Перейти к материалам
истории

Из Великобритании впервые за четыре года экстрадировали россиянина. Генпрокуратура надеется, что не последнего (Тем, кто скрывается в Лондоне, пора беспокоиться?)

Meduza
NCA / AFP / Scanpix / LETA

Генпрокуратура России заявила об экстрадиции из Великобритании Станислава Дзгоева, жителя Иркутска, разыскиваемого за грабеж. Он стал первым с 2013 года гражданином РФ, которого британские власти выдали по запросу российских правоохранительных органов. В Великобритании живут многие фигуранты громких экономических и политических дел, находящихся в российском производстве — однако английские суды отказывают в экстрадиции их фигурантов. «Медуза» рассказывает о деле Дзгоева и о том, может ли оно стать прецедентом в вопросах экстрадиции российских граждан.

Великобритания впервые «за много лет» выдала Генпрокуратуре РФ россиянина для привлечения к уголовной ответственности

Об этом говорится в официальном сообщении Генеральной прокуратуры. Экстрадированный Станислав Дзгоев обвиняется в грабеже (часть 1 статьи 161 УК РФ), и это не первое его преступление. «В июле 2013 года в Иркутске фигурант ограбил случайного прохожего, отняв у него мобильный телефон. Жертва незамедлительно обратилась в полицию, и Дзгоев был задержан по горячим следам», — рассказала представитель МВД Ирина Волк. После задержания выяснилось, что тремя днями ранее Дзгоев уже был осужден по двум эпизодам грабежа — на 3,5 года условно. Мужчину и после второго преступления отпустили под подписку о невыезде, а когда он не явился в суд, объявили сначала в общероссийский розыск, а затем и в Интерпол.

Дзгоева в итоге задержали в Англии (как он туда попал, не сообщается), и в декабре 2014 года Генпрокуратура отправила запрос о его выдаче в министерство внутренних дел Соединенного Королевства. По словам Ирины Волк, 3 октября 2017-го Дзгоева доставили в Москву в сопровождении сотрудников российского бюро Интерпола и ФСИН.

В XXI веке Великобритания выдала России предполагаемого преступника лишь раз — в 2013 году

При этом меморандум о «взаимопонимании по вопросам сотрудничества» между Генпрокуратурой РФ и Королевской прокурорской службой Англии и Уэльса был подписан еще в 2006 году. Европейскую конвенцию о выдаче — основной правовой акт по вопросам экстрадиции — Россия ратифицировала в 1999-м.

В 2013 году экстрадирован из Англии был Максим Винцкевич, обвинявшийся по части 4 статьи 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц»). С 2005-го он находился в российском розыске, в международный его объявили в 2011-м, а в 2012-м Генпрокуратура направила в Лондон запрос об экстрадиции.

После выдачи Винцкевича Генпрокуратура отмечала, что «наметился позитивный сдвиг» в вопросах выдачи россиян для привлечения к уголовной ответственности. «Великобритания ранее уже принимала решения о выдаче наших соотечественников, обвиняемых в совершении преступлений, но по различным причинам они так и не были переданы. Как правило, им удавалось скрыться еще на стадии подготовки к экстрадиции из-за отсутствия должного контроля», — говорили тогда в ведомстве.

Россия постоянно добивается экстрадиции из Великобритании фигурантов громких уголовных дел, например «дела ЮКОСа». Но безрезультатно

Так, в марте 2005 года лондонский суд отказал в выдаче бывших топ-менеджеров ЮКОСа Натальи Чернышевой и Дмитрия Маруева, сочтя обвинения в мошенничестве против них политически мотивированными. Не раз Лондон отказывал в экстрадиции предпринимателя Бориса Березовского (обвинялся в призывах к насильственному свержению власти; умер при невыясненных обстоятельствах в 2013-м), также отказывался выдавать партнера Березовского и бывшего гендиректора компании «ЛогоВАЗ» Юлия Дубова (обвиняется в мошенничестве) и бывшего зятя Березовского — Георгия Шуппе (обвиняется в организации убийства).

В Англии продолжают жить многие российские бизнесмены, в отношении которых в РФ возбуждены уголовные дела. Например, бывший глава «Банка Москвы» Андрей Бородин — его в России обвиняют в отмывании денег. В Англии же скрывался бывший глава компании «Русснефть» Михаил Гуцериев, заочно арестованный в России; он вернулся, как только обвинения против него были сняты

Генпрокуратура надеется, что выдача Дзгоева станет «переломным моментом» в отношениях между английскими и российскими правоохранителями. Вряд ли это действительно случится

«В условиях сложившейся в настоящее время сложной международной политической обстановки решение британских властей о выдаче в Россию обвиняемого лица является особо значимым», — говорится в сообщении Генпрокуратуры. Британские юристы, специализирующиеся на экстрадиции, также не исключают, что дело Дзгоева может означать «зеленый сигнал» для российских запросов на выдачу.

Российский юрист Сергей Жорин при этом считает, что выдача Дзгоева — формальность. «Это не начало какой-то новой тенденции. Возможно, это сделано для того, чтобы на межгосударственном уровне Великобританию в меньшей степени упрекали, что она скрывает не только лиц, которых сегодня могут преследовать по политическим мотивам, но и реальных преступников и террористов», — сказал он «Медузе».

Предприниматель Евгений Чичваркин, эмигрировавший в Лондон после возбуждения против него уголовного дела в России (прекращено в 2011-м), в разговоре с «Медузой» выразил сомнение, что Дзгоева действительно доставили в Москву. «Многие мои друзья, которые еще рубятся с Российской Федерацией, об этом бы знали. Поэтому нужна ссылка на любое уважаемое английское издание, где говорится, что этот человек физически пересек границу. Про то, что кого-то выдали, писали много тысяч раз. Я знаю, что люди проигрывали экстрадиционные процессы в последней стадии, но не были депортированы, например, потому что „потерялись“. У меня стопроцентное недоверие [к этой новости], потому что то, что пишут даже уважаемые издания, нужно проверять», — сказал Чичваркин («Медузе» не удалось найти упоминание о состоявшейся передаче Дзгоева российской стороне в британской прессе).

«У большинства знакомых мне людей, которые находятся в Соединенном Королевстве и подвержены процедуре экстрадиции, экономические дела, — сказал „Медузе“ бывший директор по управлению и контролю активами CTF Holdings Ltd (управляющая компания консорциума „Альфа-Групп“) и исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков, получивший в Соединенном Королевстве политическое убежище. — у Дзгоева более серьезные обвинения, и его криминальная активность более очевидна. Но не думаю, что один случай изменит как-то статистику в отношении таких дел».

Евгений Берг