истории

Есть «сильные позы», которые меняют физиологические показатели и делают человека увереннее. Ученые доказали: это ерунда

07:53, 22 октября 2017

Социальный психолог Эми Кадди больше всего известна по своему выступлению на конференции TED. В 2012 году Кадди, тогда работавшая в Гарвардской бизнес-школе, рассказала о результатах своего научного открытия: оказывается, существуют некие «сильные позы», которые могут сделать человека более уверенным и повлиять на его физиологические показатели. Ее выступление посмотрели 43 миллиона раз, оно стало вторым по популярности в истории всех конференций TED. Спустя пять лет открытие Кадди было опровергнуто. «Медуза» пересказывает текст New York Times Magazine о том, как так вышло.

Язык тела заинтересовал Эми Кадди уже в Гарвардской бизнес-школе. Это произошло после того, как ее вместе с несколькими другими коллегами пригласили на встречу с бывшим агентом ФБР Джо Наварро, автором книги о языке тела. Во время беседы Наварро обратил внимание на Кадди — она все время теребила бусы и закрывала руками тело — и сказал, что ее жесты свидетельствуют о неуверенности. На той же встрече Кадди познакомилась со своим будущим соавтором — профессором Колумбийского университета Даной Карни, специализирующейся на связи языка тела и власти.

Кадди и Карни заметили, что «позы неуверенности» сильно распространены среди студенток, причем тех, кто хорошо писал письменные работы, но при этом редко вступал в дискуссии на занятиях. Кадди и ее соавтору стало интересно, могут ли эти студентки почувствовать себя более уверенно, если они научатся новому языку тела.

Чтобы найти ответ на этот вопрос, Кадди и Карни провели эксперимент с участием 42 студентов. Половину их них они просили откинуться в кресле назад и закинуть ноги на стол (то есть изобразить «сильную позу»); другую половину участников просили скрестить руки на груди (это считается «слабой позой»). После этого студентам предлагалось оценить, как они себя чувствуют: прибавилось ли у них уверенности в себе и субъективного ощущения собственной силы. Кроме того, Кадди и Карни брали у испытуемых образцы слюны и замеряли уровни кортизола и тестостерона до и после эксперимента. Оказалось, что после «сильных поз» у студентов менялись и субъективные, и физиологические показатели. Более того, после этого упражнения они были готовы играть в азартную игру — кинуть кости и постараться отгадать результат.

Исследование, опубликованное в 2010 году, стало прорывом в сфере социальной психологии. К нему быстро проявили интерес журналисты. Кадди утверждала, что у ее открытия есть прикладное значение, ведь получается, что с помощью «сильных поз» можно более уверенно вести себя на собеседованиях при приеме на работу и производить более сильное впечатление на окружающих. Популярности этой теории добавило выступление Кадди на конференции TED, которое впоследствии посмотрели 43 миллиона раз.

К несчастью для Кадди, ее исследование стало популярным именно в то время, когда в академических кругах стали массово ставить под сомнение обоснованность выводов исследований в социальных науках. Скептиком, с которого началось движение за точность в науке, по иронии оказался однокурсник Кадди по Принстону Джозеф Симмонс.

Однажды Симмонс вместе с двумя единомышленниками, Лифом Нельсоном и Ури Симонсоном, наткнулся в престижном научном журнале на исследование, доказывающее наличие экстрасенсорного восприятия. При этом на первый взгляд, в методологии исследования не было никаких изъянов. Симмонс, Нельсон и Симонсон решили разобраться в том, как авторы этого исследования сумели прийти к очевидно ненаучному выводу.

Ответ на этот вопрос они нашли только через несколько месяцев. Ученые поняли, что существующая методология анализа данных допускает субъективность, поскольку исследователи могут по своему желанию не включать в выборку «выбросы» (то есть результаты, сильно выделяющиеся из общей выборки) или заменять одни данные другими в случае вмешательства внешнего фактора (например, если во время эксперимента возникала ошибка). Предполагалось, что исключив «выбросы» и выборочно заменив данные, исследователи получат более чистые результаты, лишенные «шума». Однако на практике такие манипуляции приводили к тому, что ученые получали ложно-положительные результаты.

Разумеется, после публикации выводов Симмонса, Нельсона и Симонсона статья Кадди о «сильных позах» попала под сомнение. Экономист из Цюрихского университета Эва Ранехилл попыталась воссоздать ее эксперимент, изменив некоторые исходные данные. На этот раз участников было уже 200, они должны были задерживаться в каждой из поз на три минуты. Ни изменений в количестве тестостерона и кортизола, ни повышения интереса к азартным играм Ранехилл не зафиксировала.

О результатах повторного эксперимента Кадди узнала уже после того, как выступила со своей знаменитой речью на конференции TED. К этому моменту у нее была сложившаяся карьера публичного лектора и заказ на книгу.

Академический мир, меж тем, признал, что замечания Симмонса, Нельсона и Симонсона пошли науке на пользу. Ученые-скептики завели блог с разоблачениями сомнительных научных открытий и опубликовали в нем разбор исследования Кадди.

Запись прочитал влиятельный блогер, профессор статистики Эндрю Гельман. Позднее он опубликовал статью, в которой назвал открытие Кадди «кормом для таблоидов», а также потребовал объяснить организаторов конференций, почему они приглашают на выступления таких лжеученых, как она. В конечном итоге он вынудил соавтора Кадди, Дану Карни, публично отказаться от результатов того исследования — в сентябре 2016 года она опубликовала заявление о том, что не верит в эффект «сильных поз» и советует всем остальным перестать исследовать эту тему.

Кадди до последнего держалась за результаты своего эксперимента. Но недавно, выступая на конференции по психологии, она рассказала о новом исследовании «сильных поз», в котором снова не было найдено доказательств гормональных изменений. «Это очень хорошее исследование, и я доверяю его результатам», — добавила она. Тем не менее, она по-прежнему допускает, что «сильные позы» могут иметь воздействие на эмоциональное состояние человека.

New York Times Magazine обращает внимание на то, что Кадди провела свое исследование по всем правилам, актуальным в науке в 2010 году. Ее ошибка стала результатом изменившихся правил игры — и тем не менее, она стала олицетворением всех ошибок в науке и неточного обращения с данными.

В августе 2014-го, за день до своего второго замужества, Эми Кадди узнала, что 34-летний экономист из Цюрихского университета Эва Ранехилл воспроизвела ее эксперимент и не смогла получить тех же результатов. «Помню, как я подумала. «Ох, облом», — говорит Кадди. Но это не вывело ее из себя; два исследования с похожей концепцией могут иметь расхождения на вполне законных основаниях (англ. яз.).

The New York Times