Перейти к материалам
истории

«Мы хотим, чтобы Миша был счастливым. А вместе с ним будем счастливыми и мы» О чем думают украинские сторонники Михаила Саакашвили

Meduza
Михаил Саакашвили после суда в Киеве 5 декабря 2017 года
Михаил Саакашвили после суда в Киеве 5 декабря 2017 года
Глеб Гаранич / Reuters / Scanpix / LETA

В сентябре 2017 года, несмотря на лишение украинского гражданства, бывший президент Грузии и бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили с помощью сторонников прорвался на территорию Украины. Никакой ответственности за это он пока не понес. В декабре политика задержали и хотели арестовать по подозрению в попытке государственного переворота; однако суд постановил освободить его, и Саакашвили вновь — в плотном кольце соратников — отправился на улицу требовать отставки президента Украины Петра Порошенко. С октября 2017 года около сотни граждан, поддерживающих Саакашвили, живут в центре Киева в палатках и называют свой городок «третьим Майданом». «Медуза» спросила сторонников Саакашвили, почему они ему симпатизируют.

Дмитрий Олейник

23 года, Харьков

Я для себя принял решение [поддерживать Михаила Саакашвили] еще когда его команда только начала работать над реформой полиции Украины. Когда Хатия Деканоидзе и остальные начали делиться опытом, время показало, что он действенный — частично реформа произошла и у нас. Мне нравится, что они [команда Саакашвили] сделали в своей стране, и я думаю, что, если у них будет возможность, они сделают так же и в Украине.

У Саакашвили есть свой багаж, есть, что показать людям на примере той же Грузии. В Одессе у него все очень хорошо получилось на таможне — там полностью исчезла коррупция. Я его вижу, например, в должности премьер-министра. Он бы смог провести глобальные реформы, поднять экономику, увеличить рост ВВП. Президентом все же должен быть украинец.

Саакашвили признан всеми мировыми лидерами как человек, который провел очень быстрые реформы в Грузии. Это ведь не только реформа правоохранительных органов, но и медицинская — когда уволили всех руководителей больниц. Полностью уничтожили госструктуры, которые ходили и требовали деньги — чтобы люди могли заниматься бизнесом. А то, что он отдавал приказания разгонять митинги против него — я думаю, это был такой способ защиты. Мы же не изучали, кто там выходил на эти митинги. Я лично был в Грузии и общался с людьми. Конечно, к нему по-разному относятся, но молодые в основном относятся к нему хорошо.

Митинг сторонников Михаила Саакашвили в Киеве, 10 декабря 2017 года
Митинг сторонников Михаила Саакашвили в Киеве, 10 декабря 2017 года
Глеб Гаранич / Reuters / Scanpix / LETA

Михаил

55 лет, Тернополь

Я живу здесь [в палаточном городке у Верховной рады] с 17 октября. За что я здесь стою? «Я так її, я так люблю, мою Україну убогу, що проклену святого бога, за неї душу погублю!». Это говорил Тарас Шевченко, а он был глубоко верующим человеком. Понятно, почему я здесь?

У меня в семье 37 человек, и все они молятся за меня, говорят, что слава богу, есть такой человек, который может пожертвовать семьей, собой, своим делом — и быть здесь. Если бы по всей стране один человек из 37 вышел, уже давно бы стоял один миллион.

Я не стою против власти. Мать Тереза говорила: «Если меня будут звать против войны, идите без меня. Если меня будут звать за мир, я пойду». Последние лет десять я стараюсь в лексиконе избегать отрицаний. Есть конкретная жизненная ситуация, из которой нужно с достоинством выйти.

Я 30 лет проработал юристом, и я не могу студентам говорить одно, когда сам на судах видел совсем другое. Тогда я буду двуликим Янусом.

Саакашвили мы любим. Точно так же, как он любит Украину. Ну и что, что он грузин? Я с грузинами служил еще в 1976 году, тогда я научился говорить «гамарджоба, генацвале» и петь «Сулико». Это, кстати, почти то же самое, что наша «Червона рута».

Я люблю действенных людей. Миша — ледокол. Я буду с ним вместе диктовать всякой падали, как надо вести себя. Мы хотим, чтобы Миша был счастливым. А вместе с ним будем счастливыми и мы.

Алексей

56 лет, Николаевская область

Я доверяю Саакашвили, потому что я через многое в жизни прошел. В 2004 году я поддерживал [бывшего президента Украины Виктора] Ющенко, возглавлял «Народный рух Украины» у себя в районе. Тогда нас обманули один раз. В 2014 году я здесь [на Майдане] пять месяцев простоял, вместе с ребятами на Институтской оттаскивал людей. Пришел этот [президент Петр Порошенко] на крови моих побратимов — и тоже обманул.

А у Саакашвили есть опыт того, что он сделал в Грузии. Всех коррупционеров, что были при [предшественнике Саакашвили Эдуарде] Шеварднадзе, он пересадил, не побоялся. Он сказал что? «Пусть лучше меня убьют, чем я вас, люди, обману». Он сказал правду. Он ненавидит коррупцию.

Я хотел бы, чтобы Саакашвили был премьером. Президент нам вообще не нужен. Есть премьер, есть парламент, а должность президента — зачем? Целая куча людей, которая грабит — и все. Вот [министр внутренних дел Арсен] Аваков создал полицейское государство, когда на полицию тратится из бюджета больше, чем на армию (это не так: в бюджете Украины на 2018 год на армию заложено 76,4 миллиарда гривен, на полицию — 63,9 миллиарда — прим. «Медузы»). Но это абсурд — у нас же идет война!

Я знаю, что Саакашвили так делать не будет. Он общается с людьми, заходит к нам, здоровался со мной. С людьми посидел, фотографировался. Он простой человек, не прячется. Ему нечего прятаться.

В палаточном городке сторонников Михаила Саакашвили 9 декабря 2017 года
В палаточном городке сторонников Михаила Саакашвили 9 декабря 2017 года
Jaap Arriens / Sipa USA / Scanpix / LE

Анзор

62 года, выходец из Грузии, 19 лет живет в Запорожской области

Саакашвили — диктатор? Чушь! Один-единственный митинг разогнал — и то, там собрались путинские задолизы. А потом, сразу после этого, Саакашвили объявил досрочные выборы — как раз потому, что он демократ. И вы удивитесь, но народ пошел и проголосовал [в январе 2008 года] за него. И все, это был один раз, больше не было ничего!

Я бы хотел, чтобы украинцы поддержали его, потому что Саакашвили никогда не предаст, не продаст и не испугается. Он сделает все возможное, чтобы Украина стала мегадержавой, как он и говорит. По-любому будут досрочные выборы, потому что ненависть украинского народа к президенту и всем остальным его подхвостникам уже перешла всякие границы.

Конечно, Саакашвили патриот Украины. Он здесь учился (Саакашвили окончил факультет международного права института международных отношений Киевского университета им. Тараса Шевченко — прим. «Медузы»), он здесь жил, разве он может это забыть? Для него Грузия — родина, а Украина — его держава. Так и должно быть.

Когда Саакашвили говорит, что за 70 дней можно добиться многого, он не шутит. Это будут фантастические результаты. Я знаю, что это будет, я в этом уверен. Потому что Саакашвили — это таран, танк, как угодно можете назвать — всех патриотических сил. Я не вижу ни одного украинского лидера, который смог бы это сделать. Когда Саакашвили займет свое место во власти, я уверен, что весь мир будет считать Украину великой.

Отец Василий

38 лет, бывший военный капеллан, Ивано-Франковская область

Я приехал сюда, потому что невозможно больше терпеть власть, которая ничего хорошего для Украины не делает. Она не отвечает за свои действия. Возможно, Петру Алексеевичу [Порошенко] и стало «жить по-новому» (слоган предвыборной кампании Порошенко на президентских выборах в 2014 году — прим. «Медузы»), и даже народу стало «жить по-новому» — только не так, как хотелось бы.

Я верю Саакашвили, потому что, когда он был президентом Грузии, то смог поломать все коррупционные схемы, смог изменить старую систему. Если человек смог сделать в одной стране — хотя, конечно, масштабы [там] не те, — то он сможет и в другой. Структура власти почти в каждой стране одинаковая.

Я не могу сказать, что в Украине нет политиков, которые тоже смогли бы это сделать. Просто у нас нет лидера, за которым могут пойти люди.

Саакашвили — человек, который может поднять и повести за собой массы. Он может консультировать по реформам, быть тренером. Просто эта власть не дала ему это сделать. Должны быть перевыборы, импичмент, а потом уже будут решать, кто какие должности займет. Я не стоял на Майдане в 2013-2014 году, потому что не видел лидера, за которым можно пойти. Сейчас я его вижу. Буду стоять здесь до того времени, пока мы не изменим эту систему. А сколько это будет, посмотрим.

Юлиана Скибицкая, Киев