истории

«Я взял в банке 500 тысяч и вложил их в криптовалюты» Читатели «Медузы» о том, зачем они брали непосильные кредиты — и как пытаются по ним расплатиться

Meduza
Андрей Махонин / ТАСС

В России кредитный бум: доходы россиян не растут, зато долги перед банками — да, причем очень быстрыми темпами. Зачастую выбраться из них оказывается очень трудно; пытаясь погасить задолженность, люди берут все новые и новые кредиты, отчего все становится только хуже. «Медуза» попросила читателей рассказать, как они или их близкие попали в долговую яму и получается ли из нее выбраться. Нам пришли сотни сообщений — и горьких, и самоироничных, с признаниями в собственных ошибках и с советами, как их не повторить. Мы благодарны всем, кто поделился своими бедами, и публикуем несколько таких историй с согласия их авторов.

Письма приводятся полностью — мы лишь немного их отредактировали, чтобы было удобнее читать.

Игорь, 27 лет

Свой первый кредит я взял на следующий день после совершеннолетия. Решил побаловать себя и взял классный смартфон, наверное, на год. Платил тысячи по полторы в месяц, это не сильно напрягало. Сразу же посыпались предложения по кредитным картам, против которых я не смог устоять. В итоге через полгода у меня был уже один кредит и одна кредитная карта. Через два года решил купить себе новый айфон, конечно же в кредит. С регулярным погашением карты и прошлого кредита кредитная история у меня уже была отличная.

Затем появился шанс неплохо зарабатывать (я стал снимать свадебные видео), сразу завел еще одну кредитку и обе благополучно опустошал. Конечно же, заказов было меньше, чем я думал, поэтому к концу свадебного сезона у меня был один кредит на телефон и две кредитки с [ежемесячными] платежами около четырех-пяти тысяч. Так как я понимал, что до весны работы не будет, решил взять кредит, чтобы покрыть действующие кредиты. Это был очень большой кредит, тысяч на 180: захотелось еще немного наличности поиметь, пока дают.

На радостях от одобрения [кредита] я даже не обратил внимания на страховку, а тем временем итоговая сумма к погашению у меня была 270 тысяч рублей. Погасив все задолженности, я все-таки оставил себе одну из кредитных карт. К тому же по ней подняли лимит, который тоже недолго продержался. В общем, с того момента прошло года четыре или пять, сейчас я руководитель небольшого развлекательного центра, получаю очень хорошие деньги в своем городе, больше многих знакомых и друзей. Но растут доходы, растут и запросы. Сейчас я отдаю за кредиты 67 000 рублей в месяц. И не всегда хватает на что-то, поэтому в выходные лечу в отпуск по кредитной карте.

Понимаю, что я дебил, что выплатил уже не одну ипотеку. Но так вот получилось. Очень надеюсь, что в итоге выберусь из этих долгов, а пока держусь как-то.

Евгения, 23 года

Первый кредит я взяла на какой-то дорогущий планшет — мне было лет 19. Выплаты были не очень большие, я справилась. После этого я взяла в рассрочку макбук. В периоды, когда все в моей жизни было хорошо, я много работала и выплачивала все вовремя. Но если наступал период застоя или какие-то депрессивные состояния, неудачи в работе или учебе — начинались проблемы. Бывали ситуации, когда я тратила деньги на действительно более срочные вещи: вопросы здоровья, помощь близким. Бывало, что я тратила отложенную на погашение сумму бездумно, чтобы почувствовать себя счастливее, заедая тревогу или подавляя плохое настроение с помощью покупок.

Когда начались звонки и письма от коллекторов, я оформила кредитную карту. Через нее я поначалу погашала рассрочку за ноутбук, но затем снова сорвалась и потратила почти сразу всю сумму. Даже когда у меня на руках оказываются деньги, которых хватит на погашение обоих кредитов, я трачу их на другое. Коллекторов избегаю и не беру трубки. Когда пишут во «ВКонтакте» или звонят на работу — игнорирую. Живу не по прописке, встретиться с ними лично шансов немного. Сейчас стараюсь быть ответственней и потихоньку кладу деньги на карту. В какой-то момент очень помогла мама — дала часть суммы и проконтролировала, чтобы я точно использовала ее по назначению.

Проблем никаких серьезных не было: звонки, угрозы — все как у всех. Часто звонят на работу, друзьям и родителям. Откуда у них номера, я не знаю, нигде их не указывала. Страшно было, когда сумма долга впервые перевалила за сто тысяч, для меня это тогда были большие деньги. Сейчас мне осталось [выплатить] лишь около пятидесяти тысяч, чувствую себя спокойно, собираюсь погасить в течение полугода. Для меня главной проблемой остается скорее борьба с шопоголизмом и тратой денег как средством выхода из тревожных или депрессивных состояний. Часто появляется соблазн взять еще одну кредитную карту. Этот вопрос я решаю с психотерапевтом.

Петр (имя героя изменено по его просьбе), 20 лет

Накануне кризиса 2008 года мой отец взял в нескольких банках кредитов на миллионы рублей (то ли 15 миллионов, то ли 25). Их он собирался направить на развитие бизнеса, у него была строительная компания. Деньги утекли в пустоту — то ли в руки каких-то мошенников, то ли партнеры тоже разорились. Поручителем по части этих кредитов (около половины суммы) выступила моя мама. На следующий год родители развелись, а летом 2010 года объявились коллекторы и приставы. 1 сентября 2010-го мы впервые поехали в школу не на машине, а на автобусе: автомобиль забрали приставы. Это позволило погасить, кажется, около миллиона рублей долга.

После этого мы собрали практически все ценное и развезли, попрятали эти вещи по родственникам: телевизоры, компьютеры, кухонную технику, синтезатор брата, мою электрогитару. Год мы жили в полупустой квартире без привычных удобств и занятий. После этого нас перестали тревожить коллекторы из какого-то там сибирского или поволжского долгового агентства, мы потихоньку вернули вещи. Стали жить спокойно, прошли годы, я поступил в институт, собрался переезжать из родного дома.

В тот день — это было уже в 2016 году, — когда я уже упаковал все свои вещи, мы проснулись от звонка в дверь: пришли приставы. Описывать имущество. Описали все, что у нас тогда было, что их заинтересовало, буквально на несколько тысяч рублей. Эту сумму мы смогли, конечно, погасить, и больше с нас брать было уже нечего.

Примерно тогда был принят закон о банкротстве физлиц. Мама постаралась воспользоваться этой возможностью, а отец к тому времени уже год сидел в тюрьме (совсем по другому делу), родители между собой не общались. Спустя два года процедура банкротства подошла к концу. Теперь уже все. Так и выбрались из долговой ямы.

Алексей, 42 года

После рождения первого ребенка на семейном совете было принято решение покупать квартиру в кредит, чтобы не жить с родителями жены. Был 2007 год, и банки активно кредитовали в валюте. Моя зарплата, как и у многих тогда, была привязана к доллару (ее выдавали в рублях по текущему курсу ЦБ). Исходя из действующих ставок и условий кредитования банк одобрил только долларовый кредит по ставке 10,5%. Кредит взяли на 20 лет с первоначальным взносом 5%.

Семья с трудом пережила идущие один за другим валютные кризисы 2008 и 2014 годов. Чтобы расплатиться с банком, пришлось даже продать дачу. После кризиса 2014 года, когда курс доллара вырос почти в три раза по сравнению с 2007-м, выплатив почти половину основного долга, в рублях я остался должен банку такую же сумму, как и брал первоначально. К 2016 году сумма ежемесячного платежа по кредиту в рублях достигла 60% семейного бюджета (к этому времени семья состояла уже из четырех человек). Тогда мы решили продать квартиру на уже падающем рынке и рассчитаться с банком полностью. Так в 2017 году я остался без какой-либо собственности — и мы начали снимать квартиру.

Участники митинга, организованного Всероссийским движением валютных заемщиков. Москва, 28 декабря 2014 года
Участники митинга, организованного Всероссийским движением валютных заемщиков. Москва, 28 декабря 2014 года
Илья Питалев / ТАСС / Vida Press

Мила, 25 лет

Моя мать погрязла в кредитах. Начиналось все достаточно безобидно, купила телефон в кредит, затем компьютер. Началось это еще лет 10 назад. Телефоны ломались чаще раза в год, и каждый раз она покупала новый в кредит. Потом рефинансирование кредита, потом кредитные карты, дальше уже началось страшное.

Кредитные карты ей для нашей провинции давали с огромными лимитами. Она влезла в огромные долги. Зарплата моей многодетной матери-одиночки (да, такой женщине дают безумные кредиты за безбожные проценты) — 12 тысяч рублей, а долг по кредитам превышал 300 тысяч. Ее грошовую зарплату удерживали в счет уплаты кредитов, причем ее не хватило бы даже чтобы выплатить долг до пенсии. Ее гражданский муж взял на работе ссуду, чтобы оплатить долги. И как вы думаете, ее это остановило? Конечно, нет!

Гражданского мужа уволили, сейчас он грузчик, получает за смену одну-две тысячи. Работает от одной до трех смен в неделю. Мне тоже пришлось помогать матери при условии, что она больше не возьмет кредит. Она плакала, резала свою кредитку, но так и не сдержала слово.

Мне на тот момент было уже 22 года, мне приходилось снимать квартиру в столице и платить за нее 70% своей зарплаты, и я очень хотела свое жилье. Мне удавалось копить — и я даже накопила немаленькую сумму, но после звонка матери все рухнуло. Все мои накопления на первоначальный взнос по ипотеке ушли на оплату ее кредитов.

Александр, 32 года

Я осторожно отношусь к кредитам наличными, но мне всегда нравилась концепция кредитных карт. У меня был статус ВИП-клиента в «Альфа-Банке» и «черная» кредитка с приличным лимитом, которой я несколько лет успешно пользовался. Я работаю в сфере туризма, доход сезонный, и кредитка — это удобно. Ее можно пополнять небольшими платежами, а после сезонного заработка закрывать все долги целиком, чтобы потом снова потихоньку ей пользоваться.

Правда, однажды все пошло не по плану. Все мои счета заблокировали приставы из Удмуртии: оказалось, что у меня там «двойник», полностью совпадающий и по ФИО, и по дате рождения. И мой «двойник» всем кругом должен: и штрафы за пьяное вождение, и алименты, и просроченные кредиты. Приставы из Удмуртии решили, что мои счета — это его счета, и все арестовали.

Так я остался без возможности вносить платежи по графику, ведь все деньги ушли бы приставам в Удмуртию. Банк вместо привычного вежливого общения заявил, что я должен вернуть все деньги по кредитной карте немедленно и потом решать свои проблемы. Приставы, арестовавшие счета, смущенно сообщили, что «Наверное, вам придется подъехать». В Ижевск. По просроченным платежам мне начислили еще пачку штрафов и пеней, передали дела коллекторам и в конце концов обратились в суд.

Так мы, в общем, до сих пор и живем. Вернуть долги со всеми штрафами не хватает денег, кредитная история у меня уничтожена, возможности открыть счет или купить, например, телефон в рассрочку ни малейшей — и все из-за двойника и заблокированной по чужим долгам кредитки.

Мария, 25 лет

Моя мама-бюджетник начала жить на кредиты примерно лет восемь назад, брала зимой и первые годы отдавала за лето. Я об этом ничего не знала. В 2015 году она заболела и стала тратить гораздо больше, чем получала. Она не отдавала кредиты и брала новые, в том числе в микрофинансовых организациях. Я переехала в другую страну и была очень далеко, когда начались звонки от коллекторов по телефону и в двери квартиры. Выяснилось, что там пять банков и один кредит в МФО на общую сумму около 700 тысяч рублей.

Суд описал полностью всю мамину зарплату в 15 тысяч (половина уходила в банк, другая половина — приставам). Про суд мы узнали, только когда стала исчезать зарплата с карты полностью под ноль. На нервной почве я приехала и оплатила 150 тысяч в МФО, потому что они больше всего угрожали и давили, и мне стало легче спать. В январе 2018-го я обратилась в фирму, которая занимается исключительно кредитными должниками и оформлением банкротства. Так как набежали проценты, долги были почти в миллион рублей — и можно было оформлять банкротство. Единственную квартиру у банкрота не могут забрать, если залога нет, так что это точно был наш вариант. Процедура стоила 90 тысяч, все мои сбережения на тот момент, но куда деваться. Суд будет в октябре-ноябре 2018 года.

Ксения, 23 года

Первый кредит я взяла по глупости. Пришла в школу английского Speak up — получать знания, так сказать. Там подписала договор на предоставление услуг, вместе с которым мне сунули кредитный. На мой вопрос «Почему кредитный?» сотрудники мило ответили: «У нас такая система оплаты, так удобнее. Если вы захотите расторгнуть договор, мы без проблем подпишем бумаги и платить за обучение вы больше не будете». Когда я поняла, что от «школы» только название, было поздно. Все 60 тысяч рублей я должна была отдать банку, несмотря на то что образования не получала. Спустя пару месяцев сеть школ объявила себя банкротом и закрылась. Банк, которому я ежемесячно перевожу 4500 рублей, закрываться, к сожалению, не собирается.

Никак не могу понять, почему у нас в стране допускают такое открытое мошенничество. Пострадавших от этой истории тысячи. Несмотря на судебные иски, бизнес процветает, открываются новые «школы». Мне не жалко этих денег, потому что я взяла на себя ответственность за свою глупость. Но вместе с ответственностью мне очень хочется чувствовать себя защищенной в своей стране.

Второй кредит я взяла осознанно. Нужны были деньги для того, чтобы пройти лечение в платной клинике. Сейчас мне 23 года, и у меня два кредита, мне страшно смотреть в свое будущее и страшно стареть. Моя семья живет в кредитах, друзья тоже берут кредиты. У них свои истории и причины, а вопрос у всех один: как из этого выбираться?

Вадим, 26 лет

Взял кредит на 500 тысяч рублей в декабре 2017 года. Тогда был дикий рост криптовалют, кредит взял специально, чтобы в них вложиться. С тех пор курс сильно упал, криптовалюту продавать не хочется, чтобы не фиксировать убытки (на падении я потерял где-то 300 тысяч рублей). Кредит нужно выплачивать еще полгода. На оплату уходит примерно половина заработка. Все это время приходится сильно экономить, так как еще приходится оплачивать аренду жилья. Например, я не спешу оплачивать штраф в 15 тысяч рублей, который мне достался по итогам митинга 26 марта. Надеюсь, что в ближайшее время курс биткоина восстановится.

Артем, 22 года

Я вырос в кредитах. Я не знаю, каково это — жить без долгов. Когда я пошел в первый класс, мои родители впервые взяли кредит. Это были микроволновка, стиральная машина и школьные принадлежности. По расчетам мы должны были его выплатить в течение года, не больше (оба родителя работали на тот момент). Далее произошли довольно банальные события на работах родителей: сокращения и тому подобное, и долг стал чем-то привычным, без чего жизнь, к сожалению, не возможна.

Мы даже позволили себе один раз съездить на три дня на Каспийское море. Как оказалось, это была непростительная роскошь. У родителей появился второй ребенок, жилплощадь надо было расширять, и мы обменяли двухкомнатную квартиру на трехкомнатную в том же доме и даже подъезде с доплатой. Ее, разумеется, мы осуществили с помощью очередного кредита. «Должники по горло, но зато в трешке», — успокаивали мы себя.

Через несколько лет с финансами стало совсем туго, и мы решили разменять трехкомнатную квартиру, за которую кредит все еще не был выплачен, в центре Белгорода на домик в поселке недалеко от города. Разница была около полутора миллионов рублей. Но, к несчастью, хозяин семейства, единственный умевший на тот момент решать подобные вопросы (я был еще слишком молод), погряз в синем цвете настроения, и все договоренности осуществлял менее компетентный человек, то есть мама.

После сложных бюрократических процессов мы переехали в загородный дом, но из-за неверных договоренностей по цене мы не только не вылезли из долговой ямы, но еще глубже в нее упали. Сейчас мне 22, и я переехал в Москву, чтобы однажды вытащить свою семью на поверхность, землю без долгов. Рано или поздно я это сделаю.

Светлана, 55 лет

Здравствуйте! История моя такая: я ушла от мужа с одной сумкой. Помыкалась по съемным квартирам. В итоге взяла ипотеку и кредит на ремонт жилья. В стране вроде все налаживалось. Я на трех работах. Средства позволяли и взять кредит на машину. Жизнь кипела! Но! Украина пустилась в пляс на Майдане, и Америка нам объявила санкции. И тут цены на все у нас на Дальнем Востоке как подпрыгнули! А зарплаты уменьшились… На работе начались сокращения, и недовольные подожгли гараж с машинами начальства. Там была и моя машина — обычной медсестры. Кредитная. Но работы у меня такие, что нужно передвигаться на транспорте и по времени успеваешь только на машине. Пришлось брать еще один кредит. Вот так. Кручусь как могу. Сил уже нет. И лет мне 55.

Дмитрий, 33 года

В 2014 году я совершил типичную ошибку бизнесмена в России. Вместо того чтобы выправлять рабочие процессы и резать расходы, начал накачивать фирму кредитными деньгами, боясь потерять сотрудников. Наша сфера (организация мероприятий) в кризисный период помирает сразу после банков, но я был уверен, что смогу отдать долги в конце года, поскольку у нас были заключены два твердых контракта на хорошие суммы. Таким образом я «сжег» несколько миллионов кредитных рублей — на зарплаты и текущие расходы, хотя проектов практически не было, а те, что были, не окупали ничего. В августе эти самые два твердых контракта клиенты расторгли. И я остался без денег, сотрудников, зато с неподъемным долгом.

Со стороны банков и коллекторов начался жуткий прессинг. Мне писали страшные письма, звонили с угрозами, делали какие-то пометки на двери квартиры, где я прописан. Сначала я пытался контактировать с банками, но они сильно трепали нервы. Я плюнул и скачал программу на телефон, которая блокирует нежелательные звонки. «Пусть подают в суд…» — подумал я. На тот момент у меня не было никакого имущества, и я морально был готов искать деньги на адвоката.

За два года рабочую ситуацию удалось выправить. Бизнес снова функционирует нормально, но, как ни странно, в суд на меня никто не подал. Прошло три года с момента последнего контакта с банками и коллекторами. Не все банки выжили. А «письма счастья» от коллекторов приходят из каких-то странных уголков России. Я так понял, что мои долги бесконечно перепродаются за копейки все глубже и глубже в регионы. Что касается того, как я планирую выбираться из долговой ямы… Наверное, никак. Ни один банк мне не одобрит кредит, но зато я научился распоряжаться деньгами и планировать рабочие финансы. В общем, со мной сложилась парадоксальная ситуация: по-моему, мне повезло, и долг списан. Не знаю, как так вышло с несколькими миллионами. Ведь обычно коллекторы за 15 тысяч у людей вынимают душу и таскают по судам.

Георгий, 29 лет

В 2015 году моя мама продала нашу старую квартиру в Тобольске, чтобы помочь мне с покупкой новой в Тюмени, где я живу и работаю. Вырученных денег на новую квартиру, ремонт и мебель, конечно, не хватило; пришлось взять ипотеку на 2 миллиона рублей сроком на 25 лет. Ежемесячно я плачу 19 тысяч рублей; моя официальная зарплата — 25 тысяч. За эти три года я пару раз умудрялся брать небольшие кредиты, к примеру на покупку нового айфона. Рассчитывался с ними при помощи подработок: я рисую комиксы, а еще мы с партнером держим небольшую книжную лавку — она не приносит дохода, но здорово помогает нам поддерживать развитие культуры в городе.

Весной 2018 года я проводил в Тюмени независимый фестиваль комиксов, на который приехал даже культовый издатель Давид Шилтер из Риги и на который я выиграл грант в 98 тысяч рублей от местного департамента (гранты также получили другие хорошие проекты: к примеру, битва на карасях и метание икры на озере под Тюменью). Но финансирования категорически не хватило, и я взял еще один кредит на 100 тысяч рублей. Фестиваль получился отличным, все гости и участники остались довольны, но из-за того, что я посвящал ему слишком много времени, меня выгнали с работы. Два месяца я не мог ничего найти, было очень тяжело.

Сейчас меня взяли на работу в театр, дела налаживаются, но конца и края долгам все равно не видно. Все ждут новый фестиваль, а мне страшно даже думать о том, где брать средства на его организацию. Нашу книжную лавку пришлось временно прикрыть из-за накопившихся долгов перед поставщиком. Порой мне кажется, что я по глупости все глубже ухожу в финансовую яму, и не знаю, как это остановить. Недавно я от отчаяния завел краудфандинг на издание книги, собрал 60 тысяч рублей (после вычета комиссии сайта). Теперь меня зовут на престижные фестивали комиксов за границу, побывать там — моя мечта, но я боюсь еще сильнее увязнуть в долгах.

Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Артем, 30 лет

Здравствуйте, в 2012–2013 годах благодаря интенсивной рекламе и собственному прекраснодушию я увлекся так называемой торговлей на рынке «Форекс». Результаты были спорными, но я почему-то верил в чудо. И вот я решил сыграть по-крупному, взял несколько кредитов в крупных банках и несколько микрозаймов на общую сумму полтора миллиона рублей. Результат оказался крайне плачевным. Я остался без денег и с долгами.

Первое время было очень тяжко, не скрою, посещали суицидальные мысли. Я не рассказывал о проблеме родственникам, из зарплаты гасил текущие долги, а на то, на что не хватало денег, брал микрозаймы. В итоге настал момент, когда я понял, что не могу обеспечить долг. Денег не хватало ни на что, и я решил не платить. Помимо всего прочего, наступил 2014 год, Крым, кризис, и я потерял работу. Правда, нашел другую, неофициально.

Коллекторы звонили все это время до сотни раз за день, по разным кредитам. Разговаривать с ними не хотелось, но порой на какого-нибудь коллектора можно было выплеснуть всю злобу и обиду за свою же глупость. Мне жалко этих людей, ежедневно их поносят самыми последними словами. Многие мои долги сейчас перешли к судебным приставам, большинство дел закрыто из-за невозможности взыскания.

Я ничего не плачу несколько лет, собираю деньги на банкротство. Убежден, банки сами виноваты в том, что происходит. Население необразованно финансово, а банки хотят наживы и дают необеспеченные кредиты кому попало. Не берите кредиты, живите по средствам.

Елена, 57 лет

Я брала небольшие кредиты и благополучно их гасила. В 2013 году взяла на свадьбу сына в Сбербанке 150 тысяч, к которой мне навязали еще одну карту — с которой нельзя было снимать деньги, а только расплачиваться в магазинах. Я ее не трогала. Через год мне срочно понадобилось еще 150 тысяч, и я взяла еще один кредит — в «Газпроме». У меня на тот момент была хорошо оплачиваемая работа, кредиты гасились даже большими суммами, чем было нужно.

А в 2015-м у меня заболела мама, мне пришлось уволиться с работы и уехать в другой город ухаживать за ней. Это было в мае. В октябре я вернулась, но на работу меня нигде не брали. Успела встать на учет в центре занятости, там пособие было 5800 рублей, его выплачивали двумя частями — два раза в месяц. Хитрым способом (так как я не работала) взяла еще один кредит в «Совкомбанке», на 50 тысяч рублей. Заплатила все, что могла, до февраля месяца, и деньги закончились. Работы не было. В ход пошла кредитная карта Сбербанка. Итого в марте мне нужно было заплатить по четырем кредитам и квартплату. В Сбербанке сделали реструктуризацию кредита — уменьшили наполовину. Я устроилась в бутик продавцом и получала там сущие гроши — шесть-семь тысяч плюс пособие по безработице.

В общем, я не стала платить в «Газпром» и квартплату. До пенсии было еще полгода. «Газпром» предупредил, что если я не внесу тогда-то и столько-то, то подадут в суд. В июне 2016 года подали, но до сентября я этого не знала. На бирже мне предложили работу, и я не стала отказываться, пошла в школу уборщицей, почти по блату. А тут и пенсия подкралась. В школе зарплата восемь, пенсия почти десять, и из бутика не ушла. Крутилась, в общем. В сентябре письмо из суда пришло от «Газпрома», и тут же заблокировали все счета, а потом приставы стали с зарплаты и с пенсии высчитывать по 50%.

Я справлялась, экономила на всем, оплачивала другие кредиты, в отпуск не пошла, от подработки не отказывалась. Казалось, все, вот-вот кабала закончится. Но не тут-то было! По суду кредит в «Газпроме» я должна была закрыть в ноябре 2017-го. В сентябре мне стали возвращать обратно уплаченные мной деньги. Приставы сказали, что я ничего не должна. В «Газпром» не обращалась. И зря. В июне они снова подали на меня в суд, чтобы вернуть им неустойку, а в декабре прислали повестку, чтобы я в январе явилась на заседание.

Юридически я не подкована совсем и договор почти не читала, а когда неустойку увидела, волосы дыбом встали. А вот, знаете, спасибо суду! Вытащили они меня! Без всяких взяток, просто уменьшили неустойку по максимуму, и все. В то же время мне прибавили зарплату, один кредит я погасила, задолженности по квартплате не было уже давно. Я в ускоренном темпе выплачивала долг «Газпрому» и радовалась, что приставы меня не беспокоят. Когда получила отпускные, пошла в банк отдавать оставшийся долг до копейки и закрывать кредитный договор. Но нет же! Банковским работникам почему-то не прислали судебное решение, и они насчитали мне еще восемь тысяч неустойки.

Сейчас я в отпуске, просто отдыхаю дома от тех сумасшедших двух с половиной лет. Восемь тысяч уже не так страшны, договорились, что заплачу их в сентябре-октябре. Если еще что-нибудь не придумают. Договор с ними заключен до мая 2019 года. А в ноябре я рассчитаюсь с двумя другими кредитами, и все, больше никаких кредитов! Я как-то исхитрилась и стала копить, откладывать на депозит деньги, подушку безопасности себе делаю. Я была без работы перед пенсией и боялась всегда, что пенсионный возраст поднимут, даже на полгода тяжеловато, казалось. Вышло-то вон оно как…

Обновление от 17 сентября: Одна из опубликованных историй была удалена, поскольку у редакции возникли сомнения в ее достоверности. 

Истории читала Ольга Страховская