Перейти к материалам
Члены следственной группы после обыска в редакции агентства «БелаПАН», 7 августа 2018 года
истории

«Я не оборачиваясь поняла, что это за мной». Зачем в Белоруссии задержали журналистов крупнейших независимых изданий — и что будет дальше

Источник: Meduza
Члены следственной группы после обыска в редакции агентства «БелаПАН», 7 августа 2018 года
Члены следственной группы после обыска в редакции агентства «БелаПАН», 7 августа 2018 года
Сергей Балай / БелаПАН

В течение трех дней, с 7 по 9 августа, Следственный комитет Белоруссии задерживал в Минске журналистов независимых СМИ. Им инкриминируют воровство новостей государственного информагентства «БелТА» из закрытой для обычных пользователей ленты. Всего по делу задержали и допросили 18 журналистов и редакторов, сейчас они освобождены; восемь человек остались в статусе подозреваемых. По просьбе «Медузы» белорусский журналист Игорь Ильяш поговорил с журналистами и рассказывает о том, что происходит с уголовным делом.

«Поинтересовались, с кем оставлю собаку и кошку». Рассказы задержанных журналистов

Все подозреваемые в «краже новостей» журналисты дали следствию подписку о неразглашении материалов дела. Они не могли говорить с «Медузой» о том, что именно им инкриминируют.

Обыски в квартирах независимых журналистов начались 7 августа. К главному редактору крупнейшего информационного сайта Белоруссии TUT.by Марине Золотовой пришли около семи утра. В квартиру позвонили, дверь открыл супруг.

«И к нам сразу ввалилась толпа людей — человек девять с учетом понятых. Я даже удивилась, как они в прихожей поместились. Мне показали ордер на обыск. Там шла речь о несанкционированном доступе к [ленте новостей] БелТА. Я удивилась и расстроилась. О чем подумала? Подумала, что утро начинается странным образом, — рассказывает „Медузе“ Марина Золотова. — Сначала мне предложили добровольно выдать вещи, „при помощи которых осуществлялась преступная деятельность“. Я сказала, что у меня таких вещей нет, ввиду того, что преступная деятельность не осуществлялась».

Обыск длился около шести часов. В списке изъятого — 60 позиций: почти вся находившаяся дома техника за исключением бытовой. Изъяли даже старые и сломанные мобильные телефоны. После этого Марину Золотову доставили в Следственный комитет. Давать показания она отказалась; ее продержали весь день в СК, а потом поместили в изолятор временного содержания на улице Окрестина в Минске.

«В камере я оказалась где-то в районе полуночи. Конечно, это не санаторий, но я общалась раньше с людьми, которые были на Окрестина, поэтому думала, что будет хуже, — рассказывает журналистка. — Камера, видимо, осталась после мужчин, с точки зрения чистоты было немного жутко. И еда была не очень. Но с другой стороны, мы же не есть туда приехали».

9 августа у главреда TUT.by был многочасовой допрос в СК. Помимо несанкционированного доступа к информации ей инкриминировали статью 425 УК Белоруссии — «бездействие должностного лица» (предусматривает до пяти лет лишения свободы). После допроса ее отпустили из-под стражи.

В этот же день в СК сообщили: Марина Золотова «активно содействовала расследованию» и признала, что с ее ведома на протяжении длительного времени сотрудники TUT.by «незаконно использовали реквизиты доступа к платной подписке БелТА». «Медузе» Золотова говорит, что формулировки ведомства ее «удивили и возмутили»: «Я могу только сказать, что дала показания по этому делу. Но на „активное содействие“ это никак не было похоже. Я не говорила, что „с моего ведома“. Не было этого».

* * *

К редактору TUT.by Анне Ермаченок силовики тоже пришли 7 августа утром. «В постановлении на обыск был упомянут несанкционированный доступ к серверам БелТА. Я даже не поверила в то, что прочла, очень долго моргала и перечитывала. Думала, что это мне померещилось», — вспоминает Ермаченок.

Журналистке не дали позвонить коллегам, сказав, что это запрещено, и пообещали «применить силу», если она попробует воспользоваться смартфоном. Из беседы двух бойцов ОМОНа, сопровождавших ее на допрос в СК, она узнала, что вместе с ней задержаны еще восемь сотрудников TUT.by.

Ермаченок тоже отвезли в ИВС — она провела там двое суток. «Со мной в камере 17-летняя девушка была. На вечеринке они принимали наркотики, и один человек умер, — рассказывает журналистка. — Все, кто был в той компании, пошли за незаконный оборот наркотиков, приведший к смерти (статья предусматривает до 25 лет лишения свободы — прим „Медузы“). Девушка была ужасно напугана. Я про свою историю с новостями и паролями даже стеснялась рассказывать».

* * *

К главному редактору единственного независимого информационного агентства Белоруссии «БелаПАН» Ирине Левшиной сотрудники Следственного комитета пришли 9 августа. Она — одна из подозреваемых.

«Я со вторника [7 августа] ждала, что за мной придут, — рассказывает Левшина „Медузе“. — Даже удивлялась, почему уже пришли к редакторам TUT.by, нашей журналистке Татьяне Коровенковой, а ко мне — все никак. В четверг около семи утра я пошла выгуливать собаку, около восьми возвращалась обратно. Поднялась на свой этаж и услышала шаги большой группы людей. Я даже не оборачиваясь поняла, что это за мной. Их было человек шесть, все в штатском. „Я вас ждала“, — говорю. Они показали ордер на обыск, я сама открыла квартиру, и мы зашли».

Потом журналистку повезли на допрос. «У меня даже вежливо поинтересовались, есть ли с кем мне оставить собаку и кошку. Я сказала — если дадите связаться с дочерью, то я волноваться на этот счет не буду», — вспоминает Левшина.

Позвонить ей так и не дали. Тем же утром коллеги начали бить тревогу из-за того, что Левшина не вышла на работу и не отвечает на звонки, и связались с ее дочерью. Та пришла в квартиру — и увидела следы обыска.

Левшина рассказывает, что ее допрос длился около пяти часов. По его окончании главному редактору «БелаПАН» официально объявили, что ее берут под стражу. Сняли отпечатки пальцев и уже поздней ночью (в этот день минское «Динамо» играло в футбол с петербургским «Зенитом» и в милиции не хватало людей и машин) привезли в тот же изолятор временного содержания на улице Окрестина. Там ее посадили в «самую лучшую камеру» — так это помещение охарактеризовали соседки Левшиной.

Главный редактор «БелаПАН» Ирина Левшина выходит на свободу, 10 августа 2018 года
Сергей Балай / БелаПАН

На следующий день, 10 августа, ее допрашивали два часа, а потом сказали, что подписано постановление о ее освобождении.

«За этим никто не следил». Что такое БелТА и зачем журналистам нужна платная подписка на их ленту

Обыски прошли в редакциях TUT.by и «БелаПАН»; в редакции сайта о недвижимости Realt.by, газетах «Культура» и «Наука» и в офисе провайдера «АйТиВи». По данным Следственного комитета, на протяжении 2017 и 2018 годов подозреваемыми было совершено более 15 тысяч несанкционированных подключений к платной подписке государственного агентства БелТА, в результате чего изданию «был причинен существенный вред». Основанием для возбуждения уголовного дела стало заявление в милицию директора БелТА Ирины Акулович — она обратилась туда после того, как несколько платных подписчиков агентства пожаловались на сбои при авторизации.

БелТА освещает деятельность президента Александра Лукашенко и государственных органов Белоруссии, обладая приоритетным правом на доступ к официальной информации. Главная новость на сайте — всегда об Александре Лукашенко, даже если связанных с президентом событий не было несколько дней.

У БелТА есть платная подписка на новостную ленту — она стоит 612 белорусских рублей в месяц (примерно 20 тысяч российских рублей). Все новости из нее выкладываются в открытый доступ — с задержкой в среднем на десять минут. Кроме того, подписчики получают доступ к базе иллюстраций и к анонсам мероприятий в государственных органах. Подписчиками преимущественно являются другие государственные СМИ или учреждения. Основатель TUT.by Юрий Зиссер рассказал «Медузе», что редакция до 2012 года действительно покупала подписку, однако отказалась от нее. «Нам это просто стало не нужно», — говорит Зиссер. Ирина Левшина из «БелаПАН» говорит «Медузе», что в подписке не было смысла: все новости появлялись в открытом доступе — и при необходимости их просто цитировали с использованием гиперссылки.

Журналистов подозревают не во взломе платной подписки, а в использовании чужих логинов и паролей доступа. В СК не поясняют, как они могли попасть к подозреваемым и каким образом они успели сделать более 15 тысяч подключений. Кроме того, непонятно, идет ли речь об одном логине и пароле или о нескольких, а также кто из платных подписчиков являлся настоящим владельцем этих реквизитов.

Несколько журналистов из разных белорусских изданий рассказали «Медузе», что, по их мнению, пароли к подписке БелТА распространялись на уровне личных журналистских контактов. Обычной практикой является один пароль к платной подписке для целого СМИ — им могут пользоваться все сотрудники. «Возможно, некоторые журналисты получили доступ к платной подписке БелТА в частном порядке. Нужно учитывать, что в белорусских медиа работает много выходцев из БелТА и других государственных СМИ. Они просто сохранили свои старые логины и пароли, а в БелТА за этим никто не следил», — объясняет основатель TUT.by Юрий Зиссер.

«Безусловно, это политическое дело». Что будет дальше

Председатель правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий уверен, что если у БелТА возникли какие-то претензии по поводу использования реквизитов доступа к платной подписке, то они должны были обратиться с ними к владельцам этих аккаунтов либо к изданию, журналисты которого используют пароли. При необходимости спор можно было бы урегулировать в суде в рамках гражданского процесса. По его словам, принципиально важно, что речь идет не о хакерской атаке на сайт БелТА, то есть отсутствует ключевой признак преступления по статье о несанкционированном доступе к информации — сайт не был взломан.

Юрий Зиссер тоже считает, что это должен был быть спор хозяйствующих субъектов, а не уголовное дело: «Безусловно, это политическое дело, потому что размах действий правоохранительных органов неадекватен вменяемому правонарушению. Цель — присмирить негосударственные СМИ, и прежде всего самый популярный ресурс страны — TUT.by, — говорит основатель издания. — А заодно пройтись катком по всем. Это акция публичного устрашения».

В многочисленных статьях и телесюжетах государственных белорусских СМИ утверждалось, что сотрудники «БелаПАН» и TUT.by совершили «банальную кражу» и что воровство новостей у них «вошло в привычку». Политический обозреватель газеты «СБ-Беларусь сегодня» (самое массовое печатное издание страны; его учредитель — администрация президента) Дмитрий Крят написал в своем фейсбуке, что смотрит на задержания журналистов «не без злорадства», так как «они и их коллеги» его «давно напрягали».

Редакция агентства «БелаПАН» после обыска, 7 августа 2018 года
Сергей Балай / БелаПАН

С призывами прекратить преследование независимой прессы в Белоруссии выступили представители ЕС, США, Совета Европы и ряда других международных организаций. В МИД Беларуси в ответ заявили, что политической подоплеки в деле нет. Президент Александр Лукашенко ситуацию с задержаниями журналистов не комментировал.

Политический аналитик Александр Класковский полагает, что новых задержаний и обысков по этому делу ожидать в ближайшее время не стоит, потому что Минск не намерен критически обострять отношения с Западом. «Белорусские власти научились не перегибать палку с репрессиями», — добавляет он. Класковский полагает, что расследование может продолжаться еще долго и в дальнейшем использоваться в политических целях: в 2019 году в стране могут пройти президентские выборы.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Игорь Ильяш, Минск

Реклама