истории

«Сама идея, что я взяточник, нелепа» Фрагмент речи бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых в суде

Meduza
15:17, 13 сентября 2017

Михаил Воскресенский / Sputnik / Scanpix / LETA

13 сентября в Пресненском районном суде прошел допрос бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых. Его обвиняют в получении взятки на общую сумму 600 тысяч евро. Сам Белых категорически отказывается признавать свою вину — он считает, что его дело — это «банальная провокация» со стороны правоохранительных органов. Белых говорит, что не брал взяток и что ему инкриминируют сумму, которую он потратил на реализацию в Кировской области разных благотворительных проектов — тех, на которые он не хотел выделять деньги из бюджета Кировской области. «Медуза» публикует фрагмент речи Никиты Белых (с незначительными сокращениями и стилистическими исправлениями) — в нем бывший губернатор рассказывает о мотивах создания благотворительного фонда и о происхождении денег, которые следствие считает полученными им в виде взятки.

Скорее всего, это будет не самое мое лучшее публичное выступление в жизни по состоянию здоровья… Но все, о чем я буду говорить, имеет отношение к делу. В рамках своего выступления постараюсь систематизировать [то, что со мной произошло], потому что из выступлений стороны обвинения и выступлений в СМИ видно, что происходит глобальное недопонимание происходящих процессов.

С обвинением в совершении коррупционных преступлений я совершенно не согласен, сама идея, что я взяточник, нелепа. На должность губернатора я был избран в конце 2008 года, 15 января 2009-го прошла процедура инаугурации, я принес присягу. Мне тогда было 33 года. Я был одним из самых молодых глав регионов на тот момент. Мои важнейшие принципы — публичность, открытость, коллегиальность в принятии решений и максимальное участие общества и бизнеса в процессах развития субъекта федерации.

Кроме этого, я занимался благотворительностью и вкладывал средства в различные проекты культурного, исторического и социального характера, а также в другие проекты, которые по разным причинам не могли финансироваться из бюджета области. В 2009-м я добровольно задекларировал свои доходы за 2008-й, хотя в 2008-м я еще не был федеральным государственным служащим и на меня не распространялся закон [об обязательном декларировании доходов]. Декларацию я опубликовал в своем блоге, дал довольно большое количество комментариев по этому поводу. Я рассказал, что перед вступлением в должность продал активы, которые у меня были. Получил доход в размере 72 миллионов рублей.

Я это делал для того, чтобы было понятно: я пришел эффективно управлять регионом, а не получать деньги. Мной двигали понятные человеческие амбиции, и в рамках тех целей, которые я перед собой ставил, коррупционных вопросов вообще не должно было существовать.

Я действительно планировал за свой счет финансировать проекты, которые считаю важными, но дефицит бюджета не позволял их финансировать. Для этого создан фонд поддержки инициатив губернатора Кировской области. Его единственным донором был я. Чтобы был понятен масштаб: с 2009 по 2014 год лично от меня в фонд официально поступило 48 платежей, то есть это был не разовый взнос, полученный в виде взятки. В течение пяти лет — 17 миллионов рублей. Источником, как я уже и говорил, были задекларированные мной средства.

Совершенно уникальное умозаключение следствия — они нашли сумму, более или менее совпадающую с суммой (неразборчиво; скорее всего, речь о 17 миллионах рублей, внесенных в фонд). Но такой суммы в один прием физически не было. Я спросил: не кажется ли вам странным, что я одновременно занимался взяточничеством и благотворительностью, причем благотворительностью — даже на большие суммы. А следователь объяснил мне это так: «Наверное, Никита Юрьевич, были в вашей жизни как темные моменты, так и светлые…»

Почему я знал, что буду заниматься благотворительной деятельностью? Когда речь идет о прозрачности бюджета, многие вещи становится делать сложнее. Не потому, что они неправильные, а потому, что никогда не объяснишь человеку, что памятник, объект культуры, может быть важнее, чем фельдшерский акушерский пункт у него в деревне. Вы никогда не сможете объяснить, что культурные формы или объекты благоустройства могут быть важнее, чем детский сад. А в условиях ограниченности бюджета выбор стоит именно так. Именно поэтому мной было принято решение о том, что ни один памятник не будет построен за бюджетные средства, ни одна профессиональная спортивная команда, как бы популярна в регионе она ни была, не будет финансироваться за счет бюджета. Только за счет небюджетных источников. 

У меня не было иллюзий по поводу финансовых возможностей региона. И поэтому встает вопрос: есть ли логика в моих действиях — с точки зрения обвинения? Если я, по их версии, в 2009–2014 годах брал взятки на общую сумму около 17 миллионов рублей и тратил на благотворительность такую же сумму, в чем корыстный умысел? Можно вспомнить Юрия Деточкина. Корыстный умысел, о котором твердит обвинение, — не более чем плод больного воображения. 

Далее Никита Белых подробно рассказал о фабуле своего дела. Подробности его речи можно будет прочитать в репортаже «Медузы» из суда, который будет опубликован вечером 13 сентября.