Перейти к материалам
истории

ФСБ прослушивала телефон сочинского журналиста. Потому что он принадлежит «к группе оппозиционно настроенных граждан»

Meduza

Главред сайта «БлогСочи» Александр Валов больше полугода сидит в СИЗО. Его обвиняют в вымогательстве денег у депутата Госдумы Юрия Напсо

8 августа Следственный комитет сообщил, что в Сочи завершилось следствие по делу основателя независимого сайта «БлогСочи» Александра Валова, — как сообщил «Медузе» один из адвокатов журналиста, сотрудник международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков, дело Валова передано в прокуратуру.

Как рассказывало «Радио Свобода», 19 января 2018 года Валова прямо в его квартире в Сочи задержал спецназ ФСБ. Затем его поместили в СИЗО в Армавире (своего СИЗО в Сочи нет), где он находится и сейчас. Попков сказал «Медузе», что содержание Валова под стражей продлили до сентября. Сайт «БлогСочи» сейчас не работает, но коллеги Валова создали его «зеркало», которое ежедневно обновляется.

Как взламывали дверь Валова при обыске
Pravo23

Дело против Валова возбуждено по статье о вымогательстве, которая предусматривает до семи лет лишения свободы. По версии следствия, в июне 2016 года Валов пришел к личному бассейну депутата Госдумы Юрия Напсо (бассейн построен прямо на общественном пляже в поселке Лоо и огорожен от простых посетителей). Там журналист потребовал с политика 300 тысяч рублей сразу и 15–20 тысяч рублей ежемесячно за то, что не будет публиковать на сайте негативные тексты про депутата. На этой встрече, по данным «Радио Свобода», присутствовали двое помощников Напсо. Один из них, Алексей Дынин, написал заявление о возбуждении уголовного дела, сказав, что деньги переводились Валову двумя платежами — по 150 тысяч рублей.

Сам Валов настаивает, что помощники депутата переводили ему деньги за рекламу на сайте. «По тем материалам дела, с которыми мы ознакомились, [обвинение в вымогательстве] подтверждается только словами депутата и его помощников», — утверждает адвокат Попков.

Александр Валов и Юрий Напсо уже судились раньше. В сентябре 2017 года Лазаревский районный суд Сочи удовлетворил иск Напсо о защите чести, достоинства и деловой репутации и постановил взыскать с Валова 1 миллион рублей, а с одного из авторов сайта Владимира Мельникова — 500 тысяч рублей. Поводом стала серия публикаций о недвижимости депутата в поселке Лоо на берегу Черного моря — «БлогСочи» писал, что она была построена незаконно.

Из материалов дела стало известно, что ФСБ прослушивала телефон Валова с 2016 года. Просто потому, что он оппозиционер

Получив материалы дела, Попков обнаружил, что в июле 2016 года — через месяц после предполагаемого вымогательства — ФСБ стала прослушивать телефон Валова и читать его электронную почту. Среди документов нашлось рассекреченное постановление Центрального районного суда Сочи, санкционировавшего прослушку. В обосновании для слежки о вымогательстве речи не идет. Представители ФСБ указали, что Валов подозревается в причастности к «группе оппозиционно настроенных граждан, деятельность которых направлена на организацию акций гражданского неповиновения с использованием экстремистских методов».

Согласно постановлению, Валов «неоднократно принимал участие, а также сам выступал организатором серии протестных акций на территории Сочи». В ФСБ указали еще и на то, что главный редактор «БлогСочи» «в преддверии проведения масштабных общероссийских и международных мероприятий» (каких именно — не уточнялось) размещает на своем «оппозиционном интернет-ресурсе тенденциозную информацию, в том числе направленную на негативное восприятие общественностью внутриполитической ситуации в государстве, провоцируя акции экстремистского характера».

«Таким образом, ФСБ прослушивала телефон и читала электронную почту Валова только потому, что он являлся главным редактором сочинского сайта и организатором протестных акций, а еще входил в некую группу „оппозиционно настроенных граждан“, — подытоживает Попков. — Подобная трактовка позволяет неограниченно прослушивать любого гражданина, который сходил на митинг и, например, владеет аккаунтом в соцсетях».

По словам юриста, Валов проводил согласованные митинги, в том числе против добычи нефти из Черного моря «Роснефтью», но никогда не считал себя именно оппозиционером. Попков говорит, что Валов сотрудничал со всеми, в том числе с мэрией города и «Единой Россией», ругался и мирился с ними. «Я — как и Валов — думаю, что преследование идет из-за его не совсем управляемой деятельности, ведь он что хотел, то и писал», — заключает адвокат.

Российские оппозиционные политики и активисты уверены, что их телефоны прослушивают. С санкции суда и без нее

Российские оппозиционные политики неоднократно сообщали о том, что их телефоны прослушивают. Например, в 2011 году издание Life News опубликовало аудиозаписи телефонных переговоров оппозиционера Бориса Немцова, в которых он грубо обсуждал соратников по протестному движению зимы 2011/12 годов. Никаких уголовных дел на Бориса Немцова, которые теоретически могли бы стать предлогом для прослушивания его разговоров, не заводилось.

В июле 2013 года Ленинский районный суд Кирова признал оппозиционного политика Алексея Навального и бизнесмена Петра Офицерова виновными по делу «Кировлеса». Записи телефонных переговоров Навального и Офицерова были одним из главных аргументов стороны обвинения. В феврале 2017 года дело было рассмотрено заново с тем же результатом.

В 2012 году бывший депутат екатеринбургской гордумы и лидер свердловского отделения партии «Яблоко» Максим Петлин обратился в Верховный суд с требованием признать незаконной прослушку его телефона. Петлин был фигурантом дела о вымогательстве, но настаивал, что преследуют его за оппозиционную деятельность. Верховный суд отказал Петлину, указав, что тот участвует в коалиции «радикальных оппозиционных структур» — движении «Солидарность», — а это может быть «признаком экстремизма».

Руководитель «Агоры» Павел Чиков сказал «Медузе», что дело Валова — первое в истории правозащитной организации, в котором суд санкционировал прослушку только на том основании, что подозреваемый придерживается активных оппозиционных взглядов.

Мария Семинтинова