истории

«Я бы отходила эту соплячку ремнем» Как участников российских ток-шоу травят их ведущие, гости программ и зрители. Репортаж «Медузы»

Meduza
06:02, 27 декабря 2017

Юрий Самолыго / ТАСС

12-летняя Анастасия из Санкт-Петербурга 13 ноября выложила на ютьюбе полуторачасовой ролик с просьбой прекратить унижение героев программ на российском телевидении (с 27 декабря видео недоступно из-за жалобы телекомпании «Красный квадрат» на нарушение авторских прав, его можно посмотреть по этой ссылке). Анастасия была участницей шоу «Давай поженимся!» (куда пришла с отцом) — а после выхода передачи ее начали травить в интернете. Девочка считает, что травля началась из-за высказываний ведущих «Давай поженимся!». На травлю, грубость ведущих и недоверие «экспертов» в студии жаловались участники и других российских телешоу: например, Наталья Семикова, рассказавшая в программе «Мужское/Женское» о том, как ее избил муж. По просьбе «Медузы» Анна Родина разобралась, кто и почему унижает участников популярных передач — и чем это оборачивается для людей, которые шли на эфир за поддержкой.

«Страшнее свекрови в десять раз»

«Кошмарный ребенок. Это ходячий монстр», «Мерзкая девочка. Как из фильма ужасов», «Эта маленькая дрянь поэтому и учится дистанционно, так как в школе в обществе нормальных детей ей уж точно не место». Это комментарии на ютьюбе под записью эфира «Давай поженимся!» от 19 октября 2017 года. В программе «Давай поженимся!», которая идет на Первом канале с 2008-го, ведущие помогают гостю (или гостье) выбрать пару — из трех претендентов на его (ее) руку и сердце. 19 октября в студию пришел 46-летний нейрохирург Антон с 12-летней дочерью Анастасией. Несмотря на то что героем программы был мужчина, после выпуска в соцсетях в основном обсуждали его дочь.

Анастасия дистанционно учится в американской школе и говорит, что у нее доверительные отношения с отцом. В студии «Давай поженимся!» она рассказала о своих интересах и взглядах: например, что в школе они обсуждают вопросы религии, международной политики и феминизма, а ее героиня — 20-летняя правозащитница Малала Юсуфзай (как говорит сама Анастасия, ее выступление отредактировали таким образом, чтобы выставить в невыгодном свете). Девочка, которая живет то с мамой, то с папой, считает, что отцу «нужна девушка, которая поддерживала бы его» и с которой ему было бы интересно обсуждать «что-то кроме логистики — то есть того, кто куда пошел». Во время записи Анастасия отказалась назвать дату своего рождения астрологу и соведущей программы Тамаре Глобе — сказала, что гороскоп совместимости ей не нужен, ведь невесту будет выбирать не она.

Все три предполагаемые невесты нашли девочку хорошо воспитанной, умной и рассудительной, но ведущим показалось, что для 12-летней она слишком посвящена в личную жизнь отца, неискренняя, «рассуждает как умудренная опытом женщина средних лет» и, как сказала основная ведущая «Давай поженимся!» Лариса Гузеева, «страшнее свекрови в десять раз». В инстаграме продюсера передачи Катерины Муравицкой под анонсом этого выпуска Гузеева написала «Ужаааасссс!». Ее поддержали другие пользователи: «Невоспитанный, наглый ребенок. Лезет не в свое дело», «Я бы зажала безмозглую и высокомерную башку этой соплячки между ног и отходила бы ее ремнем!! Девчонка просто Гадина!!! Родители вырастили такое циничное, наглое, самодовольное чудовище!»

Психолог Алена Прихидько считает, что ведущие популярных телешоу нередко проявляют эмоциональное насилие в адрес участников программ: жестко критикуют их и осуждают, используя свою власть и авторитет у публики. «В данном случае в студии появилась девочка с чувством собственного достоинства, способная защищать свои границы. С такими людьми в студии ведущие практически не сталкиваются. Они были фрустрированы поведением 12-летнего человека, который сказал им „нет“, и использовали привычное оружие — оценочные высказывания», — говорит Прихидько. По мнению психолога, Лариса Гузеева не смогла справиться с раздражением в адрес ребенка: «Взрослые зачастую не выносят, когда с ними не согласны те, кого они привыкли видеть в позиции подчиненного, и не способны воспринимать с уважением».

«Программа вышла в три часа дня, а вечером под видео было уже десять комментариев, — вспоминает Анастасия в беседе с „Медузой“. — Девять из них были абсолютно ужасны». Пользователи писали, что девочке хочется «заткнуть рот или звиздюлей навешать» — и даже «выбить зубы». «Если бы у меня такая дочь была, я бы ее сама придушила давно», — написала зрительница. Через сутки после выхода программы в эфир таких комментариев под видео на ютьюбе было уже несколько сотен.

Выпуск программы «Давай поженимся!» с участием 12-летней Анастасии и ее отца Антона
Давай поженимся!

Анастасия столкнулась с кибербуллингом впервые. Комментарии она читала вместе с папой — говорит, что мама тоже видела, но «погружаться в тему, где меня травят, не смогла, и я ее понимаю». Она объясняет реакцию зрителей тем, что людям нравится смотреть, как один человек унижает другого. «Но все ведь зависит от формата: если во время рэп-баттла обе стороны согласны, что будут друг друга унижать, может, даже подписали какой-то документ вроде „Меня сегодня будут оскорблять“, то мы с папой ничего такого не подписывали», — недоумевает Анастасия. Перед походом в Останкино ее папа специально просил редактора, чтобы в студии все вели себя доброжелательно и этот опыт не остался для девочки неприятным. Его заверили, что бояться нечего. «Перед записью редактор несколько раз прошлась со мной по сценарию, но когда я вышла в студию, все пошло совсем по-другому», — вспоминает девочка.

Ее отец считает, что негативный тон обсуждения девочки задали сами ведущие программы — и именно на них лежит вина за ее травлю. Сама Анастасия тоже уверена, что если бы ведущие сделали акцент на ее положительных качествах или успехах в школе, реакция зрителей была бы другой. В пример она приводит инстаграм Дарьи Белецких, редактора программы «Давай поженимся!»: Белецких выложила анонс выпуска с участием Анастасии с подписью «Обожаю эту девочку» — и под ним не было оскорбительных комментариев.

После съемок в программе Анастасия с папиной помощью записала полуторачасовой ролик, в котором попросила генерального директора Первого канала Константина Эрнста и депутатов Государственной думы «изучить полную запись программы на предмет унижений и травмирования меня ведущими». Видео отец с дочерью выложили на ютьюб и в твиттер, отметив всех, кто мог бы обратить внимание на проблему — от официальных аккаунтов Госдумы и Первого канала до видеоблогера Саши Спилберг. Ролик набрал всего 198 просмотров, а на призыв помочь в борьбе с травлей не откликнулся никто, кроме родных и бывших одноклассников Анастасии.

«Если она заплачет, я хотя бы увижу, что она живая»

Анастасия не единственная гостья студии «Давай поженимся!», о которой ведущие отзывались нелестно. «Невесту» Алену, которая привела в студию своего маленького сына с аутизмом, Лариса Гузеева назвала «инфантильной», а также «плохим и безответственным человеком» — за то, что та решила разойтись с отцом ребенка, поскольку не ощущала с ним близости, и переехать в Москву. «Никакого материнского инстинкта я в вас не вижу, потому что когда есть проблемы с детьми, ты вообще не думаешь ни о каких амбициях и Москве, — сказала героине Гузеева. — Я так предполагаю: мать, которая очень хотела ребенка, ночью моет полы в подъездах, а утром рано обмывает все аптеки в округе, потом делает ребенку массаж, потому что уже научилась делать массаж. Вас ведь никто не заставлял и не умолял: роди, Алена, роди! Это абсолютно ваш был такой вот инфантильный поступок. Вы этого хотели».

14-летней Лене, которая уже во второй раз пришла в студию с отцом-женихом, от Гузеевой досталось звание «маленькой монстриллы» — поскольку Лена считает, что ее отцу нужна обеспеченная невеста с работой и пропиской. «Я бы взяла сейчас ремень, затащила вашу девочку в темную комнату — не слушайте меня, органы опеки, — и так бы прошлась! Если она сейчас заплачет, я хотя бы увижу, что она живая», — сказала в эфире телеведущая. Девочка заплакала, а Гузеева добавила, что ей был «нужен такой вот стресс».

На просьбу «Медузы» о комментарии Лариса Гузеева не ответила. Однако ее соведущая Тамара Глоба рассказала «Медузе», что ей было жалко Лену — и сейчас, и два года назад (когда девочка с отцом впервые пришла в эфир). «Она тогда была 12-летним подростком и говорила все, что думает. Сейчас сдерживалась, потому что за эти два года пережила период травли: когда над ней все смеялись за то, что она, как „бабка Лукерья“ (это прозвище ей дала Лариса Гузеева — прим. „Медузы“), рассуждала, сколько у невесты должно быть денег». Глоба говорит, что тот выпуск программы смотрели одноклассники и знакомые Лены и «ей от них потом порядком досталось». Глоба считает травлю подростков ужасной — но полагает, что в этом может быть и важный урок. По мнению ведущей, если бы Лене не «объяснили», что так вести себя не следует, она не пересмотрела бы свои взгляды.

По мнению Тамары Глобы, подросток в программе, конечно, может иметь свою точку зрения, но высказывать ее должен, соблюдая субординацию. Соведущая «Давай поженимся!» Роза Сябитова считает, что в программе важны и похвала, и неприятная критика, а ведущим «как хорошим специалистам и психологам» понятно, когда нужно дать ребенку то или другое. «Если он [подросток] плакать не будет, он не услышит. Плачет — значит, дошло наконец, — считает Сябитова. — Не хватило ума родителям взять на себя ответственность и это сделать — мы сделаем».

Впрочем, Тамара Глоба и Роза Сябитова считают, что ни программа, ни они сами не несут ответственности за формирование отношения к героям, а справиться с кибербуллингом можно одним способом — игнорировать и ждать, когда комментаторам надоест. Глоба говорит, что «народ бывает злым» и ее саму постоянно травят, поскольку она астролог. Сябитова считает, что все дети подвергаются травле (и приводит в пример собственную дочь) — поэтому программа лишь отражает реальность. «Я на „Давай поженимся!“ выходила замуж, разводилась, замуж выходили мои дети, делала ошибки и исправлялась. И всегда была честна. Поэтому имею право и женщинам, и детям говорить так, как есть. Кому не нравится — все в сад!» — сказала Сябитова.

Как говорит первая ведущая «Давай поженимся!» актриса Дарья Волга (вела телешоу с июля по октябрь 2008 года), продюсеры передачи осознанно стремились сделать ее более скандальной. В должности ведущей Волга продержалась всего три месяца — и ушла, так как отказывалась «озвучивать вещи, которые от меня требовали редакторы». В интервью «Собеседнику» в 2013 году она признавалась, что не может смотреть передачу под руководством Гузеевой, где «ведущие мочат своих героинь».

По мнению психологов, травля, в том числе в интернете, может вести к серьезным последствиям — от потери уверенности в себе до тяжелой депрессии (особенно у подростков). Но 12-летняя Анастасия считает, что справится с этим сама. «Мне было неприятно и больно, но я восприняла травлю как возможность действовать — показать ведущим, продюсерам и всей стране, что невозможно так относиться к героям программ на телевидении. Я сделала видео об этом, и оно подействовало на меня терапевтически. Поддержка людей, которые также считают травлю недопустимой, и есть мой психолог», — говорит девочка.

«Давайте разберемся, кто из нас дура»

Наталья Семикова из Выборга приехала на программу «Мужское/Женское» (Первый канал) с проблемой — ее избил муж Олег. Женщина написала заявление в полицию и думала, что участие в телепрограмме ускорит дело. «Редактор рассказал мне, что сейчас создается закон против насилия над женщинами в семье, поэтому моего мужа выведут из зала суда в наручниках, все будет хорошо, мы поможем», — вспоминает Семикова.

Но в студии все случилось иначе: во время записи выпуска «Любовь зла» гости программы Наталью не поддержали, а ведущий Александр Гордон обвинил ее в том, что она «рассказывает небылицы». По его мнению, если бы мужчина 40 минут избивал женщину, ее травмы были бы более серьезными. Кроме того, как утверждал Гордон, если в отношениях присутствует насилие, но женщина не уходит от мужчины — это ее вина. «Вы сошлись добровольно, в первую же ночь? С первой недели он начал вас бить, и вы прожили с ним полгода, правильно?» — спросил героиню ведущий. Когда Наталья ответила утвердительно, Гордон заявил: «Кто из нас дура?»

В итоге Гордон предположил, что перед ним «жертва, которая приходит в студию казаться овечкой и оказывается волком в овечьей шкуре, причем волком с кривыми, длинными, косыми зубами». Его поддержала и ведущая Юлия Барановская, которая в программе отвечает за «женскую сторону». Гости студии решили, что сама героиня — агрессор, ведь когда Олег впервые появился из-за кулис с цветами, Наталья попыталась ударить его букетом цветов. «Перед программой мы с редакторами обсуждали мое предстоящее поведение в эфире, — говорит Наталья. — Мне сказали, что, когда муж войдет в студию с букетом, я должна буду хлестнуть его цветами. Но букет оказался тяжелым — я не хлестнула, только замахнулась».

Единственным человеком в студии, вставшим на сторону героини, оказалась Алена Попова — соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» и соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. В частности, она заявила, что никто не имеет права обвинять жертву насилия. «После того как я это сказала, Гордон стал спрашивать, кто позвал в студию „эту феминистку“, — вспоминает Попова. — Сказал, что я „сама дура“. Я ему в ответ не хамила, просто ушла из студии, но успела пообещать Наталье и ее маме, что буду им помогать».

После программы Гордон и Попова судились. Попова подала против телеведущего иск по статье «Унижение чести и достоинства группы лиц по половому признаку», требуя запретить ему заниматься журналистикой и обязать к общественным работам в центре помощи жертвам домашнего насилия «Сестры». Телеведущий в ответном иске потребовал компенсировать ему репутационный ущерб (Алена Попова создала против Александра Гордона петицию в интернете). В суде Гордон утверждал, что оскорбления в студии являются частью его роли, поскольку он должен провоцировать гостей передачи, — но сам он не разделяет такие взгляды. Оба истца остались ни с чем: судья не поверил Гордону и отклонил его иск; в деле Поповой следствие не нашло состава преступления.

Съемки программы «Мужское/женское»

Руководитель проекта «Мужское/Женское» Юлия Горшкова говорит, что создатели программы «и сами не рады тому, что Гарриевич у нас такой хам» (Гарриевич — отчество Гордона). Но, по ее словам, точка зрения Гордона и его способ общения с гостями в студии близок или интересен зрителям. «Ему невозможно что-то запретить, и если он считает, что баба — дура, он именно так и говорит. Это Александр Гордон. Его за это любят», — говорит Горшкова. Она уверена, что на передачу едут высказаться: «У большинства людей в России нет привычки рассказывать о своих проблемах психологу. А Гордону они верят».

Юлия Горшкова добавляет, что ведущий программы переживает за «маленьких людей — которым, возможно, иногда нужно крепкое словцо для того, чтобы прийти в себя». Программа «Мужское/Женское» действительно оказывает людям поддержку: пресс-служба Первого канала предоставила в распоряжение «Медузы» сведения об оказанной помощи. Например, герой выпуска «Ищу мать своим детям» Федор Мошев, отец четверых детей, благодаря эфиру женился, а Александр Гордон лично перевел молодоженам 135 тысяч рублей. Ведущий также отдал весь свой гонорар за передачу Алексею и Анастасии Головиным, рассказавшим в эфире о том, как Анастасия борется с лейкозом. Гордон помог 19-летней Анне Бабинян, которую била мать, сделать челюстно-лицевую пластическую операцию.

По словам Горшковой, таких историй за все время существования программы — десятки. Однако иногда поддержка ограничивается просто «крепким словцом». «Мне кажется, что люди, которые приходят в его программу, изначально знают, к кому и на что они идут», — рассказала «Медузе» Нозанин Абдулвасиева, жена Александра Гордона. Абдулвасиева сняла короткометражку «Скоро на Первом» о том, как готовятся к эфиру редакторы программы «Мужское/Женское», — и о том, что происходит за кулисами передачи. По ее словам, часто разрабатывается один сценарий, но в студии все идет совсем по-другому. «Саша — это Саша. Это как у автора спросить: а чего ты матом пишешь? Ну не читайте этого автора. Смотрите Малахова, а не Гордона — он не ругается матом. А у Саши мат возникает, мне кажется, оттого, что он честен на сто процентов и говорит в лицо то, что думает. Я обожаю его за это». Александр Гордон от комментариев «Медузе» отказался.

«А может, вы пошли на это добровольно?»

Первый выпуск программы «Пусть говорят» о Диане Шурыгиной, рассказавшей об изнасиловании, на ютьюбе посмотрели более 18 миллионов человек. Впервые встретившись с девушкой в студии, Андрей Малахов удивился, что Шурыгина выглядит чересчур хорошо: «Извини меня, но тебя изнасиловали 1 апреля, а 1 июля ты уже, упоротая и в кайфе, показываешь на видео язык две минуты». Но уже во втором выпуске о Шурыгиной, после того как девушку начали травить в интернете, ведущий выражал ей сочувствие и поддержку. Зато гости ток-шоу не стеснялись в выражениях: рэпер Евгений Нагурнов предположил, что Диана сама насилует мужчин, а фотомодель Дарья Пегас назвала героиню «молодой профессионалкой».

Именно гости студии, а не сами ведущие часто формируют мнение зрителей ток-шоу. Бывший ведущий программы «Прямой эфир» на телеканале «Россия» Борис Корчевников (сейчас его место занял Андрей Малахов) тоже редко оценивал действия героев, появлявшихся у него в эфире. Вместо этого Корчевников модерировал эфир, давая возможность высказаться приглашенным экспертам: актерам, психологам, депутатам, юристам и другим специалистам, чья профессия не всегда имела отношение к теме выпуска, а уровень экспертизы мог вызвать вопросы. Так, во время выпуска «Переменная масса», где обсуждались стандарты красоты, фитнес-тренер Эдуард Каневский негативно отзывался о полных девушках, рассуждая, что ему неприятно смотреть «на эти толстые ляжки»; ведущий не останавливал его и не возражал.

Гости студии жестко высказывались и об актрисе Стелле Барановской, у которой был диагностирован лейкоз. Барановская стала героиней «Прямого эфира» в декабре 2016 года — посвященный ей выпуск назывался «Мнимая болезнь, или Чудо исцеления». Барановская рассказала, как отказалась от химиотерапии из-за сильных болей — и пошла на поправку после курса нетрадиционного лечения. Одни приглашенные эксперты заподозрили ее в симуляции болезни, другие осуждали за отказ от химиотерапии; Корчевников попытался защитить Барановскую, отметив, что «ей ведь было больно, она же девушка». В итоге участвовавшая в передаче блогер Мадина Татраева и ее единомышленники обвинили Барановскую в мошенничестве: по их мнению, она не была больна, а все деньги, пожертвованные ей на лечение лейкоза, спустила на красивую жизнь. Стелла Барановская умерла от лейкоза 4 сентября 2017 года. После выхода «Прямого эфира» и до ее смерти девушку травили в интернете.

Проблему доверия к героям передач можно назвать темой номер один для российских ток-шоу: их участники вынуждены публично доказывать, что они действительно подвергались насилию, действительно любят своих детей или правда больны. В выпуске «Шестеро на беременную» программы «Говорим и показываем» на НТВ Юлия Горбатова рассказала о групповом изнасиловании. Мнения гостей в студии разделились: одни присутствующие заподозрили, что вина за случившееся лежит на ней самой, другие — что насилия вообще не было. Ведущий программы Леонид Закошанский уточнил у женщины, не подумали ли ее насильники, что «она пошла на это добровольно». Его поддержала «мисс Россия — 2013» Анна Городжая, предположив, что «история какая-то нелогичная»: ведь жертва не попыталась ни избить насильников, ни сбежать.

Юлия пыталась оправдаться: говорила, что бежать ей, беременной, от шестерых мужчин было некуда. Но ей не поверили: припомнили и то, что она официально не замужем, и то, как оставшись в глубинке без мужа, с двумя маленькими детьми и больной сестрой, занималась проституцией. Член президиума общественного движения «Матери России» Ирина Вихрова даже предположила, что насильники были клиентами Юлии: «Вы поссорились с мужем, накопились обиды, вышли на дорогу, слово за слово — и как-то спровоцировали мужчину. Или, может быть, снова захотели заработать таким способом?»

Приглашенных экспертов не остановили даже слезы героини, а камеры в этот момент показали ее крупным планом. Алена Попова считает, что подобная эксплуатация страдания еще больше травмирует жертв, которые пришли на ток-шоу за помощью. Она вспоминает, что этот же режиссерский прием использовали и создатели передачи «Мужское/Женское», в которой она принимала участие: «Когда Гордон говорил, что Наталья [Семикова] сама виновата и сама бьет бедного несчастного мужчину, камера наехала на ее глаза. Показала крупно: было видно, что в них стоят слезы».

Вернувшись со съемок передачи в родной Выборг, Наталья забрала заявление о побоях у участкового — увидев реакцию ведущего и гостей программы «Мужское/Женское» на ее историю, она решила, что дела об избиении мужем не выиграет. «После программы хотелось просто в себя прийти», — говорит Наталья.

Анна Родина