новости

100 осужденных, один оправданный. Что мы узнали из доклада «Команды 29» про дела о госизмене и шпионаже в России

Meduza
Эколог Александр Никитин, обвиненный в госизмене и разглашении гостайны и оправданный судом, 29 марта 2000 года
Эколог Александр Никитин, обвиненный в госизмене и разглашении гостайны и оправданный судом, 29 марта 2000 года
Олег Булдаков / ТАСС

«Команда 29» выпустила доклад про самые секретные дела российской уголовной системы — о государственной измене и шпионаже. В исследовании изложена информация обо всех известных осужденных по таким делам (а еще можно почитать их истории) за последние 20 лет. «Медуза» пересказывает главное из доклада «Команды 29».

За 20 лет за госизмену и шпионаж в России осудили около 100 человек. 278 человек получили приговоры по статье о разглашении государственной тайны, пятеро — о незаконном доступе к ней. Как объясняет «Команда 29», по статье о госизмене судят граждан России, по статье о шпионаже — иностранцев; статья о разглашении гостайны применяется к тем, кто имеет допуск к секретным сведениям, а статья о незаконном получении гостайны — к тем, у кого такого допуска нет (она появилась в УК только в 2012 году). Самыми тяжелыми считаются статьи о госизмене и шпионаже: они предусматривают до 20 лет лишения свободы.

Из всех обвиняемых в госизмене и шпионаже за 20 лет только одного оправдали. Еще три дела — о государственной измене Светланы Давыдовой, Николая Панасевича и Сергея Минакова — были прекращены. «Команда 29» отмечает, что в делах о госизмене, шпионаже и гостайне обвинительный уклон российской уголовной системы усугубляется секретностью. Если в такие дела попадает независимый адвокат, часто он выясняет, что обвинения надуманны, а следствие и суд проходят с нарушениями.

Как минимум в 23 делах о госизмене и шпионаже участвовали адвокаты, назначенные государством, либо адвокаты по соглашению, действия которых навредили подзащитным. Они обычно советовали признать вину и сотрудничать со следствием, а также пропускали сроки обжалования решений суда, утверждается в докладе. Там приведена ссылка на интервью певца Владимира Мартыненко, заявлявшего, что по совету адвоката Елены Лебедевой-Романовой он на первых допросах подписывал протоколы «не читая». Та же адвокат защищала бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля, получившего длительный тюремный срок, отмечает «Команда 29».

По меньшей мере в 19 делах о госизмене и шпионаже следствие пыталось фальсифицировать документы или доказательства: например, выписывало документы задним числом, признавало переданные сведения гостайной постфактум или отказывалось проводить экспертизу с участием компетентных экспертов, приглашая «карманных» специалистов. «Команда 29» приводит в пример дела Анатолия Бабкина и Валентина Данилова. Экспертизу для них готовили одни и те же специалисты, хотя в одном случае рассматривался вопрос об электризации спутников, а в другом — движение подводного аппарата в газовой каверне.

Российские законы устроены так, что сам перечень сведений, составляющих гостайну, — гостайна сама по себе. Не имея допуска к секретным сведениям, человек не может знать, что тайна, а что нет, отмечает «Команда 29». Как минимум 21 осужденный за госизмену не имел допуска к гостайне. Кроме того, как сказано в докладе, материалы уголовных дел, связанных с гостайной, могут быть засекречены, и с ними запрещают знакомиться адвокату. В частности, нередко засекречивают приговор и обвинительное заключение, хотя оба документа не могут быть секретными, потому что осужденный должен иметь возможность обжаловать решения суда.

По делам о госизмене и шпионаже часто дают наказание «ниже низшего». «Команда 29» связывает это с сомнениями суда в виновности подсудимого, отмечая, что в российской уголовной системе виновность фактически определяет следователь, а судья только выбирает наказание. Как минимум 39 обвиняемых в госизмене и шпионаже получили в первой судебной инстанции срок ниже низшего предела по статье, из них двоим назначили условный срок. Кроме того, за 20 лет Владимир Путин, «руководствуясь принципами гуманизма», помиловал не менее 17 осужденных за госизмену и шпионаж (из них 12 позже обменяли).

При этом законодательство о госизмене, шпионаже и гостайне ужесточается. С 2008 года обвиняемые потеряли право требовать суда присяжных, где доля оправданий была на два порядка выше, чем в обычных судах. С 2012 года статьи Уголовного кодекса о госизмене, шпионаже и разглашении гостайны были расширены, в том числе за счет формулировок «иные случаи», «иная помощь» и замены формулировки «внешняя безопасность» России на более расплывчатое слово «безопасность». Фактически под статью теперь можно подогнать любую помощь иностранцу, считает «Команда 29».

Дела о госизмене и шпионаже связаны с внешней политикой России, считает «Команда 29». Из примерно сотни дел по этим статьям 18 приходится на измену или шпионаж в пользу США, 17 в пользу Китая. Но лидером остается Грузия — 26 дел. Все они были возбуждены после Пятидневной войны 2008 года. Как минимум в 13 «грузинских» делах суд вынес наказание ниже низшего предела, предусмотренного статьей. В докладе также сказано, что с начала российско-украинского конфликта в 2014 году за госизмену и шпионаж в пользу этой страны в России осудили минимум четверых человек; еще четыре уголовных дела сейчас расследуются.

Пересказала Ольга Корелина