истории

Журналиста Павла Шеремета убили два года назад, но у полиции нет даже подозреваемых. Пять главных вопросов к следствию

Meduza
15:29, 20 июля 2018

Участник марша памяти Павла Шеремета в центре Киева, 20 июля 2017 года

Евгений Савилов / AFP / Scanpix / LETA

Утром 20 июля 2016 года в центре Киева взорвался автомобиль, в котором ехал на работу журналист Павел Шеремет. Через несколько минут он умер в машине скорой помощи. Украинские власти назвали раскрытие преступления «делом чести», но ни заказчики, ни исполнители не названы до сих пор. Нет даже подозреваемых — и по-прежнему непонятно, что у места преступления делал сотрудник главной украинской спецслужбы. «Медуза» попросила сформулировать основные вопросы к следствию по убийству Шеремета журналистку Анну Бабинец — одну из авторов фильма-расследования «Убийство Павла».

1. Кто убил Павла Шеремета?

Самый главный вопрос, который остается без ответа. Благодаря видео с камер наблюдения, полученному журналистами, удалось установить, что около 2:45 ночи 20 июля — за пять часов до взрыва — к машине, которой пользовался Шеремет, подошли мужчина и женщина. Женщина, одетая в спортивный костюм с капюшоном и бейсболку, на несколько секунд присела около автомобиля, вероятно, чтобы прикрепить к нему взрывное устройство. Мужчина, также одетый в спортивную одежду и бейсболку, прикрывал ее. Через несколько минут мужчина и женщина отошли от машины. Около километра они шли пешком, пока не скрылись из вида камер.

На утреннем видео с тех же камер видно женщину в темном парике и солнцезащитных очках, которая идет к перекрестку, где скоро произойдет взрыв. Сразу после взрыва видно, как она удаляется от перекрестка. Вероятно, эта женщина привела в действие взрывное устройство, прикрепленное ночью к машине Шеремета. Полиция отследила ее путь до ближайшей станции метро «Университет», где женщина слилась с толпой. Журналисты также установили, что на утреннем видео женщину в парике мог прикрывать мужчина в такой же спортивной кофте, что и мужчина с ночного видео. Судя по всему, он подавал женщине сигнал о том, что машина журналиста тронулась в сторону перекрестка.

Личности этих двух (или четырех?) людей до сих пор не установлены. Как и то, были ли у них сообщники.

2. Есть ли в убийстве российский или белорусский след?

Одна из основных версий, озвученных украинскими правоохранителями: заказчики убийства находятся в России или Белоруссии. Павел Шеремет начинал свою карьеру журналиста в Минске и был оппонентом президента Александра Лукашенко. Затем он переехал в Москву, где много лет работал на телевидении. Шеремет дружил с российскими оппозиционерами, в частности с Борисом Немцовым. С 2012 года Шеремет стал все чаще приезжать в Киев, где вел авторское шоу на телеканале ТВі; в 2014 году — после революции и бегства президента Виктора Януковича — он окончательно переехал в столицу Украины. Шеремет работал для местного интернет-издания «Украинская правда», известного своей критической позицией к украинской власти; также он был ведущим на радио «Вести», принадлежащем сбежавшему с Украины министру Александру Клименко (сейчас проживает в России).

Журналист оставался гражданином России и нередко наведывался в Москву. При этом он продолжал критиковать российскую и белорусскую власть. Именно на это указывает официальное следствие, когда озвучивает версию о «российском следе» в убийстве. Однако следствие так и не представило какие-либо факты, подтверждающие, что заказчики находятся в России или в Белоруссии. Журналисты в беседах с близкими и коллегами Шеремета установили, что ни о каких угрозах или тревожных сигналах из-за границы журналист незадолго до смерти не упоминал.

3. Причастны ли к убийству украинские добровольческие батальоны?

Эта версия появилась в первые дни после убийства и основывалась на том, что последними людьми, с которыми Шеремет общался перед смертью, были представители батальона «Азов», известного своими операциями на Востоке Украины.

Накануне убийства, около 23:00 19 июля, к дому Шеремета приехали несколько представителей батальона, в том числе его бывший руководитель Андрей Билецкий. Шеремет вышел пообщаться с ними на улицу. Беседа продолжалась около 20 минут, потом добровольцы ушли, что зафиксировано камерами наблюдения. В разговорах с журналистами члены «Азова» рассказали, что на встрече просили Шеремета о медиаподдержке их акции, запланированной на утро 20 июля (такая акция с социальными требованиями действительно проходила).

Билецкий называл Павла другом батальона. Тот и правда часто писал об «Азове» — и не то чтобы очень критически. Последняя запись в блоге Павла в «Украинской правде» за три дня до убийства тоже была об «Азове».

Похоже, официальное следствие серьезно разрабатывало версию о причастности бойцов «Азова» к убийству. Журналисты «Украинской правды» по базе судебных решений обнаружили, что следователи просили предоставить им номера телефонов, локализованных сотовыми операторами в местах дислокации батальона «Азов» на Востоке Украины. Какие выводы были сделаны из этих данных, неизвестно.

4. Почему так и не были опубликованы фотороботы подозреваемых?

Журналисты, проводившие собственное расследование, получили видео с мужчиной и женщиной, которые могли крепить взрывное устройство к машине Павла, через два дня после убийства. Надо полагать, полиция получила его раньше. Репортеры приняли решение не публиковать свои находки на протяжении первых двух месяцев после преступления, чтобы не мешать официальному следствию раскрыть убийство по горячим следам.

Через полгода после убийства выяснилось, что следствие располагает видео с тех же камер наблюдения, на которых те же люди сняты и в дневное время. Правоохранители до сих пор по каким-то причинам не опубликовали фотороботы мужчины и женщины. Нередко фотороботы рисуют со слов очевидцев и публикуют через считаные часы после преступлений; в этом случае в распоряжении следствия было видео приличного качества — однако фотороботы так и не появились.

5. Что делал сотрудник СБУ у места преступления накануне убийства?

Бойцы «Азова», общавшиеся с Павлом в ночь перед убийством, обратили внимание на серую «шкоду» с двумя людьми на передних сиденьях, припаркованную неподалеку. «Азовцы», по их словам, передали данные о подозрительной машине в полицию и СБУ.

Снова всплыло это обстоятельство только десять месяцев спустя, когда был опубликован фильм-расследование «Убийство Павла». Из него следовало, что в «шкоде» находился сотрудник Службы безопасности Украины (СБУ) Игорь Устименко — журналисты смогли опознать его по видео с камер наблюдения. Сразу после публикации фильма СБУ подтвердила личность Устименко, уточнив, что он уволился из органов по собственному желанию в 2014 году.

«Шкода», в которой находится Устименко, проехала мимо дома Шеремета в тот момент, когда он беседовал с «азовцами», и остановилась через сто метров. Там автомобиль простоял около трех часов и спешно сменил местоположение на десяток метров за несколько минут до того, как на место будущего преступления прибыли мужчина и женщина в спортивных костюмах. Через час машина уехала.

В общей сложности Игорь Устименко и его неопознанный напарник провели в районе дома Шеремета примерно четыре часа. Они подолгу сидели в машине, потом ходили к дому журналиста и возвращались, общались с водителем другого автомобиля.

Журналисты выяснили, что Устименко служил в вооруженных силах Украины в Крыму, потом переехал в Одессу и поступил на службу в СБУ. При встрече с журналистами он не подтвердил работу в СБУ и не очень убедительно пытался объяснить, что делал в ночь перед убийством около дома Павла.

Следователи утверждают, что узнали о том, что Устименко находился на будущем месте преступления, из фильма. Его допросили и отпустили; детали этого допроса не были обнародованы.

Роль СБУ в деле Шеремета до сих пор вызывает много вопросов. Представители СБУ входят в состав следственной группы вместе с коллегами из полиции и прокуратуры. Во время работы на месте преступления журналисты сталкивались со случаями, когда видео изымалось с места преступления работниками СБУ, однако не попадало в руки полиции. Как говорили собственники видео, им возвращали пустые носители. Представители СБУ отрицают такие факты.

Анна Бабинец, «Слідство.Інфо», Киев