истории

Как сирийцы могли сбить самолет россиян — своих союзников? Объясняет военный эксперт Михаил Ходаренок

Meduza
Зенитная управляемая ракета на пусковой установке С-200В в парке «Патриот» под Москвой
Зенитная управляемая ракета на пусковой установке С-200В в парке «Патриот» под Москвой

В ночь на 18 сентября сирийские ПВО сбили над Средиземным морем разведывательный самолет Ил-20, в котором находились 15 российских военных (все они погибли). Россия обвинила в случившемся Израиль, который в эту ночь нанес несколько авиационных ударов по побережью Сирии: по версии министерства обороны, именно израильский самолет пытались сбить сирийцы — но попали в россиян. При этом Израиль утверждает, что в момент атаки на Ил-20 его самолеты уже вернулись в родное воздушное пространство. «Медуза» попросила рассказать о том, как могло получиться, что сирийцы сбили самолет своих союзников, Михаила Ходаренка — бывшего сотрудника Генштаба и специалиста по ПВО, а сейчас — военного обозревателя «Газеты.ру».

Все это произошло из-за того, что боевые расчеты Сирии реально не знали, какова воздушная обстановка в районе выполнения боевых действий. И, конечно, из-за целого ряда ошибок при боевой стрельбе, которые они допустили. Прежде всего, при захвате цели они должны были точно определить ее характер и государственную принадлежность. По всей видимости, этого не было сделано. Нужно было точно определить ее координаты. Очевидно, и этого они не сделали. Выполнять боевую стрельбу без этих данных невозможно.

Поскольку ракетная система С-200 обладает определенными характерными чертами, можно строить гипотезы, как все могло происходить. В частности, с помощью этой ракетной системы вполне возможно выполнение боевой стрельбы в режиме так называемого монохроматического излучения. В этом режиме не определяется дальность от цели и захват поражения происходит только по угловым координатам. Экраны индикаторов [цели] на С-200 очень маленькие — размером со спичечный коробок. Если нет точных данных о дальности от цели, возможна ошибка. Чтобы перейти в другой режим, при котором можно определить дальность от цели, надо выбрать [команду] «неоднозначность по дальности». Но на это уходит определенное время. Сирийцы, видимо, торопились выполнить боевую стрельбу и не сделали этого. Открыли огонь, не разобравшись с тем, кого они сопровождают.

Также возможно, что во время наведения ракеты был срыв самонаведения. В таком случае она перешла в режим поиска частоты и потом захватила наиболее крупный объект с точки зрения отражающей поверхности. И им оказался как раз Ил-20. А вот рассуждать о системе «свой-чужой» мы не можем, потому что не знаем, была она там установлена или нет. И совсем не знаем ничего о том, прибегал ли боевой расчет к ее использованию. 

На самом деле, чтобы сформулировать какую-то серьезную гипотезу, данных пока, прямо скажем, не хватает. По сути дела, кроме факта обстрела и уничтожения, мы не знаем ничего. Но, скорее всего, это ошибка вполне конкретных людей из боевого расчета — командира группы, офицера захвата, оператора наведения, офицера пуска. Техника, как правило, ни при чем.

Чьей версии можно больше верить — российской или израильской? Давайте ответим на вопрос: кто сбил самолет? Это же не Израиль сбил, а сирийский боевой расчет, который допустил ошибки, не разобрался, уничтожил неправильную цель. Но если бы Израиль раньше предупредил о своих действиях, наша команда наверняка бы вывела этот самолет из зоны боевых действий. Так что косвенная вина лежит и на израильтянах.

Записала Ирина Кравцова