на протяжении семи лет занимавший пост генерального директора дилерского центра «Ауди» в Краснодаре. Объясняя, почему на этот пост выбрали именно его, Богданов предположил, что свою роль сыграл титул «Лучший дилерский центр Краснодарского края», а также первые места по продажам среди всех региональных дилеров «Ауди».

Через год, в марте 2013-го, руководство края приняло решение о ликвидации «Формулы Сочи» и переводе большей части сотрудников компании на работу в «Центр „Омега“». Богданов в число этих сотрудников не вошел. В октябре 2014 года администрация Краснодарского края попыталась взыскать с него 1,5 миллиона рублей в счет компенсации потраченных «средств на командировки и переговоры по поводу гонок, игнорируя тот факт, что общество не обладает правом на организацию данного спортивного мероприятия».

Как выяснилось позднее, организаторы «Формулы-1» не одобрили передачу прав на проведение Гран-при России «Формуле Сочи», посчитав компанию недостаточно надежной. В 2015-м «Формула Сочи» была признана банкротом.

«Александр [Богданов] — очень вдумчивый, ответственный, высокого уровня менеджер, который с [поставленной] задачей реально бы справился и, собственно, начал справляться, — вспоминает Игорь Ермилин. — Но там были неопределенные сложности с процедурой финансирования — а он как европейский менеджер, четкий, аккуратный, не готов был принимать авантюристические решения. Из-за этого и возникали проблемы».

Новым руководителем Гран-при России был назначен прежний директор по операционной деятельности «Формулы Сочи» Олег Забара. По рассказу одного из бывших сотрудников компании (он просил не называть своего имени), первым делом Забара ввел правило обращения друг к другу по имени-отчеству, потом трудоустроил старшим специалистом дирекции жену, которую на работе никто не видел, затем взял в штат своего «духовного наставника», по выходным проводившего обязательные для посещения всеми сотрудниками «тренинги». После одного из таких тренингов был уволен SMM-специалист — «духовный наставник» счел его профессионально непригодным.

Краснодарский губернатор Александр Ткачев и промоутер гонки Сергей Воробьев на открытии первого Гран-при России в Сочи, 20 сентября 2014 года
Сергей Савостьянов / ТАСС / Vida Press

Олег Забара не знал английского языка; переводчиком во всех переговорах был его заместитель Сергей Воробьев — полный тезка покойного директора «Формулы Сочи». Остальные топ-менеджеры языком тоже не владели. Отчасти поэтому Воробьев заменил Забару на его посту в марте 2014-го — за полгода до старта первого Гран-при. По словам собеседника «Медузы», хорошо знакомого с обоими, дело было не только в английском языке — Воробьев оказался гораздо «удобнее» раздававшего «неосторожные» интервью «эмоционального» Забары. Собеседник «Медузы», например, вспомнил, что председатель оргкомитета по подготовке и проведению российского этапа «Формулы-1», зампред правительства РФ Дмитрий Козак был очень недоволен тем, что Забара публично обсуждал конфликт организаторов гонки с Российской автомобильной федерацией (он случился из-за оплаты подготовки гоночного персонала).

После отставки Забара забанил своего бывшего заместителя в фейсбуке. Промоутером Гран-при России Сергей Воробьев, бывший коммерческий директор владивостокской трассы PrimRing, стал в 24 года.

Трасса с плоскими поворотами

Первый Гран-при России прошел в Сочи в середине октября 2014-го. В конце года Международная автомобильная федерация признала его лучшим этапом в сезоне. Выступавший за команду «Торо Россо» российский гонщик Даниил Квят показал на тот момент лучший для себя результат в квалификации — пятое место. Правда, в самой гонке он финишировал только 14-м. Победу в дебютном Гран-при России одержал пилот «Мерседеса» Льюис Хэмилтон, тем самым обеспечив своей команде первое место в Кубке конструкторов по итогам сезона.

Единственной российской компанией, воспользовавшейся Гран-при в маркетинговых целях, стала продовольственная розничная сеть «Дикси» — оранжевый логотип ритейлера был размещен на переднем крыле гоночных машин команды Red Bull и на комбинезонах гонщиков. Организаторы Гран-при России после окончания этапа отчитались об аншлаге (вместимость трибун и зоны свободного размещения составляет около 45 тысяч зрителей), при этом иностранных болельщиков в Сочи приехало очень немного — не более 10%.

Лучшие моменты Гран-при России в Сочи 2014 года
FORMULA 1

Берни Экклстоун остался очень доволен. Впоследствии серьезных претензий к организаторам Гран-при также никто не предъявлял — хотя гонщики трассу не полюбили. «Атмосфера вокруг автодрома довольно странная, так как здесь нет ничего, кроме Олимпийской деревни», — говорил гонщик «Торо Россо» Пьер Гасли.

«В отличие от большинства автодромов, в Сочи профиль трассы от поворота к повороту не меняется. Кроме того, повороты очень плоские, что делает их достаточно уникальными», — дипломатично пояснял пилот «Ред Булл» Даниэль Риккьярдо. В 2017 году в Сочи был установлен антирекорд чемпионата по количеству обгонов.

Сергей Воробьев был промоутером Гран-при России четыре года. Затем, в конце 2017 года, была создана автономная некоммерческая организация «Росгонки», учредителями которой стали «Центр „Омега“», банк ВТБ и Российская автомобильная федерация. Этой организации были переданы как права на проведение этапа, так и сама трасса. Генеральным директором «Росгонок» был назначен Алексей Титов.

Новый промоутер Гран-при России автоспортом увлекается с детства — сначала занимался картингом, потом перешел в ралли. Алексей Титов — сын бывшего зампреда банка ВТБ Василия Титова (сейчас работает советником главы ВТБ), он учился в Великобритании и окончил Эдинбургский университет параллельно с Финансовой академией при правительстве РФ. Потом пошел в армию, потому что «не хотел относиться к тем 30% [мужчин], которых вечно чморят Восьмого марта [что это их день]».

Титов начинал механиком в команде семикратного чемпиона России по ралли Сергея Успенского. Затем он попробовал поработать финансистом — по специальности, но выдержал около года, поняв, что офисная жизнь «совершенно точно» не для него. Вскоре Титов стал руководителем команды Успенского, затем перешел на работу в Российскую автомобильную федерацию. В декабре 2017-го Титов стал гендиректором «Росгонок». Ни на один из предыдущих этапов Гран-при России в Сочи он не приезжал.

«Специализированная компания нужна для более точечной работы, — объясняет Титов „Медузе“ создание „Росгонок“. — У очень-очень большой государственной компании, которая занимается большим количеством проектов, может быть размыт фокус. Не расценивайте это как то, что „Омега“ неэффективна, а мы лучше. Просто организация гонки и содержание автодрома — это очень специфическая задача, для которой, в моем понимании, недостаточно обычных функционеров, нужны люди, которые понимают, что такое автоспорт, так или иначе им дорожат, от него фанатеют».

Государственная формула

В феврале 2017 года из «Формулы-1» после почти сорока лет руководства чемпионатом ушел Берни Экклстоун. Новым владельцем Formula One Group стала американская компания Liberty Media.

Многие организаторы Гран-при воспользовались ситуацией со сменой власти и добились существенного снижения суммы ежегодного взноса. По данным «Медузы», плата за проведение Гран-при Сингапура снизилась в три раза. Россия, продлив договор на проведение этапа до 2025-го (первоначальное соглашение было рассчитано на 2014–2020 годы), смогла, по данным «Медузы», добиться снижения только на 15%.

«Работы по оптимизации этого контракта велись на протяжении последних четырех лет и продолжают вестись сейчас очень активно. И условия, по которым наши отношения заключены, устраивают обе стороны. „Оптимизация“, да, это в том числе и снижение», — говорит Титов.

В январе 2017-го, за месяц до появления новости о продлении соглашения на проведение Гран-при России до 2025 года, было объявлено о том, что титульным спонсором этапа стала группа ВТБ (60,9% принадлежит государству). Еще через четыре месяца поддержать гонку «Формулы-1» решила компания «Лукойл». До этого на протяжении трех лет у Гран-при России не было ни одного российского спонсора.

Clive Mason / Getty Images

В апреле 2018 года Дмитрий Козак объявил о том, что государство больше не будет принимать участия в Гран-при, а все финансовые и организационные полномочия целиком переходят компании «Росгонки». По крайней мере, официально.

«Вы же понимаете, что это не Сергей Воробьев и тем более не Алексей Титов подписали [спонсорский] контракт с ВТБ на икс-икс-икс миллионов. Понятно, что этот проект под государственным наблюдением», — говорит «Медузе» Оксана Косаченко. По ее словам, роль государства сильна во многих странах, проводящих Гран-при «Формулы-1», в этом плане Россия не уникальна. Однако даже, например, в случае с Азербайджаном, где куратором этапа является вице-президент и супруга президента страны Мехрибан Алиева, самостоятельности у промоутера все равно намного больше, чем в России.

«И они по-другому там работают — как европейская компания. Мехрибан Алиева там не руководит процессом, не проводит оргкомитеты», — подчеркивает Косаченко, принимавшая участие в организации Гран-при Азербайджана.

Помимо ВТБ и «Лукойла», рассказывает Титов, у Гран-при России, а также «Сочи Автодрома» есть еще ряд спонсоров, большинство из которых «пока нельзя называть». Косаченко предполагает, что ряд российских компаний, — например, «Уралкалий» или «Газпром» — «на определенных условиях» выделяет деньги на проведение российского этапа «Формулы-1», не желая при этом увеличивать сумму взноса, что необходимо для появления «в зоне визуализации», то есть на экранах телевизоров. «Не будем этого скрывать — у нас очень много видов спорта, где есть „уполномоченные“ на их поддержку компании», — заключает Косаченко.

Имиджевый проект для 260 тысяч зрителей

Владимир Путин награждает победителей Гран-при России с первого этапа. В 2017 году Путин перед церемонией награждения, беседуя через переводчика с гонщиками «Феррари» Себастьяном Феттелем, Кими Райкконеном и пилотом «Мерседеса» Вальтери Боттасом, сообщил, что количество любителей «Формулы-1» в России с каждым годом растет, а в сочинских гостиницах нет ни одного свободного места. По данным «Медузы», несмотря на официально объявляемые аншлаги, организаторы Гран-при России уже не первый год испытывают проблемы с продажей билетов. Так, в 2017-м, по словам двух собеседников «Медузы», пять тысяч билетов было распределено Краснодарским краем между сотрудниками бюджетных и военных учреждений.

Президент России Владимир Путин и гонщики Себастьян Феттель и Льюис Хэмилтон на церемонии награждения, 11 октября 2015 года
Grigory Dukor / Reuters / Scanpix / LETA

«Зачем России „Формула-1“? Давайте переформулируем так: зачем нам „Формула-1“, если у нас ее смотрят 200 тысяч человек, а в Англии 6–7 миллионов? У нас максимальная цифра по прошлому году — 261 тысяча на 145-миллионную страну, — утверждает Косаченко. — Поэтому я считаю, что это — государственный имиджевый проект. Вопрос, как долго он проживет. И самое главное — что мы из этого получаем, какова отдача, если, со слов промоутеров, число иностранцев, которые к нам [в Сочи] приезжают, приближается к нулю». По данным сайта Sports.ru, ни одна из гонок «Формулы-1» (каждую транслировал телеканал «Матч») не попала в рейтинг самых популярных спортивных программ.

«Очень многие задают вопрос, каким образом „Формула-1“ популяризирует автоспорт, — говорит гендиректор „Росгонок“ Титов. — Вот в рамках дискуссии в Российской автомобильной федерации я слышу это каждый день, они колоссально недовольны тем фактом, что — в их понимании — „Формула-1“ высасывает все деньги из всех возможных спонсоров и поэтому в [другие] гонки и в автоспорт никто не вкладывает. Но этот разговор проецируется на футбол, на баскетбол, на хоккей — на что угодно. У нас ни один спорт не является коммерчески выгодным в принципе. Ну, потому что у нас такая система».

В октябре 2015 года 87-летний Берни Экклстоун, заработавший на «Формуле-1» состояние в 3,3 миллиарда долларов, пообещал, что, пока он будет жив, Гран-при России останется в календаре чемпионата. Позднее, уже после ухода в отставку, Экклстоун добавил, что российский этап входит в число тех, которые он никогда не пропускает. Планируется, что 30 сентября Экклстоун и Владимир Путин вновь встретятся на «Сочи Автодроме».

Александра Владимирова

Реклама