истории

Систематические пытки в течение двух лет Жители Нижнекамска обвинили полицейских в том, что они били подозреваемых, засовывали им в рот половые тряпки, угрожали изнасилованием

Meduza
17:15, 17 ноября 2017

Арест полицейских, подозреваемых в пытках жителя Нижнекамска Ильназа Пиркина. На видеотрансляции из СИЗО они закрывали лица листками бумаги, 2 ноября 2017 года

Новостной Медиаканал Татарстана / YouTube

Прокуратура Татарстана, расследующая факты пыток в полиции Нижнекамска, потребовала возбудить три уголовных дела — два об издевательствах полицейских над гражданами, одно за сокрытие этих преступлений. Одновременно сбор информации о пытках в Нижнекамске ведут правозащитники — и им стало известно еще как минимум о трех случаях, когда полицейские доводили до самооговора невиновных граждан. Проверки нижнекамских правоохранительных органов начались после того, как в октябре 2017 года житель этого города Ильназ Пиркин записал видео с рассказом о пытках, а потом покончил с собой.

В октябре 2017 года после пыток в полиции покончил с собой 22-летний житель Нижнекамска Ильназ Пиркин

В середине октября Пиркин и его друг украли из автомобиля аудиосистему. Пиркина задержала полиция — несмотря на то, что он уже почти урегулировал конфликт с владельцем машины. В участке Пиркин признался не только в этой краже, но и еще в 47 случаях воровства. После этого его отпустили под подписку о невыезде. Пиркин забрался на крышу высотного здания и записал три видео на мобильный телефон, разослал их родным и друзьям. На видео он рассказал, что признание в кражах в полиции у него выбили под пытками. «Я не смогу сидеть десять лет. Я был один год в армии. Я знаю, что это — без нормального житья, телефонов, общения, гуляния, свободы. Не хочу», — сказал Пиркин. Сразу после записи этого видео он покончил с собой.

Полицейские, которые обвиняются в пытках Пиркина, были арестованы 2 ноября — им инкриминирована статья 285 УК РФ — превышении должностных полномочий с применением насилия.

В полицию Нижнекамска пришла с проверкой прокуратура, возбуждено еще три дела о пытках

По словам представителя правозащитной организации «Зона права» Булата Мухамеджанова, на самоубийство Пиркина прокуратура Татарстана отреагировала оперативно: сотрудники центрального аппарата приехали в Нижнекамск и подняли все дела и отказы в их возбуждении за последние два года. Еще до завершения проверки прокуратура обратилась в Следственный комитет с требованием возбудить два новых уголовных дела за пытки задержанных или подозреваемых и еще одно — за сокрытие этих преступлений. Обстоятельства этих дел, а также имена потерпевших пока неизвестны. В пресс-службе управления МВД РФ по Нижнекамскому району «Медузе» отказались комментировать возбуждение новых уголовных дел.

Как рассказал «Медузе» Мухамеджанов, в ноябре в Нижнекамск уже дважды приезжал исполняющий обязанности руководителя следственного управления СКР по Татарстану Владимир Циома. В первый раз — сразу после гибели Пиркина, второй — 16 ноября — вместе с уполномоченным по правам человека в Татарстане Сарией Сабурской. Они вместе приняли более сорока человек. «Не все пришли по пыткам, но изрядное количество жаловалось на полицейских», — рассказал Мухамеджанов.

После самоубийства Пиркина на полицию стали жаловаться и другие жители Нижнекамска

«Зона права» и специализирующийся на защите граждан от незаконных действий полиции «Казанский правозащитный центр» сразу же после самоубийства Пиркина объявили, что начинают сбор информации от пострадавших от пыток в Нижнекамске. 15 ноября правозащитники направили в Следственный комитет письмо с просьбой провести проверку еще по нескольким эпизодам пыток в полиции Нижнекамска.

Так, отбывающий наказание за хранение наркотиков 36-летний житель Нижнекамска Александр Шабалин рассказал правозащитникам, что в ноябре 2015-го его задержали на улице по подозрению в краже в торговом центре и доставили в участок. Там, говорит он, сотрудники полиции затыкали ему рот «чьими-то грязными штанами», били и требовали признаться в совершении кражи. Позже в его квартире был произведен обыск, во время которого был изъят «сверток с веществом растительного происхождения» — за него Шабалин и отбывает срок. В 2015 году Шабалин написал заявление о том, что его пытали, дело расследовалось до лета 2017 года, а потом было прекращено за отсутствием состава преступления.

35-летнего жителя Нижнекамска Ильдара Камалеева в ноябре 2016 года доставили в полицию по подозрению в избиении другого гражданина. Там ему на голову надевали черный полиэтиленовый пакет и засовывали в рот половую тряпку, требуя признать вину. Одним из полицейских, избивавших Камалеева, якобы был Ринат Ахметшин — он арестован по делу о пытках Пиркина. Как и Шабалин, Камалеев добился возбуждения уголовного дела в отношении полицейских, но в марте 2017 года оно было приостановлено.

29-летний Ильназ Юнусов попал в полицейский участок в октябре 2016 года. Оперативники забрали его прямо из дома и обвинили в краже краски со своего прежнего места работы — строительной фирмы. Юнусов отказался признавать вину, ему на голову также надевали пакет, а еще заклеивали скотчем рот и натягивали противогаз. «Мучили-мучили, а я не сдаюсь. Тогда они пригрозили: сейчас, говорят, мы тебе карандаш в зад засунем. Достали презерватив, карандаш… Я мертвой хваткой вцепился в ремень, как они ни пытались, брюки стянуть не получилось», — рассказал Юнусов изданию «Вечерняя Казань». Вину в краже Юнусов признал, но уже на следующий день он зафиксировал факт побоев в больнице и написал жалобу на полицейских. Служебная проверка нарушений не нашла. Дело против Юнусова было прекращено за отсутствием события преступления.

Юрист «Зоны права» Андрей Сучков сказал «Медузе», что, судя по обращениям, пытки в нижнекамской полиции применялись на протяжении как минимум двух лет. «В большинстве случаев в качестве предметов пыток использовались полиэтиленовые пакеты, кляп и противогаз — а что это, если не определенный почерк», — говорит Сучков.

Саша Сулим