Перейти к материалам
истории

Нечего тут ходить и нам мешать Участники акции 5 мая в Петербурге заняли Невский и попытались его перегородить. Репортаж «Медузы»

Meduza
Сергей Коньков

5 мая по всей России прошла объявленная Алексеем Навальным акция протеста «Он нам не царь». Наиболее масштабной она оказалась в Москве, где на участников акции нападали казаки, а полиция задержала более 700 человек. Как всегда, массовой стала и демонстрация в Петербурге — здесь участники акции прошли несанкционированным шествием по Невскому проспекту и даже пытались сопротивляться ОМОНу, строя заграждения. За происходящим по просьбе «Медузы» наблюдал Максим Ярыгин.

На акцию «Он нам не царь» в Петербурге сторонники Алексея Навального договорились собраться в два часа дня в самом центре города — на Дворцовой площади. Впрочем, задолго до того там же запланировали начать свой мотосезон местные байкеры, а уже накануне 5 мая стало известно, что на площади решили провести еще и строевой смотр на почти пять тысяч военных.

В результате участники акции, выходя из метро, спрашивали друг друга: «А куда идти-то?» Дворцовая была перекрыта со всех сторон. Мотоциклисты дымили выхлопными газами, жгли резину и на протест никак настроены не были. Немного понаблюдав за байк-шоу, митингующие стали собираться неподалеку от площади — в Александровском саду. 

Через 15 минут двое человек — один с маленькой резиновой уточкой, другой с флагом России — начали шествие по парку. За ними двинулась колонна, участники которой выкрикивали лозунги: «Четвертый срок — тюремный», «Долой царя», «Вчера Армения, завтра Россия», «Нет блокировке Telegram». Появилась и знаменитая большая резиновая утка, регулярная участница подобных петербургских акций (12 июня 2017 года ее уже даже задерживали). Под одобрительные крики люди подкидывали желтую резиновую птицу в воздух. Тут же возникли активисты движения «Солидарность», пытавшиеся раздавать единомышленникам газеты:

Валентин Егоршин

— У нас тут свободные новости, — сообщали они демонстрантам.

— Это прошлый век — читать новости в газетах, — ответил им кто-то. — Нам такое не нужно.

Вскоре три-четыре тысячи митингующих достигли Невского проспекта — и вышли прямо на проезжую часть, фактически ее перекрыв. Впрочем, движение на центральной улице Петербурга уже было блокировано — несколько дней назад на нескольких ее участках начали менять асфальт, объявив, что это происходит в преддверии чемпионата мира по футболу. Вдоль тротуаров по такому случаю были выставлены пластиковые и металлические ограждения — люди в авангарде колонны протестующих начали их опрокидывать; к ним вскоре присоединились и другие сторонники.

— Давай, круши все эти заборы! — воскликнул кто-то.

— Заборы-то тут при чем? Их же дорожники ставили! Верните все на место, — попытался урезонить соратников один из участников акции. Голос у него уже был сорван.

Полиция поначалу не препятствовала шествию по Невскому — но через громкоговорители начала требовать, чтобы демонстранты вернулись на тротуары. Впрочем, распоряжений почти никто не слушал. Тогда, чтобы пресечь движение людей, полицейские выстроились в небольшую цепочку, перегородив Невский на пересечении с Владимирским проспектом. В ответ митингующие остановились, проскандировали несколько раз: «Ждем остальных» — а когда остальные подтянулись, сомкнули цепочку, взявшись за руки. Под крики «Долой царя!» толпа побежала на полицейских — и почти без труда прорвала оцепление, попав на следующий участок Невского.

Там их уже ждали сотрудники ОМОНа и грузовики, перегородившие улицу ближе к площади Восстания. Выстроившись в колонну, омоновцы пошли навстречу демонстрантам. В ответ те взяли несколько металлических заборов и пластиковых ограждений и выставили их перед собой. ОМОН они, однако, остановить не смогли — в районе улицы Марата полицейские накинулись на протестующих с дубинками в руках; некоторых повалили и продолжали бить уже на земле.

Сергей Коньков

Демонстранты отступили — полиции удалось разбить их на несколько групп, и количество участников акции постепенно стало уменьшаться. Местный штаб Навального в своем телеграм-канале сообщил новый план: двигаться обратно в сторону Дворцовой — но у Гостиного двора демонстрантов опять ждали полицейские. Задержания продолжились и снова были жесткими — многих активистов сначала били, а потом сажали в автозаки. Паре сотен человек окольными путями удалось дойти до Исаакиевского собора — там тоже задерживали людей.

Кто-то из митингующих все-таки смог вернуться к Дворцовой площади— она по-прежнему была перекрыта: там к тому моменту вовсю шел военный смотр. В сквере у Эрмитажа ОМОН задерживал уже почти всех без разбора — несколько полицейских выделяли намеченную цель из толпы, валили человека на землю и вели в автозак.

— Бездельники какие, делать им нечего, — пожаловался один из омоновцев коллеге.

— Как, кстати, отдохнул на природе? Нормально? — поинтересовался у приятеля другой.

В это время из его рации прозвучала команда: «Винтим, винтим». В итоге, по данным «ОВД-Инфо» на 20:00 по московскому времени, в Петербурге задержали 229 человек. Как и в Москве, среди них оказалось сразу несколько журналистов — из «Медиазоны», «Делового Петербурга» и местного «Эха Москвы»; впрочем, их почти сразу отпустили.

— Зачем журналистов-то задерживаете? Они же здесь тоже работают, — сказал кто-то полицейским.

Услышав это, подполковник милиции улыбнулся и буркнул: «Нечего тут ходить и нам мешать».

Максим Ярыгин, «Эхо Москвы в Петербурге»