разбор

Московские власти считают, что районы пятиэтажек — очаги преступности. К этому есть вопросы

Meduza
10:07, 10 января 2018

Максим Блинов / Sputnik / Scanpix / LETA

9 января РБК рассказало, что одна из задач программы по сносу пятиэтажек в Москве — снижение уровня преступности. Источники издания в мэрии утверждают, что пятиэтажные районы лидируют по преступности, что послужило дополнительным поводом к запуску программы реновации. «Медуза» проверила заявления чиновников.

В районах с пятиэтажками действительно совершают больше преступлений?

Статистика зарегистрированных преступлений с сайтов районных отделов МВД это не подтверждает. Московский район Кузьминки, где пятиэтажек больше всего, занимает только восьмую строчку среди лидеров по преступности. Помимо него из пятиэтажных районов в список наиболее криминальных входит только Люблино.

Больше всего преступлений в столице совершается в спальном районе Марьино, где пятиэтажек нет вообще. На втором месте центральный Пресненский район, в котором только 53 пятиэтажки.

Нет пятиэтажных районов и среди лидеров по уровню преступности (число преступлений на 10 тысяч жителей). Первые три строчки занимают центральные районы Якиманка, Красносельский и Мещанский. Из них сносимые пятиэтажки есть только в Красносельском, где их семь штук.

Самый пятиэтажный район Москвы Кузьминки занимает по уровню преступности только 55-е место, Перово — 72-е, а Богородское — 81-е.

Почему чиновники приводят такие странные примеры?

«Если в доме 300 квартир и в 200 из них живут люди с низким социальным статусом, то они подавляют всех остальных. А если в доме живут 3000 человек, а с низким социальным статусом — 200, то они начинают вести себя по-другому», — приводит РБК прямую цитату анонимного чиновника.

Прежде всего непонятно, о каких именно людях «с низким социальным статусом» идет речь. Об алкоголиках, о мигрантах, просто о семьях с низким доходом? Но даже если вынести это определение за скобки, логика чиновника имеет изъян.

В примере собеседника РБК доля асоциальных людей в пятиэтажках очень велика — две трети квартир. Но в новых домах их всего 200 человек на 3000, то есть меньше 7%. А куда же делись все остальные маргиналы, массово заселявшие пятиэтажки? Для них будут специальные дома?

Почему борьба с преступностью не упомянута в программе реновации?

В принятых федеральных и московских законах о реновации нет ни слова о «сортировке» людей по социальному статусу при переселении. У всех собственников квартир в сносимых домах равные права, и всех их обещают переселить в пределах того же района (а чаще всего — того же квартала).

Даже если предположить, что пятиэтажные районы — плохие, то для исправления ситуации расселение должно происходить по-другому. Американские исследования показали, что снижение преступности невозможно без интеграции. То есть жильцов «плохих» районов надо не брать и целиком переносить на новое место, а распределять среди жильцов «хороших» районов. Иначе криминальные гетто будут просто воспроизводиться в новых домах.

Какой статус у инициативы по сокращению преступности?

Хотя неназванные чиновники заявили, что намерены через программу реновации бороться с преступностью, никаких официальных комментариев до сих пор не было. Есть ли план по снижению числа преступлений по итогам реновации? Будут ли действительно выявлять асоциальных жильцов и специально их куда-то отселять?

«Медуза» обратилась в мэрию с просьбой прояснить ситуацию, но пока не получила ответа.

Михаил Зеленский