Перейти к материалам
истории

В издательстве АСТ вышла книга «Воспитание детей без криков, угроз, наказаний». Ее автора признали виновным в домашнем насилии

Источник: Meduza
страница Александра Мусихина в фейсбуке

16 января на сайте иркутской версии The Village в рубрике «Личный опыт» опубликовали интервью иркутского психолога Александра Мусихина, посвященное выходу его книги «Воспитание детей без криков, угроз, наказаний и истерик». Спустя два дня его бывшая жена Софья Зеленкова рассказала в фейсбуке, что Мусихин ее бил — в том числе на глазах их детей — и ему был вынесен обвинительный приговор по уголовной статье «Побои».

Пособие для родителей всей страны

Материал The Village озаглавлен «Без криков и угроз: иркутский психолог написал пособие для родителей всей страны». В нем Александр Мусихин представлен как «отец двоих сыновей и практикующий психолог и психотерапевт»; на сайте издательства АСТ, выпустившего его книгу, сказано, что автор — психотерапевт с 14-летним стажем, лектор, ведущий тренингов в центре психологии и писатель. Статья The Village посвящена тому, «как написать по-настоящему полезную книгу» и привлечь внимание крупного издательства.

В статье говорится, что в книгу вошли три брошюры Александра Мусихина, которые он прежде публиковал за свой счет небольшими тиражами, от 100 до 500 экземпляров. В интервью The Village Мусихин рассказывает, что его книга — о том, как родители определяют эмоциональную атмосферу семьи и что делать, когда дети не слушаются. «Мы умеем только то, чему научились от родителей. <…> Я хочу, чтобы люди знали, что есть лучшие варианты воспитания, чем те, к которым мы привыкли», — считает Мусихин.

Ссылкой на материал в соцсетях поделилась его автор (и главный редактор «The Village Иркутск») Светлана Потапчук, а также сам Александр Мусихин. 18 января бывшая жена психолога, психотерапевт Софья Зеленкова опубликовала пост в фейсбуке, который начинался со слов «насильник пишет книжку про воспитание детей». В нем женщина рассказала, что подавала на Мусихина в суд за побои и он был признан виновным — но приговор отменили, так как побои в отношении близких лиц перестали быть в России уголовным преступлением.

В доказательство своих слов Софья Зеленкова выложила в интернет копию приговора по делу о побоях, а также последующего решения суда о причинении ей морального вреда. После этого в статье The Village появилось уточнение, что эта информация, обнародованная Зеленковой в фейсбуке, «не была известна редакции „The Village Иркутск“ на момент выхода материала».

Освобождение по амнистии

Как рассказала «Медузе» Софья Зеленкова, впервые она обратилась в полицию из-за побоев мужа в апреле 2014 года — но не стала проходить медицинскую экспертизу, потому что участковый убедил ее забрать заявление. После этого она потребовала от мужа, чтобы они разъехались. В октябре 2014-го пара развелась, но за день до этого Мусихин приехал к Зеленковой повидаться с детьми и снова на нее напал.

По версии Зеленковой, таким образом мужчина попытался инсценировать нападение жены на него — чтобы доказать в суде, что это она его била: «Он сидел на мне сверху, заворачивал мне назад руку, безумно больно… А чтобы я упала, он толкнул меня о шкаф и пинал, чтобы я не могла встать. И в это время говорил: „Софья, что ты делаешь? Мне же больно! Отдай мои очки!“ Я тогда обалдела, зачем и почему это он говорит, а потом только поняла, что это инсценированное действие. Он заранее включил диктофон в подъезде, еще даже не войдя в лифт».

После этого случая Зеленкова снова обратилась в полицию — и на этот раз зафиксировала побои. Она говорит, что во время следствия Мусихин напал на нее еще раз: «Душил на глазах у ребенка в декабре 2014 года, на улице возле дома, прямо под камерами. Есть видеозапись. Я отнесла ее в полицию, но мне сказали, что я сама его спровоцировала».

Слова Зеленковой подтверждает психолог Светлана Ханова, которая работает в Иркутске в медицинском центре «Добрый доктор» и выступала свидетелем в судах по делу о побоях. Она познакомилась с Зеленковой, когда та обратилась в кризисный центр для женщин, где Ханова работала волонтером. «Мы общались тесно, дети абсолютно подтверждали мамины рассказы, более того, они сами подвергались прессингу отца», — говорит психолог.

25 апреля 2016 года суд вынес решение, сочтя доказательства Зеленковой убедительными. Александра Мусихина признали виновным в побоях по части 1 статьи 116 Уголовного кодекса РФ и назначили наказание в виде штрафа — но тут же освободили от наказания по амнистии в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Его встречный иск к бывшей жене, в котором он обвинял ее в побоях, не был удовлетворен. Мусихин подал апелляцию, однако домашнее насилие в России к этому моменту декриминализировали — и обжаловать ничего не пришлось: постановление суда о виновности Мусихина по не существующей больше уголовной статье отменили. Потребовать наказания по административной статье Зеленкова уже не могла: с момента зафиксированных побоев прошло больше двух лет.

Тогда Зеленкова снова обратилась в суд, требуя от бывшего мужа хотя бы моральной компенсации за побои, — и снова выиграла. «Сейчас я пытаюсь вернуть расходы на адвоката, дело еще рассматривается», — говорит женщина, добавляя, что Александр Мусихин в ответ пытается взыскать с нее расходы на своего адвоката. По ее словам, между бывшими супругами действует мировое соглашение, по которому Мусихин должен видеться с детьми 10 раз в месяц. Однако эти обязанности, как утверждает женщина, он не выполняет: «С октября, с момента заключения соглашения, он реально пытался общаться с детьми два раза. Дети не хотят видеться с ним. Он их все время обманывает. Наобещает подарков, лего, спросит, какие именно, они вдохновятся, расскажут ему, а он приходит с одной гематогенкой на двоих».

«Одна из вдохновляющих историй»

Софья Зеленкова сообщила «Медузе», что была знакома с главным редактором иркутского The Village Светланой Потапчук до публикации статьи о Мусихине — и рассказывала ей о своей ситуации. «Я точно говорила ей до этой статьи и о побоях, и о том, что он подавал иск на снижение алиментов, и что отсуживает у меня имущество, и что я вынуждена оплачивать его ипотеку», — говорит женщина. Она утверждает, что о публикации в The Village узнала только 18 января, после выхода материала, — и обратилась к Светлане Потапчук за разъяснениями на ее странице в фейсбуке, под анонсом статьи.

«Как можно такого отца-теоретика поддерживать!» — написала Зеленкова журналистке и добавила, что Мусихин за последние три года ни разу не поздравил детей с Новым годом и днями рождения, скрывается от «реальных алиментов» и подает иски об их снижении до 2900 рублей в месяц. Она подчеркнула, что Потапчук знала о том, что Мусихин бил Зеленкову на глазах их детей. На это Потапчук ответила в комментарии, что «только вы двое знаете, почему между вами до сих пор все так заряжено» и для нее быть за Зеленкову — не значит быть против кого-то другого. Cейчас пост Светланы Потапчук удален, скриншот переписки женщин есть в распоряжении «Медузы».

Софья Зеленкова говорит, что оставляла еще один комментарий, но он был удален. «[В нем] я — в общих чертах, не дословно — писала, что это не наши внутренние дела, как она думает. Это касается общества, в котором происходит такое замалчивание и безразличие. И что те, кто в курсе ситуации, пишут вот такие хвалебные статьи, — сказала Зеленкова „Медузе“. — Тему насилия в семье важно обсуждать вслух. Я в ужасе от того, что люди, которые знают о совершенном насилии, продолжают поддерживать Мусихина, обвиняют меня в том, что я сама виновата. А некоторые из осведомленных просто делают вид, что их это не касается: „это ваши внутренние семейные разборки“. А то, что такой насильник учит других людей строить семейные отношения, воспитывать детей, — это умалчивается почему-то».

По словам Светланы Потапчук, она не была в курсе того, что именно происходило между Мусихиным и Зеленковой, и тем более не знала о судебных решениях до публикации материала The Village. Она рассказала «Медузе», что познакомилась с Александром Мусихиным около шести лет назад, когда пришла к нему на консультацию как к психологу, а с его бывшей женой позже, на одном из психологических семинаров. «Статья задумывалась как одна из таких вдохновляющих историй об успехе, который приходит к тому, кто увлечен своей профессией и делает чуть больше, чем другие», — говорит Потапчук.

По ее словам, когда Софья Зеленкова опубликовала в фейсбуке свою историю, редакция сразу добавила в статью информацию о ее посте. «Это очень заряженная тема: здесь и масса психологических аспектов, и своеобразная судебная практика, и влияние общественных стереотипов, и отсутствие возможности получить своевременную поддержку и защиту, — считает Потапчук. — Моя личная позиция и позиция редакции The Village: мы будем открыто говорить об этом. Сейчас, когда я увидела документы, фотографии, которые прислала Софья, сказать, что я шокирована, — это ничего не сказать. Я искренне сочувствую ей в том, что она пережила, это недопустимо».

Потапчук также говорит, что снимать публикацию с сайта The Village редакция издания не планирует: «Интернет все помнит, и мы не собираемся делать вид, будто ничего не было». Более того, по словам Потапчук, издание не собирается оставлять эту тему. Как подтвердила «Медузе» Софья Зеленкова, она уже дала интервью изданию, где рассказала о судебном разбирательстве с Александром Мусихиным.

«Какого автора они собираются публиковать»

О готовящейся публикации книги бывшего мужа Софья Зеленкова узнала еще раньше, в начале декабря 2017 года, из поста Александра Мусихина в соцсетях. Он тогда опубликовал варианты обложки будущего издания, написав, что его книгу готовится опубликовать издательство «Эксмо» (ему принадлежит издательство АСТ). Женщина, как и сейчас, возмутилась в фейсбуке, потому что тему обсуждали их общие знакомые, которые, со слов Зеленковой, были в курсе всей ситуации.

Тогда же, 7 декабря 2017 года, женщина обращалась в издательство «Эксмо», чтобы предупредить, «какого автора они собираются публиковать», и предложила в подтверждение выслать копии судебных актов. Она не помнит, с кем конкретно тогда общалась: «С [какой-то] девушкой. Меня переключали, куда-то переводили, что-то уточняли. Разговор длился 11 минут. Мне пообещали уточнить и связаться со мной, но этого не случилось».

Ее новым постом, опубликованным после статьи The Village, поделились 246 человек, под ним больше 400 лайков. Одна из пользовательниц фейсбука также обратилась к администраторам страницы «Эксмо» в фейсбуке с просьбой разобраться в ситуации — ей ответили, что информацию передадут коллегам, ответственным за выпуск книги, и выразили надежду, что в ситуации удастся разобраться. PR-менеджер «Эксмо» Татьяна Каширина, к которой «Медуза» обратилась за комментариями, ответила, что книгу выпустило издательство АСТ, и рекомендовала обратиться за разъяснениями к его сотрудникам. 

Руководитель отдела по связям с общественностью «Эксмо-АСТ» Екатерина Кожанова на запрос «Медузы» сообщила, что издательству не было известно о фактах судебных исков по отношению к автору книги. «В данный момент мы наводим справки и уточняем все обстоятельства», — сказала Кожанова.

Александр Мусихин отказался комментировать ситуацию «Медузе». «Не хочу, — ответил он. — Это личная и очень болезненная история для нас обоих, которая должна решаться в правовом поле, а не в СМИ. Спасибо за понимание». В интервью The Village он сказал, что к публикации готовится еще одна его книга, которая называется «Зачем нужны эмоции и что с ними делать».

Он также поблагодарил друзей за поддержку в фейсбуке: «Тем, кто был введен в заблуждение недостойными людьми, сочувствую. Травить человека в интернете означает провоцировать новый цикл насилия. Это моя беда и боль, жаль, что я не могу остановить эту бессмысленную войну. На этом споры заканчиваю, агрессивные комментарии буду удалять по мере возможности, а ботов — банить. Поддерживайте друг друга».

Софья Зеленкова сообщила «Медузе», что 23 января получила от мужа очередной судебный иск с требованием компенсировать ему судебные издержки — по уголовному делу о нанесенных ей побоях, которое она выиграла в 2016 году. В общей сложности, по словам Зеленковой, бывший муж требует выплатить ему 75 тысяч рублей за расходы на его адвоката. «Он подтверждает эти адвокатские расходы расписками, — говорит Зеленкова. — А алиментов на детей у него нет, так как зарплата 8700 рублей».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Анна Вальцева

Реклама