Перейти к материалам
истории

Жителя Петербурга застрелил полицейский. Ему присудили меньше двух лет тюрьмы, а матери убитого — компенсацию в 150 тысяч рублей

Meduza
Бывший оперуполномоченный полиции Санкт-Петербурга Андрей Артемьев, ноябрь 2015 года
Бывший оперуполномоченный полиции Санкт-Петербурга Андрей Артемьев, ноябрь 2015 года
Александр Коряков / Коммерсантъ

Сотрудник санкт-петербургской полиции убил в своем кабинете мужчину. И так и не объяснил за что

Утром 11 ноября 2015 года безработный 37-летний житель Санкт-Петербурга Дмитрий Демидов шел в детский сад на праздник к своей трехлетней дочери. Он воспитывал ее вдвоем вместе со своей матерью (мама девочки в 2015 году покончила с собой). По пути Демидов зашел в продуктовый магазин, оставил праздничное платье дочери в камере хранения магазина и отправился за покупками. В магазине он случайно — так сказано в материалах уголовного дела — встретился со старшим оперуполномоченным полиции Санкт-Петербурга Андреем Артемьевым. Тот был вооружен пистолетом Макарова. В дальнейшем Артемьев так и не объяснил, что произошло между ним и Демидовым. То он говорил, что позвал мужчину «просто пообщаться» в 26-е отделение полиции, где он работал. То утверждал, что «общих тем для бесед у них не было». Мужчины вместе пошли в отделение полиции.

Дмитрий Демидов был ранее судим, адвокат его семьи Виталий Черкасов из правозащитной организации «Зона права» отказался говорить «Медузе», за что именно.

Через два часа после начала разговора Артемьев выстрелил из пистолета Макарова в правый висок Демидова; тот был убит на месте.

Мать Дмитрия Демидова — Наталья Зверева рассказала «Медузе», что ее сын никогда не рассказывал ей о знакомстве с полицейским по фамилии Артемьев. «В то утро Дима шел в детский сад дочки, чтобы отнести ей праздничное платье, на нем же лежала ответственность забрать ее оттуда домой вечером, — рассказывает Зверева. — Судя по тому, что платье так и осталось в камере хранения, а меня он об этом не предупредил, поход в отделение полиции точно не входил в его планы».

Сначала Артемьев говорил, что Демидов застрелился. Потом признал, что выстрелил в него случайно; он был пьян

Артемьев сразу же был задержан и заявил, что к убийству Демидова непричастен. По его первоначальным показаниям, Демидов «воспользовался его оплошностью», схватил со стола пистолет и выстрелил в себя. Потом полицейский изменил показания и сообщил, что на самом деле он хотел переложить пистолет из одной кобуры в другую и в этот момент случайно выстрелил в Демидова.

Экспертиза установила, что во время совершения преступления Артемьев был пьян, причем это был не первый раз, когда он пил прямо на работе. Еще в 2012 году психолог МВД сделал заключение (оно есть в распоряжении «Медузы»), что у Артемьева есть «склонность к чрезмерному употреблению алкоголя». Тем не менее тогда Артемьева даже повысили в звании. В марте 2013 года коллеги застали Артемьева пьяным на работе, им пришлось разоружать его. Руководство выпустило приказ о временном отстранении полицейского от службы с предупреждением о «неполном служебном соответствии». По словам Черкасова, «такое предупреждение — шаг до увольнения». Однако Артемьев остался работать в полиции.

За убийство Демидова полицейского приговорили к 1 году и 9 месяцам колонии. В августе 2017 года он уже был на свободе

Сразу же после убийства, 11 ноября 2015 года, суд постановил арестовать Артемьева. Сторона обвинения просила для него 12 лет лишения свободы — за убийство и превышение должностных полномочий. Красногвардейский суд переквалифицировал обвинение — судья Светлана Карлова признала бывшего полицейского виновным лишь в причинении смерти по неосторожности. 8 декабря 2016 года она назначила Артемьеву 1 год и 9 месяцев колонии общего режима.

Интересы Артемьева представлял санкт-петербургский адвокат Роман Зуев. От беседы с «Медузой» он категорически отказался, сказав, что «не будет давать комментарии по телефону». Пресс-служба ГУ МВД по Санкт-Петербургу на письменный запрос «Медузы» не ответила.

«Артемьев на суде уверял, что случайно произвел ряд манипуляций: снял пистолет с предохранителя, передернул затвор, нажал на спусковой крючок и при этом, как он утверждал, этого сам не осознавал, — рассказывает „Медузе“ адвокат Черкасов. — Но, учитывая, что он долго проработал в полиции, был в звании капитана, проходил служебную подготовку, отслужил в ВДВ, довольно трудно поверить в то, что он допустил такую оплошность».

19 августа 2017 года Артемьев был освобожден — при вынесении приговора ему зачли то время, что он находился в СИЗО.

Мать Демидова потребовала компенсацию за гибель сына. Суд назначил ей 150 тысяч рублей

29 января 2018 года Наталья Зверева подала в Замоскворецкий суд Москвы иск к МВД России — с требованием выплатить ей компенсацию в размере 1,5 миллиона рублей за гибель сына (позже сумма была увеличена до 4 миллионов рублей; такую компенсацию ЕСПЧ присудил по другому делу о гибели человека после пыток в УВД). «Мы думаем, что на [Красногвардейский] суд было оказано давление, — рассказывает Черкасов. — Предварительное расследование шло объективно, позиция гособвинителя была четкой, а решение судья Карлова вынесла чудовищное. Получается, вопросы только к решению судьи».

5 марта судья Замоскворецкого суда Елена Перепечина обязала МВД выплатить Зверевой компенсацию в размере 150 тысяч рублей. «Сына уже не вернуть, но я воспитываю внучку одна и собиралась на эти деньги, которые мне должны были компенсировать, поднимать ее. За все время передо мной не извинился ни один сотрудник МВД. На похороны сына мне выделили 8 тысяч, но я уже даже не помню, по чьей инициативе», — говорит «Медузе» Зверева.

Виталий Черкасов сказал, что Зверева обжалует это решение в Мосгорсуде. «Сомневаюсь, что он значительно повысит размер компенсации моей доверительнице», — прямо говорит Черкасов. После этого он намерен обратиться в Европейский суд по правам человека.

Ирина Кравцова