истории

Датчики скорости упавшего Ан-148 показывали неверные данные МАК рассказал о первых результатах расшифровки самописца

Meduza
16:44, 13 февраля 2018

Черный ящик, найденный на месте крушения самолета Ан-148 «Саратовских авиалиний» в Подмосковье, 12 февраля 2018 года

Пресс-служба МАК / Reuters / Scanpix / LETA

В МАК говорят, что катастрофа Ан-148 могла произойти из-за обледенения датчиков скорости

Самолет Ан-148, выполнявший рейс из Москвы в Орск (Оренбургская область), упал в Подмосковье 11 февраля через несколько минут после вылета из аэропорта Домодедово. На борту находились 65 пассажиров и шесть членов экипажа; все они погибли.

13 февраля Межгосударственный авиационный комитет (МАК), занимающийся расследованием катастрофы, сообщил о расшифровке параметрического бортового самописца, который регистрирует данные с приборов; расшифровка речевого самописца еще ведется, он сильно поврежден. Согласно предварительному анализу, «фактором развития особой ситуации в полете могли стать неверные данные о скорости полета на индикаторах [у обоих] пилотов». В МАК считают, что это «было связано с обледенением ППД», то есть датчиков скорости.

«Скорость самолета определяется с помощью так называемых приемников полного давления, или ППД, — это такая длинная трубка, внутри стоит датчик. По напору воздуха определяется воздушная скорость самолета», — объяснил «Медузе» главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров. В сообщении МАК говорится, что обогрев всех трех ППД во время полета, закончившегося катастрофой, был выключен. При предыдущих 15 вылетах этого самолета (информация о них также сохранилась в самописце) обогреватели были включены.

«Как правило, обогрев ППД включает командир судна, это делается для того, чтобы в сырую погоду на скорости на приемнике не образовывался лед и эта трубка не забивалась. Если она замерзла, то ППД показывает ноль, если частично замерзла, может показывать скорость меньшую, чем реальная, и это вызывает неправильные действия экипажа», — говорит Гусаров.

МАК сообщает, что внештатная ситуация начала развиваться через 2 минуты 30 секунд после взлета, на высоте 1300 метров, а именно стали расходиться данные, поступающие от двух разных ППД (данные с третьего ППД самописец не фиксирует). Примерно через 2 минуты 55 секунд на приборной панели загорелась предназначенная пилотам команда «Сравни» — тогда данные с двух приемников расходились у двух пилотов на 30 километров в час, затем команда погасла. Примерно через 3 минуты 50 секунд, на высоте 2000 метров, команда загорелась снова; экипаж перевел самолет на ручное управление. Датчики продолжали показывать разные данные; в какой-то момент скорость на одном из них упала до нуля, второй показывал 550 километров в час. Когда скорость на втором датчике тоже начала резко снижаться, «самолет был переведен в интенсивное снижение» с углом пикирования 30–35 градусов. Под этим углом самолет и врезался в землю примерно через 6 минут 5 секунд после старта. За несколько секунд до столкновения у самолета также развился правый крен в 25 градусов, а один из датчиков начал показывать скорость в 800 километров в час.

Обледенение датчиков может быть только одной из причин катастрофы

Роман Гусаров из Avia.ru объясняет, что данные о скорости, конечно, важны на различных этапах полета, однако сбой в работе ППД не обязательно влечет за собой гибель судна. «Например, отрыв самолета от полосы происходит на определенной скорости, пилот должен понимать, что самолет уже разогнался и можно потянуть штурвал на себя. Данные с ППД важны и для полета на автопилоте, потому что тот выстраивает управление судном, исходя из данных о скорости воздушного потока, — говорит Гусаров. — При этом сбои датчиков скорости случаются часто, и далеко не всегда они приводят к трагическим последствиям. Конечно, экипаж может спасти судно правильными действиями. Здесь важно, на каком этапе полета возникает ситуация. Пытаться взлететь, не зная скорости, очень опасно. Если вы находитесь на эшелоне, у вас есть запас высоты. В большинстве случаев экипаж успевает разобраться, но бывает, что у них на это не хватает времени».

Гусаров считает, что называть обледенение датчиков скорости причиной падения самолета пока некорректно: «МАК пока опубликовал первое, что они обнаружили. Не факт, что только этот сбой повлиял на развитие ситуации. Может, было что-то еще». Почему самолет начал резкое снижение, Гусаров предположить затрудняется. Вероятно, это станет ясно из расшифровки переговоров пилотов. Речевой самописец тоже найден, хотя, по данным Mash, сильно поврежден.

В пресс-службе украинской государственной компании «Антонов» — упавший Ан-148 был произведен на воронежском авиазаводе по ее лицензии — «Медузе» сказали, что до окончания расследования не будут комментировать возможные причины авиакатастрофы: «Пока нет полной информации, наши специалисты пока не могут ничего сказать». Пресс-служба подтвердила, что специалисты «Антонова» участвуют в следственных действиях.

Авиакомпания «Саратовские авиалинии» попросила «не пользоваться непроверенными данными, слухами, пока идет расследование МАК, — это сказывается на состоянии родных и близких погибших пассажиров и членов экипажа». До конца расследования компания комментариев также давать не будет.

Евгений Берг