истории

Журналист написал научно-фантастический рассказ под руководством искусственного интеллекта. Вот что из этого вышло

Стивен Марч
Стивен Марч
Lucas Oleniuk / Toronto Star / Getty Images

Канадский журналист и писатель Стивен Марч написал научно-фантастический рассказ с помощью программы-редактора, которая руководила всем процессом с помощью базы из 50 любимых произведений автора. Искусственный интеллект тренировался на рассказах Урсулы Ле Гуин, Филипа Дика, Рэя Бредбери и других фантастов: в результате программа-редактор стала диктовать Марчу не только стилистику и структуру текста, но и сюжетные повороты. Журнал The Wired опубликовал результат работы Марча с комментариями автора и рецензиями литературных критиков, которым не было известно о том, как создавался рассказ.

За компьютерами в темноте никто не сидел. Только один из них горел, когда Энн и Эд вошли. Одинокий искатель смотрел на Другую планету, его лицо наполовину заслонялось окуляром, ряды выключенных дисплеев подчеркивали пустынность комнаты.

«Выгода и спрос. — сказал Эд. — Не могу перестать это подчеркивать».

«Выгода и спрос», — промурлыкала, соглашаясь, Энн.

Человек перед компьютером с шумом оторвал лицо от окуляра и, никак не реагируя на присутствие Энн или Эда, начал быстро собираться. Энн слишком разоделась для своего первого дня. Эд был ночным супервайзером, но он носил сине-зеленую форму. Человек за компьютером был в спортивном костюме. Его желтоватые глаза выглядели уставшими. Он распространял запах дешевого отбеливателя, который сжигал ноздри Энн. А она была в своем лучшем наряде, в юбке-дудочке, которую она купила на защиту диссертации.

«Однажды, — продолжал Эд, — люди интересовались Другим миром просто потому, что это был еще один мир. Было открытие. Затем построили телескопы, перевезли ртуть к залунным обсерваториям, создали антигравитационные базы, диски внутри дисков из закрученного серебра размером с город, чтобы захватывать свет».

Так начинается научно-фантастический рассказ Стивен Марча, написанный им под редакцией компьютерного алгоритма для анализа текстов SciFiQ. Полностью его можно прочитать на сайте журнала Wired.

Действие рассказа разворачивается на Земле, но в нем говорится о другой планете — именно такой была рекомендация алгоритма. Сюжет таков: сотрудница Института по изучению внеземной жизни работает по ночам и наблюдает за жизнью на так называемой Другой планеты в 1564 световых годах от Земли. Жизнь на Другой планете была очень похожа на земную в 1960-х, изучали ее уже не первый десяток лет, но потом к исследованиям охладели. Земляне сумели разработать телескоп, который позволял рассмотреть жизнь на Другой планете в мельчайших деталях. Задачей главной героини рассказа было найти что-то, что может принести прибыль, а она увидела лишь странную, прежде невиданную машину и сцену насилия; в Институте этим никто не заинтересовался.

Программу для анализа текстов создали сотрудники университета Торонто Адам Хаммонд и Джулиан Брук, в открытом доступе ее нет. Программа находит в заданном наборе текстов общие места, сравнивает, к примеру, количество прилагательных на каждые сто слов, и выдает рекомендации, как именно стоит писать текст, чтобы он был похож на усредненный образец. Она же анализирует содержание и разрабатывает рекомендации к сюжетным поворотам.

Для эксперимента Марч отобрал 50 любимых научно-фантастических рассказов, от Рэя Бредбери до Урсулы Ле Гуин и прогнал их через SciFiQ. Научно-фантастический жанр был выбран прежде всего потому, что его очень легко опознать среди других. Перед началом работы ученые составили для писателя на основе рекомендаций их алгоритма 14 правил, которые объединяют выбранные Марчем произведения. В рассказе должно быть четыре героя, определенный процент текста должен приходиться на диалоги. Некоторые правила противоречили друг другу: действие должно происходить не на Земле, но в рассказе необходимо упомянуть сцену на обычной земной ферме с яблоневым садом и кукурузными полями. Марч решил, что если кто-то в его рассказе будет наблюдать с Земли за другой планетой, то оба условия будут выполнены.

Еще одно условие: действие должно проходить в городе, и герои должны увидеть его впервые и восхититься его масштабом. Именно поэтому в тексте появилась строчка о том, как героиня по имени Энн восхищается размером города на Другой планете.

Программа работала таким образом: для Марча был создан специальный веб-интерфейс, в который он загружал текст. Программа анализировала его и подчеркивала, что ей кажется неправильным. Например, в первоначальном тексте было слишком мало прилагательных и наречий. Еще алгоритм выявил, какими должны быть диалоги: женским персонажам в них отводилось лишь 16 процентов от общего объема реплик. Это объясняется тем, что в базовом наборе текстов, отобранных Марчем, в основном произведения мужчин.

Ограничение в диалогах заставило писателя превратить главного героя по имени Энн в скромную девушку, которая предпочитает молчать, а мужчин — в «трепливых засранцев», иначе выполнить условия программы-редактора не удавалось. Марчу было тяжело рассказывать о Другой планете, которую исследовали герои рассказа: алгоритм требовал заменять литературные прилагательные типа «багряного» на разговорный «красный», а также настаивал, что не менее четверти текста должно быть оформлено в виде диалогов; на пространные описания просто не хватило места. Требование к количеству прилагательных особенно мешали: Марч привык просто выкидывать лишние слова при редактуре, а теперь приходилось вставлять вместо них новые в другие места в тексте.

Когда рассказ был написан, Wired отдал его на рецензию двум опытным критикам — редактору из The New Yorker Деборе Трейсман и главному редактору издательства Random House Энди Уорду. Кто и при каких обстоятельствах написал рассказ, они не знали, и оценивали его как обычное научно-фантастическое произведение. По словам Уорда, рассказал получился неудачным: он наполнен бессмысленными деталями и «деревянными» диалогами. «Эта штука как будто написана не человеком — или, точнее сказать, не писателем», — сказал он.

Дебора Трейсман сочла, что в рассказе есть интересные детали, но он выглядит незаконченным: сюжетные линии не доведены до конца, недостаточно развиты персонажи. «Но, в конце концов, возможно это лишь начало более объемной истории или романа», — говорит она. Редактор, с которым постоянно работает Марч, охарактеризовал произведение так: «Тот факт, что оно не так уж и плохо, поистине удивителен».