истории

Стадион к чемпионату мира в Калининграде должен стать новым центром города. Под ним проседает грунт, у него нет спонсоров

Meduza
06:01, 20 марта 2018

Стадион «Калининград» на Октябрьском острове, 9 февраля 2018 года

Виталий Невар / ТАСС / Scanpix / LETA

14 июня в России начнется чемпионат мира по футболу, матчи пройдут в 11 городах. Во многих из них к турниру строятся новые стадионы. Одна из самых масштабных строек затеяна в Калининграде — по замыслу местных властей сооружение стадиона должно было привести к превращению ранее не освоенной территории в новый центр города. На деле строительство привело к многочисленным административным конфликтам и уголовному делу о хищении 750 миллионов рублей, почва под стадионом до последнего времени осыпалась; что с ним будет после чемпионата мира, по-прежнему большой вопрос. По просьбе «Медузы» заместитель главного редактора издания «Новый Калининград» Вадим Хлебников рассказывает историю калининградского стадиона.

В 1944 году, когда Кенигсберг был еще немецким городом и его бомбили британские самолеты, американские военные составили карту города. Часть территории была обведена пунктиром и подписана как «проект спортпарка».

Планы нацистов были довольно смелыми. Центральная часть Кенигсберга (а теперь и Калининграда) на карте выглядит как круг с одним крупным изъятым сегментом; этот сегмент — остров Ломзе, что в переводе с вымершего прусского языка означает «болото». За всю немецкую историю города до ХХ века с ним пытались что-то делать только один раз — в 1742 году там была создана плантация шелковицы, просуществовавшая неполные 30 лет. Не слишком активно развивали территорию, зажатую между двумя рукавами реки Преголи, и в советское время — лишь небольшую ее часть застроили серыми панельными многоэтажками.

Все изменилось в 2010-х, когда на Октябрьском (так теперь называется Ломзе) решили построить большой стадион к чемпионату мира по футболу 2018 года, окружив его коммерческой и жилой застройкой. По словам бывшего главного архитектора Калининграда Александра Башина, проектировщики держали в голове планы немцев 70-летней давности.

Впервые «Болото» было заявлено как возможное место размещения стадиона в мае 2010 года, когда Россия передавала в ФИФА заявочную книгу на чемпионат мира. Как сообщалось в отчете Счетной палаты, члены комиссии ФИФА осмотрели территорию города и рекомендовали разместить стадион именно на острове. Позднее инспекторы из нескольких федеральных министерств придут к выводу, что стройка на Октябрьском будет долгой, дорогой и рискованной. Но к этому времени Калининград уже войдет в окончательный перечень городов-участников ЧМ-2018, а областные власти во главе с губернатором Николаем Цукановым официально уведомят Москву, что с четырьмя альтернативными местами строительства стадиона дела обстоят еще хуже. 

Государственный бублик

Бизнесмен и бывший сенатор Николай Власенко описывал поставленную государством задачу по засыпке острова словами «закруглить бублик». Накануне начала работ стоимость этой процедуры оценивалась региональными властями почти в 13 миллиардов рублей, а обеспечить эти деньги должна была Федеральная целевая программа развития Калининградской области, которая действует с 2001 года. По мнению нынешнего губернатора Антона Алиханова, суть этой программы в том, чтобы компенсировать области налоги на прибыль и имущество, которые многие инвесторы могут не платить по закону о калининградской особой экономической зоне; сумма этих «выпадающих доходов» в год, по оценке губернатора, составляет 9 миллиардов рублей.

Стадион «Калининград» на карте города
Изображение Google Earth

Концепцию освоения острова первым предложил деятельный француз Доминик Буйон. Ранее, если верить его заявлениям, он имел отношение к строительству гостиницы «Космос» в Москве — а в Калининграде начинал с того, что предлагал масштабный проект создания яхтенной марины около резиденции президента в Пионерском, который очень активно продвигал тогдашний губернатор Георгий Боос. Архитектор Жан Мишель Вильмот, проектировавший также арену «Альянц Ривьера» в Ницце и Свято-Троицкий собор с духовно-культурным центром в Париже, разработал концепцию застройки Октябрьского, в которой остров изрезали судоходные каналы, делая его похожим на Венецию и одновременно отводя воду. Сам стадион французы предлагали построить со множеством дополнительных помещений неспортивного назначения, — по версии Буйона, это помогло бы окупить сооружение.

Француз позиционировал себя как честный инвестор, не дающий взяток. В итоге первый масштабный его проект в Калининграде — большая яхтенная стоянка неподалеку от президентской резиденции «Янтарь» — уперся в необъяснимые разногласия с главой Росрыболовства. Чиновники предъявили такие требования к обустройству рыбопромысловой инфраструктуры рядом с туристической мариной, что инвестор прекратил диалог. За стадион Буйон тоже так и не взялся — в торгах на проектирование победил омский «Мостовик», набивший руку на строительстве вантового моста на остров Русский во Владивостоке и трех десятков объектов к сочинской Олимпиаде.

В декабре 2012 года «Мостовик» получил 850 миллионов рублей на проектирование стадиона на 45 тысяч зрителей. Компания успела выполнить часть проектировочных работ и заявить, что грунты острова выдержат новую постройку, — а фирма «ГлобалЭлектроСервис» получила от областных властей первый подряд на засыпку острова песком по проекту «Мостовика».

В конце 2013 года Главгосэкспертиза обнаружила, что проектные работы могли стоить почти втрое дешевле. Вскоре «Мостовик» подал заявление о банкротстве, а против его гендиректора возбудили уголовное дело. В сентябре 2016 года менеджера приговорили к четырем годам колонии за уклонение от уплаты налогов, мошенничество и пособничество в растрате миллиарда рублей при строительстве приморского океанариума; через полгода он вышел по УДО.

Крах омской компании привлек внимание федеральных властей. В конце 2014 года министр спорта Виталий Мутко заявил, что Калининград может остаться без чемпионата мира, и потребовал отказаться от существующего проекта, вместо этого построив стадион на 35 тысяч постоянных мест и 10 тысяч разборных (близкое к министерству госпредприятие «Спорт-Инжиниринг» ранее проиграло «Мостовику» конкурс на проектирование стадиона). Предложил Мутко и компромисс: переоборудовать под нужды чемпионата старый городской стадион «Балтика», аннулировав таким образом планы по «закруглению бублика» вовсе. В кулуарах калининградской администрации тогда говорили, что Мутко просто хочет перенести матчи чемпионата мира к себе на родину — в Краснодар, не попавший в список городов, которые принимают матчи, несмотря на построенный там предпринимателем Сергеем Галицким сверхсовременный стадион.

Строительство «Калининграда», 27 августа 2017 года
Сергей Фадеичев / ТАСС / Vida Press

В итоге проект на Октябрьском все же было решено доделать — силами нового подрядчика: в марте 2014 года правительство России назначило им группу «Крокус» Араса Агаларова. Через два с небольшим года, летом 2016-го, Агаларов заявил, что на территории есть серьезные проблемы с грунтом. Вместо того чтобы покрыть площадку шестиметровым слоем песка, как планировалось, подрядчики, нанятые областными властями (прежде всего — «ГлобалЭлектроСервис»), засыпали ее слоем суглинка вдвое тоньше. На этом основании в «Крокусе» потребовали дополнительно засыпать территорию вокруг стадиона — и оплатить компании забивку свай под футбольным полем.

Мошенничество с применением суглинка

В июле 2016 года губернатора Калининградской области Николая Цуканова сняли с должности — на его место пришел бывший охранник Владимира Путина Евгений Зиничев. После этого «ГлобалЭлектроСервис», ранее заявлявший, что компания добросовестно выполнила государственный заказ, по собственной инициативе начал завозить на остров дополнительные объемы песка.

Зиничев менее чем через три месяца уступил должность 30-летнему технократу Антону Алиханову, ставшему самым молодым губернатором страны. Вскоре у того возник конфликт с региональным министром строительства Амиром Кушховым, работавшим еще при Цуканове. Сначала Кушхова критиковали за то, что тот потратил более миллиарда рублей на строительство газопровода в город Балтийск, которое так и не было завершено. Потом министра уволили, а в июне 2017 года — арестовали, обвинив его в хищении 750 миллионов рублей при подготовке строительства стадиона (общая сумма контракта с «ГлобалЭлектроСервисом» составляла 767 миллионов). Вместе с Кушховым под стражу взяли еще одного чиновника и топ-менеджера «ГлобалЭлектроСервиса»; еще через полгода в розыск объявили гендиректора компании Эльдара Нагаплова, но тот к тому времени уже уехал из страны. Уголовное дело до сих пор не передано в суд.

«Уголовное дело против Кушхова говорит о том, что объемы завозимого песка не соответствовали действительности, — рассуждает Илья Шуманов, замглавы „Трансперенси Интернешнл — Россия“ (эта организация занималась анализом качества песка на острове). — Насколько я понимаю, изначально при завозе песка не было даже весов. На мой взгляд, без участия представителей власти такое попустительство было невозможно, и, на мой взгляд, это было сделано намеренно. Более того, мы проводили неофициальное исследование песка на начальных стадиях строительства. Возили его на экспертизу, и она показала большое количество суглинка в песке». Шуманов также указывает, что карьеры с качественным песком находились дальше, чем с некачественным, а значит, подрядчики могли дополнительно заработать за счет сокращения расходов на логистику.

«ГлобалЭлектроСервис» был не единственной компанией, пытавшейся попробовать силы на засыпке острова. В декабре 2014 года к подобным работам приступила Балтийская строительная компания, которую в Калининграде принято ассоциировать с главой города Александром Ярошуком. Она получила контракт на 1,6 миллиарда рублей.

В конце 2017 года, однако, выяснилось, что грунты на острове продолжают незапланированно оседать. Региональные власти потребовали от Балтийской строительной компании дополнительно засыпать остров — и подали на нее в суд, где ответчики заявили, что работали в аномально короткие сроки. Более того: представители БСК предъявили письмо правительства от 24 января 2015 года, в котором оно брало на себя ответственность за нарушение процессов консолидации песка, — и 11 своих писем, в которых они с ноября 2015 года предупреждали власти о подобных рисках в случае, если на объекте будет находиться техника «Крокуса». Суд власти проиграли, их апелляционная жалоба сейчас находится на рассмотрении.

20 февраля 2018 года правительство заявило, что все проседания грунта ликвидированы. 28 февраля — выделило 21 миллион рублей на дальнейший мониторинг этих проседаний.

Стадион без зрителей, команда без спонсора

На раннем этапе подготовки к проведению ЧМ-2018 региональные власти рассказывали, что глобальное спортивное мероприятие должно привлечь в городскую инфраструктуру масштабные частные инвестиции. На деле к весне 2018 года эти инвестиции выражаются всего в пяти гостиницах. Одна из них была построена еще в 2013 году. Вторая представляет собой переоборудованный элитный жилой дом, квартиры в котором так и не смогли продать. Третья — восстановленное замковое имение на заброшенной территории городка под Калининградом; его инвестор изначально никак не увязывал свой проект с футболом. Четвертая еще не достроена — и собственник пытается продать часть объекта через Avito.

Наконец, пятая гостиница должна была появиться рядом с прокуратурой Калининградской области — но в марте 2017 года застройщик, компания Domina, сообщил, что денег на то, чтобы закончить постройку уже возведенной девятиэтажной коробки, у него нет. В Domina объясняют: они рассчитывали на кредиты от российских банков, но с 2015 года те перестали финансировать строительство отеля, мотивируя свое решение ненадежностью и низкой маржинальностью этого бизнеса.

Пока единственный «быстрый» результат, который принесет Калининграду чемпионат, — это стихийный заработок от сдачи квартир людям, приехавшим на матчи: калининградцы рассчитывают, что смогут сдавать одно-двухкомнатные квартиры по 300–400 евро за ночь. Аренда — единственная область, которая сулит сверхдоходы; в торговле ничего подобного не ожидается: по данным областного Минпрома, областные торговые сети увеличат закупки продуктов под чемпионат в среднем на 10%.

Директор департамента ФИФА по проведению соревнований и мероприятий Колин Смит инспектирует калининградский стадион, 4 октября 2017 года
Виталий Невар / ТАСС / Vida Press

Основным и единственным крупным инвестором в чемпионат мира в Калининграде стало государство, а основным инвестиционным проектом — сам стадион, общая стоимость которого к весне 2018 года составила 17,3 миллиарда рублей. Областные власти давно признали, что окупить эту сумму будет невозможно, а на содержание сооружения ежегодно придется тратить около 200 миллионов рублей.

Играть на стадионе после чемпионата мира будет калининградская «Балтика». Сейчас она выступает в ФНЛ (вторая по силе российская лига), и в среднем на каждый ее матч собираются 4,5 тысячи человек. При этом у команды есть шанс выйти в Премьер-лигу — но не факт, что на это хватит денег: спонсора у «Балтики» нет, и в ноябре 2017 года у клуба уже возникали проблемы с выплатами игрокам. Тогда губернатор Алиханов заявил, что спонсором «Балтики» может быть только одна из двух крупнейших компаний региона — или «Содружество», производящее соевый шрот, или «Автотор», собирающий автомобили. Но у первого «Балтика» деньги уже берет, а у второго брать деньги на команду не хочет Алиханов: у региональных властей с компанией сложные отношения из-за того, что они не могут поделить завод BMW. Предшественник Алиханова Цуканов рассказывал, что однажды уже просил «Балтику» не выходить в Премьер-лигу из-за нехватки средств.

Не слишком понятны и коммерческие перспективы застройки вокруг будущего стадиона. Конкурс на ее концепцию будет проведен в мае, и, по словам Алиханова, именно в Октябрьском должен возникнуть новый центр города, однако из чего он будет состоять, пока неясно. Владелец одного из местных строительных холдингов и депутат Калининградского госсовета Валерий Макаров поясняет: проект комплексной застройки может состояться, только если жилье в итоге будет стоить покупателям не больше 60 тысяч рублей за квадратный метр; больших сумм горожане просто не потянут. При этом, рассуждает он, на таком грунте здания можно строить только на сваях — а одно это увеличивает себестоимость квадратного метра на 2–3 тысячи рублей. Другие застройщики, с которыми поговорила «Медуза», убеждены, что высотное строительство на Октябрьском вряд ли возможно — а застройка в 4–5 этажей неизбежно будет давить на стоимость квартир.

Нет пока и особых надежд на поиск спонсора для самого стадиона. Власти могли бы переименовать арену в его честь, но для регионального бизнеса цена предложения — 150 миллионов рублей в год — слишком высока, а федеральным компаниям это неинтересно. Перспектив превратиться в успешную концертную площадку у стадиона тоже немного. «Закрытость региона не позволяет рассматривать данную площадку для развития масштабной концертной деятельности, и это не проблема стадиона», — объясняет глава одного из крупнейших калининградских ивент-агентств Vagonka.Pro Андрей Левченко. По его словам, самым массовым концертом в городе за последнее время было выступление группы «Руки вверх!», на которое пришли около пяти тысяч человек. «Что может собрать в Калининграде на стадионе 25 тысяч человек? — рассуждает Левченко. — Только приезд Владимира Путина».

Вадим Хлебников, Калининград