истории

Никите Белых дали высказаться Суд начал допрос бывшего губернатора Кировской области. Репортаж Саши Сулим

Meduza
17:57, 13 сентября 2017

Петр Кассин / Коммерсантъ

13 сентября в Пресненском суде Москвы начался допрос бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых, арестованного в июне 2016 года. Его обвиняют в получении взятки на сумму 600 тысяч евро, Белых вину не признает. На заседании 13 сентября он впервые с момента ареста подробно рассказал об обстоятельствах дела и происхождении денег, которые следствие считает взяткой. «Медуза» внимательно выслушала версию бывшего губернатора.

Заседание по делу Никиты Белых должно было начаться в полдень, но сильно задержалось. Конвой сопроводил в зал суда бывшего губернатора Кировской области около часа дня. За пятнадцать минут до этого к ожидавшим начала суда журналистам присоединилась гражданская жена Белых Екатерина Рейферт. В деле она проходит свидетелем и до своего выступления в суде не может ни присутствовать на заседаниях, ни получить свидание с Белых в СИЗО «Лефортово».

Белых прошел мимо телекамер с тростью и немного прихрамывая. На вопрос журналистов: «Что у вас с ногой?», он ответил: «Болит». Еще около часа Белых общался со своим адвокатом Андреем Грохотовым. У зала собралось более десятка операторов с телекамерами; поддержать товарища приехал шоумен, экс-резидент Comedy Club и приятель бывшего губернатора по жизни в Перми Гавр Гордеев, а также общественная активистка Алена Попова.

Перед началом заседания в зал на тележке ввезли несколько десятком томов уголовного дела. Когда журналистам, наконец, позволили войти, судья Татьяна Васюченко как раз раскладывала их на своем столе.

Первое ходатайство адвоката Андрея Грохотова касалось разрешения на свидания Рейферт и Белых. Судья уверила защиту, что она разрешит им видеться и рассмотрит ходатайство, когда Рейферт допросят: «Я всегда разрешаю всем свидания, и друзьям, и подружкам. Но ваше ходатайство преждевременное, так как сейчас свои доказательства представляет сторона обвинения».

Грохотов предложил суду перебросить им текстовый файл с речью Никиты Белых, чтобы упростить работу секретаря, судья с радостью согласилась: «Я сторонник того, когда и вам, и нам удобно».

Пока секретарь копировала себе файл, Белых подмигнул кому-то из зала, а адвокат передал ему папку с распечатанной речью. «Скорее всего, это будет не самое мое лучшее публичное выступление в жизни по состоянию здоровья… Но все, о чем я буду говорить, имеет отношение к делу», — начал свое выступление Белых. Он сказал, что совершенно не согласен с обвинениями в совершении коррупционных преступлений («Медуза» опубликовала расшифровку этой части речи Никиты Белых).

Следующий час Белых с выдержкой университетского лектора знакомил суд с тем, как в Кировской области устроена лесная промышленность, а также как и кем утверждались инвестиционные проекты освоения лесов. В покровительстве одному из таких проектов — «Нововятскому лыжному комбинату» (НЛК) и КОГУП «Кировлес» (позже «Лесхоз») следствие и обвинило Белых. По версии следователей Белых сначала вымогал, а потом и получил взятку от собственника НЛК и партнера УК «Лесхоз» Альберта Ларицкого. Белых подтвердил, что у них действительно были приятельские отношения. И процитировал обвинение, где говорилось, что в 2011 году Белых стал вымогать у Ларицкого взятку, которую в итоге тот ему передал через кировского чиновника Щерчкова, — и Белых продолжил за это оказывал покровительство Ларицкому.

Белых предположил, что Щерчков мог взять деньги у Ларицкого, но сделал это для себя. «От меня никаких просьб Ларицкий не получал», — заявил Белых и уточнил, что все оговорившие его лица находятся в зависимом от правоохранительных органов положении, предположив, что они пошли на сделку, чтобы самим избежать наказания по другим делам.

На протяжении всего заседания судья Татьяна Васюченко несколько раз делала Белых замечание по поводу того, что его речь расходится с тем текстом, который его адвокат передал секретарю. Белых и правда большую часть времени говорил без бумажки, ходил по клетке и активно жестикулировал.

— Я переживаю, что мы сейчас приобщим, а вы этого не скажете. Если вы не по тексту идете, то говорите хотя бы медленнее, чтобы Саша (секретарь суда) успела записывать, — вежливо просила Васюченко.

— Для того чтобы мой текст соответствовал написанному, мне нужно обеспечить нормальное общение с адвокатом, — ответил ей Белых (его адвокат не всегда может добиться с ним встречи в СИЗО Лефортово).

— Я делаю все, что могу, — заверила судья.

Прокуроры Марина Дятлова и Светлана Тарасова во время выступления Белых, то внимательно слушали, то закатывали глаза, то отвлекались на переписку в телефоне, то едва удерживались от смеха. А посреди заседания Тарасова вышла из зала и вернулась с переходником для разрядившихся телефонов и компьютера. Белых делал вид, что не замечает безразличия стороны обвинения, часто обращался к ним и смотрел в их сторону. Но чаще всего экс-губернатор обращался к Саше — секретарю суда — спрашивал, успела ли она за ним записать и при необходимости повторял и зачитывал целые пассажи.

Далее Белых стал подбираться ко второму эпизоду, который лег в обвинение по делу, и к обстоятельствам своего задержания. Он начал с того, что будучи губернатором, работал с небюджетными источниками финансирования, которые вкладывали средства в спорт, культуру и благоустройство региона. Белых рассказал, что за собственные деньги поставил в Кирове памятник Бегущей по волнам — героине произведения Александра Грина, несколько лет подряд вручал лучшим дворникам автомобили, но параллельно с этим привлекал дополнительные средства — от местных предпринимателей.

Когда Белых в очередной раз углубился в описание всех обстоятельств, прокурор обратилась к суду с просьбой избежать рассказа об инвестиционной привлекательности Кировской области и перейти ближе к существу. Судья прокурора поддержала.

Белых невозмутимо выслушал судью и прокуроров и продолжил выступление, к бумаге с текстом он больше и не обращался.

— Видите, — обратила на это внимание судья, — вы даже не смотрите в свой текст.

— Это говорит о моем хорошем знании вопроса, — с улыбкой ответил ей Белых.

— Еще не хватало, чтобы вы его не знали, — тоже в шутливом тоне сказала Васюченко.

Белых рассказал, что в апреле 2016 года на встрече с предпринимателями региона он сообщил о тех проектах, которые планируют запустить, и призвал в меру возможности профинансировать их. Одним из таких предпринимателей был немецкий бизнесмен русского происхождения Юрий Зюдхаймер. По словам Белых, тот согласился сделать безналичный перевод средств, но позже сказал, что из-за проблем с оборотными средствами ему удобнее отдать всю сумму наличными. Речь о том, что он передаст их Белых лично не шла, и доказательства (аудиозаписи разговоров) есть в материалах дела. Зюдхаймер, как рассказал Белых, вообще боялся ездить в Россию, и они обычно встречались с ним в Европе. Так, в аэропорту Риги бизнесмен еще раз подтвердил свое намерение оказать спонсорскую помощь, но настаивал на том, что передаст их в виде наличных.

В мае конверт с 50 тысячами евро племянник Зюдхаймера передал помощнице Белых — губернатор перечислил эту сумму на счет военно-исторического общества.

24 июня Белых должен был встретиться с Зюдхаймером в лобби-баре гостиницы «Лотте-плаза» в центре Москвы. Однако, по словам Белых, Зюдхаймер в последний момент изменил место встречи: вместо оживленного бара они встретились в достаточно уединенном ресторане. При встрече Зюдхаймер поздравил Белых с днем рождения и вручил ему пакет, в котором, как предположил тогда экс-губернатор, была бутылка вина.

«Я взял этот пакет за тряпичные ручки, ничего из него не доставал, и даже не знал, что внутри пакета. На выходе из ресторана к нам подошли люди из ФСБ», — пересказал Белых события того дня. По его словам, сотрудники достали из пакета не только вино, но и пачки денег. Они также посветили ему на руки специальным фонариком и обнаружили на них следы вещества, которым были помечены купюры.

«Уже ознакомившись с материалами, я понял, что специальным химпрепаратом были обработаны не только денежные средства, но и сам красный пакет, — объяснил Белых то, почему следы вещества нашли и на его руках, — Оперативникам даже не надо было, чтобы я прикасался к купюрам». Белых заявил, что взятка и его поимка с поличным были сымитированы, а провокация готовилась заранее. По его словам, наблюдать на ним ФСБ начала еще весной.

«Моя ошибка, что я не настоял на безналичной передаче денег Зюдхаймером», — завершил свою речь Белых.

Судья задала несколько вопросов об отношениях Белых со Щерчковым, Ларицким и другими кировскими чиновниками и передала слово обвинению.

Все свои вопросы обвинитель Дятлова начинала словами «скажите пожалуйста». Но вежливый тон не усыпил бдительность бывшего губернатора. Белых дважды обращался к судье, чтобы указать на то, что прокуроры, видимо, не слушали его выступление, так как их вопросы вынуждали его дублировать свои же слова. После второго такого обращения прокурор Тарасова и попросила судью сделать Белых замечание за некорректное отношение к государственному обвинению.

В итоге Васюченко предложила продолжить допрос обвиняемого уже на следующем заседании.

— Тем более, что по формуле обвинения Никита Юрьевич не сказал ничего, — поддержала судью Дятлова.

— Так что готовьтесь к допросу, — посоветовала Белых Васюченко, а он опять напомнил ей о невозможности нормально общаться с адвокатом.

— У вас есть полномочия? — внезапно спросила у него судья.

— В тюрьме — нет, — честно ответил Белых, чем вызвал улыбку.

— Я делаю все, что от меня зависит, — еще раз заверила судья.

— Хочу вас отдельно поблагодарить за этот прорыв, — искренне сказал бывший губернатор.

— Прошу всех участников процесса в следующий раз следить за руками Саши и смотреть успевает ли она за вами записывать, — попросила напоследок Васюченко.

— Простите, что перегрузил Сашу работой, просто я год толком ни с кем не разговаривал, мыслей очень много, — сказал Белых.

Саша Сулим