истории

«Я никогда намеренно не делал отсылок к Достоевскому» Интервью режиссера Ли Чан-дона. Его фильм «Пылающий» по рассказу Мураками получил рекордно высокую оценку критиков в Каннах

Meduza
13:05, 5 июля 2018

Ernesto Ruscio / Getty Images

5 июля в российский прокат выходит фильм корейского режиссера Ли Чан-дона «Пылающий». Сюжет картины, снятой по мотивам рассказа Харуки Мураками «Сжечь сарай», разворачивается неподалеку от границы Северной и Южной Кореи. Речь в фильме идет об отношениях девушки и двух молодых людей, каждый из которых скрывает какую-то тайну. В 2018 году «Пылающий» был выдвинут на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля и получил самую высокую оценку от международного жюри критиков издания Screen International — 3,8 из 4 возможных (это абсолютный рекорд рейтинга). Кинокритик Антон Долин обсудил с Ли Чан-доном, чем фильм отличается от книги, почему ни одна тайна картины не разрешается в конце и как на сюжет «Пылающего» повлияли романы Достоевского.

— Действительно ли «Пылающий» для вас начался с рассказа Харуки Мураками «Сжечь сарай»? Или в замыслах было еще что-то другое?

— Я не знал, что буду снимать эту картину, что экранизирую Мураками. У меня в планах было некоторое количество самых разных проектов. Сценарии были на различных стадиях разработки — иногда просто наброски, иногда полноценные тексты на много страниц. Но ни разу дело не доходило до съемок. В какой-то момент я осознал нечто странное: эти сюжеты объединяло одно — все они были связаны с растущим внутри персонажей гневом, с феноменом той ярости, которую часто испытывают современные люди, живущие во внешне комфортном мире. В этот момент я и наткнулся на рассказ Мураками «Сжечь сарай». Мне показалось, что загадочность этого текста можно развить и распространить так, что она выйдет на другой уровень осмысления и соединит воедино все мои мысли о гневе. 

— Можно ли интерпретировать «Пылающего» как картину о классовом расслоении в современном корейском обществе?

— Двое мужчин, которые встречаются в моем фильме, пришли из разных вселенных, их стиль и привычки принципиально различаются. Но для меня молодые люди, населяющие Корею начала XXI столетия, — еще одна неразрушимая загадка, соблазнительная и странная тайна. [Главный герой фильма] Чжонсу, сам того не осознавая, восхищен жизнью Бена, он хочет присвоить ее себе, подражать ей, хотя понимает, что это невозможно. Даже имитировать он ее не в состоянии. Фрустрация Чжонсу растет, и он все больше одержим мыслями о том, как и почему он связан с Беном, что свело их вместе. Это приводит нас к неожиданной развязке. 

— Развязка и финал, столь непохожий на новеллу Мураками, делают «Пылающего» абсолютно самостоятельным произведением — при кажущемся сходстве интриги в первой половине фильма. 

— Мы вместе с героем не можем не мучить себя вопросом: кто такой Бен? Вроде бы, богатый, популярный, благополучный парень, похожий на многих. Но не может ли он оказаться серийным убийцей? Получается, что Чжонсу, чтобы понять что-то о себе, для начала должен разобраться в Бене — а это у него не получается. Финал дает ответ на этот вопрос, но не столько в интеллектуальном или сюжетном ключе, а в чувственном. 

«Пылающий». Трейлер
ПРОвзгляд

— Насколько для вас важен вопрос взаимоотношений поколений, наследия старших? Главный герой получает в наследство отцовскую ферму — это, безусловно, важный в фильме элемент. 

— Молодые всегда связаны с родителями. И никогда не желают этого признавать. Чжонсу презирает отца за то, что тот не был способен обуздать свой гнев, взять себя в руки. Но вскоре он понимает, что сам не слишком отличается от отца. Освободиться от присутствия и влияния родителей — мечта многих, но она недостижима. 

— «Пылающий» — фильм-загадка. Раскрывали ли вы его секреты актерам? Знали ли они правду о своих персонажах, которую вы не рассказываете зрителям? 

— Да, мы разговаривали с актерами безостановочно. Их задачи были здесь особенно сложными. Ведь обычно в детективном жанре тайна разрешается в конце, а здесь, наоборот, тайна только разрастается, и двойственность каждого персонажа растет по ходу действия. Вам не дают ни одного отчетливого ответа. Знаете, я и не хотел их давать. Наоборот, я расспрашивал каждого из актеров, каким он представляет своего героя, что он за человек на самом деле, виноват он в чем-то или нет. Например, Бен — все-таки хороший человек или законспирированный негодяй? Они давали разные ответы, и в зависимости от этого мы выстраивали рисунок актерской игры. 

— Ваш предыдущий фильм «Поэзия» раскрывал связь реальности со стихами, их чтением и написанием. На этот раз источником для фильма стала проза. Причем, кроме рассказа Мураками, здесь явственно ощущается влияние романов Достоевского. 

— Я по первой профессии писатель и, признаюсь вам честно, не считаю, что литература и кино так уж сильно отличаются друг от друга. И фильм, и книга рассказывает вымышленную историю, помогающую по-новому увидеть окружающий нас мир. Что до Достоевского, то я люблю и читаю его с юных лет. Я никогда намеренно не делал отсылок его книгам в своем кино, но бессознательно наверняка это случалось не раз. 

Антон Долин