истории

«Чувствую себя режиссером, который еще ничего не срежиссировал» Мэтт Деймон — о фильме «Короче», Бене Аффлеке и Джордже Клуни

Meduza
Jacopo Raule / GC Images / Getty Images

На экраны вышла антиутопическая сатира Александра Пейна «Короче» — о том, как люди научились уменьшаться до нескольких сантиметров. Главную роль в этой фантасмагории сыграл Мэтт Деймон. Перед премьерой фильма актер дал интервью кинокритику «Медузы» Антону Долину. 

— Для всего мира кинозвезда — большой человек. А вы из фильма в фильм играете маленького, в «Короче» — в буквальном смысле слова. 

— Знаете, что мне сказал первым делом режиссер Александр Пейн, когда мы встретились, чтобы обсудить этот проект. «Ты мне нравишься, совсем на кинозвезду не похож». Это правда! Персонажи у меня были самые разные, я, кажется, и есть everyman, «любой человек». А «Короче» — блестящая сатира, в ней сам бог велел сняться. Хотя парадоксальным образом здесь себя маленьким я не ощущал — ведь в мире коротышек все равны. 

— Нравится вам роль «любого человека»? Ведь даже в картинах о Борне вы такой. 

— Конечно, я же нормальный человек, мне нравится и на экране быть таким. И Борн — тот шпион, который никогда не будет выделяться из толпы, в этом вся идея. Со мной та же фигня, меня не узнают. Стоит натянуть бейсболку на лоб, и путешествуй по всему миру инкогнито. Очень удобно. А теперь представьте себе в этом качестве Бена Аффлека. Он меня на голову выше. Мы же росли вместе, я задолго до того, как он прославился, помню: он входит в комнату, и все оборачиваются — о, высокий парень. И потом: смотри-ка, это ж Бен Аффлек! Не спрячешься. Трудно ему приходится.

— Сочувствуете, значит? Не завидуете успехам товарища?

— С какой стати? Дело даже не в том, что мы друзья, просто все зависит от случая. Как сейчас помню, мы сидим с Беном в кабинете Харви Вайнштейна — мы тогда работали над «Умницей Уиллом Хантингом», но и мечтать не могли об «Оскаре», который получим за этот фильм, — так вот, мы сидим, и Бен умоляет Харви, чтобы тот позвонил Майклу Бэю и посоветовал его на роль в «Армагеддоне». Что тот и сделал.

Мы тогда были начинающими актерами, работа и деньги были очень нужны. Но мне тут же позвонили от Спилберга и позвали сниматься в «Спасти рядового Райана». Потом два фильма вышли синхронно, и в прессе написали: мол, Бен Аффлек — звезда попкорновых блокбастеров, а Мэтт Деймон — серьезный артист. Чушь какая. Мы ведь могли бы и махнуться ролям, если бы карта легла иначе. Бен — глубокий и умный человек, его «Оскар» за «Операцию „Арго“» стопроцентно заслуженный.

— На него и взглянули по-другому, стоило ему взяться за режиссуру.

— Во всем виноваты штампы, с которыми надо бороться. Посмотрите на Джорджа Клуни. Долгие годы он был для всех «тот красавчик из телесериалов». И только. Но он не позволил себе с этим смириться и замкнуться в рамках предложенного стереотипа. Работал над собой… И теперь всем известно: он потрясающий режиссер, сценарист, продюсер, а не только актер. То же самое с Беном. Да почти с каждым из нас. 

Короче — Трейлер 2 (HD)
Paramount Pictures Россия

— А вы-то за режиссерскую работу браться не планируете?

— Вообще-то давно мечтал, но… Честно, мне просто так нравится сниматься у хороших режиссеров. Я учусь у каждого из них и никак не устану учиться. Чувствую себя режиссером, который еще ничего не срежиссировал. 

— С вашим графиком съемок — неудивительно, что не хватает на все времени.

— Это точно, я сейчас в пяти фильмах подряд отснялся, без перерыва. Ни секунды на отдых. Ну сейчас небольшие каникулы зато. 

— Каково это вообще — сражаться с чудищами в высокобюджетной китайской «Великой стене», плести семейные интриги в «Субурбиконе», уменьшаться до нескольких сантиметров в «Короче»? Совсем разные картины, стили, режиссеры, роли.

— Это мне и нравится в моей работе, разнообразие. Люди с разных концов света видят этот мир абсолютно по-разному, а мне предлагается воплощать это видение на экране. Что может быть увлекательнее? С Чжаном Имоу, режиссером «Великой стены», лично я мечтал поработать 25 лет. Наконец это случилось. К счастью, сегодня я могу себе позволить выбирать те роли, которые мне интересны, руководствуясь личными причинами, а не размером гонорара. 

— По каким причинам вы чаще всего отказываетесь от роли?

— Обычно — в том случае, если мне не близка идея фильм. Но, если уж откровенно, от предложений выдающихся режиссеров я не отказываюсь никогда. 

— То есть персонаж вообще не важен?

— Меньше всего. Если ко мне обратился режиссер, перед которым я преклоняюсь и он специально пришел ко мне с ролью, то, делаю вывод, она писалась для меня. Значит, я смогу ее сыграть. Личность режиссера важнее сценария, даже если роль небольшая. 

Мэтт Деймон и Александр Пейн
Мэтт Деймон и Александр Пейн
Merie W. Wallace / Paramount Pictures

— Вы сыграли все и всех на свете, даже с Чжаном Имоу поработали. Остались у вас мечты и желания?

— Достичь совершенства в актерской профессии невозможно. Ты всегда в чем-то недоволен собой. Некоторые мои работы мне нравятся, но каждая следующая роль — новая и необычная задача. Успех ничего не меняет. Просто быть актером забавно, это интересно, и с чего бы мне уставать от того, что меня интересует и забавляет?

— Помню, «Марсианин» Ридли Скотта с вашим участием был номинирован на «Золотой глобус» как лучшая комедия. Как думаете, в вас видят комедийного артиста? В «Короче» ваш герой тоже забавный.

— Не знаю… В любой, даже самой печальной, драме есть место для смеха. «Умница Уилл Хантинг» — очень смешная картина. Нет юмора — пиши пропало. Я стараюсь, чтобы юмор был во всех моих фильмах и ролях. 

— Есть ли среди ваших картин такая, сиквел которой вы мечтали бы осуществить, но пока это не удалось?

— Да, есть такая картина «Шулера», мы там с Эдвардом Нортоном снимались. Мы уже несколько лет дергаем сценаристов и требуем написать продолжение. До сих пор хочу узнать, что случилось дальше с персонажами Джона Малковича и Джона Туртурро. 

Антон Долин