Перейти к материалам
истории

«Чеченцам приходится объяснять, что кино — это не стыдно» Кто и для кого снимает фильмы в Чечне. Репортаж Саши Сулим из Грозного

Источник: Meduza
«Чеченфильм»

В конце августа 2017 года в Грозном на студии «Чеченфильм» завершилось озвучивание военной драмы «Прощаться не будем», которую совместно с чеченскими актерами и кинематографистами снимает продюсер фильма «Вий» Алексей Петрухин. Одну из ролей в фильме играет народный артист России Дагун Омаев — едва ли не единственный известный на всю страну чеченский актер. Генеральный продюсер «Чеченфильма» Беслан Терекбаев мечтает, что однажды чеченцы станут звездами не только российского, но и мирового кино; поэтому в 2013 году Терекбаев открыл в Чечне частную киностудию и киношколу. Через два года в Грозном состоялась премьера первого чеченского телефильма, а уже в апреле 2017-го Терекбаев отправился в Мумбай, где приступил к съемкам совместного российско-индийского проекта (первого за несколько десятилетий). Корреспондент «Медузы» Саша Сулим съездила в Грозный и выяснила, как развивается чеченский кинематограф, кто смотрит чеченское кино и кто в нем играет.

Актер: «Я не хотел открыто признаваться в любви»

23 августа в Чечне отмечали 66-летие со дня рождения Ахмата-Хаджи Кадырова. В честь праздника на киностудии «Чеченфильм» решили провести день открытых дверей. Генеральный продюсер Беслан Терекбаев рассказывал собравшимся о новых проектах и знакомил гостей с будущими звездами чеченского кино.

24-летний Джамалайла Селиханов снялся в первом большом проекте «Чеченфильма» — пилотной серии телефильма «Зов сердца»; премьера состоялась в 2015 году. На день открытых дверей он пришел в белой футболке с изображением Эйфелевой башни, подчеркивающей его спортивную форму, синих джинсах и шлепанцах — в этот день в Грозном было плюс 36. У Джамалайлы спросили, чувствует ли он себя звездой. «Бывают моменты», — почти серьезно ответил он.

Три года назад Селиханов был студентом четвертого курса экономического вуза в Пятигорске. Однажды, когда он возвращался в Грозный, в маршрутке его заметила помощница продюсера Терекбаева и предложила прийти на киностудию на пробы. Тогда как раз искали актера на главную роль в 12-серийный проект «Зов сердца». Селиханова утвердили почти сразу, но молодой человек наотрез отказывался сниматься. 

Свой первый разговор с Терекбаевым Джамалайла помнит дословно: «Я спросил у Беслана: „Кем я буду в фильме?“ Он ответил, что спортсменом — а я семь лет боксом занимался, потом на смешку (смешанные единоборства — прим. „Медузы“) перешел, меня это очень заинтересовало. Но когда я узнал, что в фильме у меня будет девушка, то опять заднюю включил».

Перед тем как все-таки принять предложение от «Чеченфильма», Джамалайла посоветовался со всеми своими друзьями и родственниками. Молодому человеку не давала покоя любовная линия: «Я не хотел открыто признаваться в любви — у нас в Чечне это не принято. По менталитету ты можешь только намеками ей о своих чувствах сказать». Но Беслан Терекбаев пообещал ему, что в фильме все будет «в рамках обычаев». Поддержали актера и родные: «Отец сказал, что на работу меня в любое время устроит. Главное, что у меня будет фильм», — рассказал Джамалайла.

Трейлер фильма «Зов сердца»
ChechenFilm

Перед съемками он прошел трехмесячные актерские курсы, которые открыли при киностудии, и стал готовиться к роли. Герой Джамалайлы Иса — простой спортсмен, зарабатывающий на жизнь участием в подпольных боях, — однажды получает приглашение поучаствовать в турнире по смешанным единоборствам. Легче всего начинающему актеру давались съемки в спортзале и на ринге — там играть особенно не приходилось, а вот над сценами свиданий пришлось поработать отдельно. «Там показывают, что у нас любовь, но слишком романтичных слов я ей не говорю — не индийский фильм, короче», — заверил Джамалайла и уточнил, что по чеченским обычаям во время свидания парень не может подходить к девушке слишком близко; в фильме это правило было соблюдено.

В августе 2015 года в Грозном состоялся показ «Зова сердца», DVD с фильмом до сих пор продаются по всей республике, на сайте «Чеченфильма» его можно посмотреть за двести рублей, но дальше съемки сериала остановились. Как пояснил Беслан Терекбаев, вскоре после премьеры исполнительница главной роли певица Линда Идрисова «исчезла из поля зрения», «ушла с работы». О том, что Идрисова развелась с мужем и именно это стало причиной ее ухода из проекта, Терекбаев говорит неохотно, но и не отрицает, что сотрудничество с чеченскими актрисами усложняется местными традициями. «На карьеру могут повлиять три-четыре фактора, брат может запретить сниматься, отец, муж и даже взрослый сын. Муж Линды был не против, но мужа уже нет, а семья и братья, видимо, решили, что ей это не нужно», — рассказал Терекбаев и признался, что свой новый российско-турецкий сериал он планирует снимать уже с кабардинскими актерами, а работа над «Зовом сердца» если и продолжится, то с другой актрисой.

За три года с момента случайной встречи в маршрутке Джамалайла успел поучаствовать в пяти проектах: кроме «Зова сердца» он снялся в боевике «Столкновение» — работа над ним временно приостановлена; в документальном фильме о современной Чечне — его летом 2017 года снимал бельгийский режиссер чеченского происхождения; в комедийном проекте «Казахфильма», а сейчас он уже начал готовиться к съемкам в эпизоде российско-индийского проекта «Лучшие друзья».

Джамалайла рассказал, что к нему часто подходят на улице, просят сфотографироваться; на его инстаграм — самую популярную в Чечне социальную сеть — подписаны более двадцати пяти тысяч человек.

Генеральный продюсер: «Рамзан Ахматович три раза уже предлагал помощь»

На столе генерального продюсера «Чеченфильма» Беслана Терекбаева на самом видном месте стоит его фотография с Рамзаном Кадыровым. Себя Терекбаев называет не иначе как частью сплоченной команды главы республики. Кадыров приезжал на киностудию в декабре 2016 года, а первая их встреча состоялась в 2012-м — еще до создания «Чеченфильма». Терекбаев был тогда продюсером небольшой студии и занимался съемками видеороликов и клипов. «Мы снимали в резиденции [главы республики], и Рамзан Ахматович подошел к нам, прочитал сценарий, подсказал, что в нем можно подправить, — он же такой творческий у нас человек, любит все, что связано с молодежью», — рассказал Терекбаев. Спустя несколько лет его компания получила заказ на серию роликов о чеченских спортсменах, в одном из которых снялся сам Кадыров.

Беслану Терекбаеву 37 лет, он родом из села Дарбанхи Гудермесского района. На вопрос, когда и почему он решил заниматься кино, Беслан обычно рассказывает, как 1996 году — под конец первой чеченской войны — они с ребятами решили соорудить свой спортзал. По вечерам, подключив аккумулятор от машины к небольшому экрану с видеомагнитофоном (света в селе не было), школьники смотрели фильм «Храброе сердце». У них была только эта кассета, поэтому картину Мела Гибсона они выучили наизусть — крутили ее каждый вечер, пока федеральные войска не разбомбили их школу, а вместе с ней и спортивный зал. «С тех пор о кино я не мечтал. Вернее, это была болезненная мечта, тогда все выжить хотели — не до мечтаний было», — признался Терекбаев.

Беслан Терекбаев
Саша Сулим / «Медуза»

В 1999-м он поступил в медицинский колледж в Гудермесе, два с половиной года отработал в психиатрической больнице, потом в 2002-м хотел пойти в правоохранительные органы, чтобы бороться с террористами, но мать уговорила продолжить учебу, — и Беслан поступил на педиатрический факультет Медицинской академии в Астрахани. С первого курса стал председателем ячейки «Единая Россия», потом представителем чеченской молодежи при губернаторе Астраханской области — помогал улаживать конфликты на национальной почве. «Мы заставляли студентов с Кавказа вести себя хорошо, мы хотели избавиться от ярлыка „чеченца-бандита“, и нам это удалось», — с гордостью заявил Терекбаев.

В 2008 году Терекбаев с дипломом педиатра вернулся в Грозный и устроился в детскую больницу, к 32 годам стал ее заведующим. «Я каждый день страдал от этой боли, видел больных раком детей, их родителей. Этот негатив очень давил на меня, я чувствовал, что это не мое», — признался Терекбаев. Тогда он и решил круто изменить свою жизнь: уволился, арендовал маленькую комнатку и занялся съемками социальных роликов и клипов. По его словам, учиться приходилось в процессе — читали и смотрели все, что находили в интернете.

В 2013 году Терекбаев создал киностудию «Чеченфильм», тогда же ему предложили возглавить государственное управление по кинематографии при региональном Минкульте (Терекбаев руководил ведомством с 2014-го по 2017-й — прим. «Медузы»), но, по его словам, от государства киностудия никаких дотаций никогда не получала: «Рамзан Ахматович три раза уже предлагал помощь, но я сказал ему, что пока учусь и не могу брать на себя ответственность за большие деньги».

«Чеченфильм» занимает целый этаж в современном здании в центре Грозного. 19 миллионов рублей на закупку техники и обустройство помещения киностудия получила от инвесторов. Когда речь заходит о деньгах, генпродюсер «Чеченфильма» не спешит называть фамилии, но уверяет, что в России и в других странах живет много богатых чеченцев, заинтересованных в создании положительного образа республики и поддержке чеченской молодежи.

«Раньше — во время двух [военных] кампаний — у чеченских бизнесменов были огромные проблемы. Для всех чеченцы были бандитами и террористами, поэтому сейчас они очень рады тем молодым людям, которые что-то пытаются делать», — рассказал Терекбаев. По его словам, инвесторы вкладывают в проекты «Чеченфильма» от 5 до 50 миллионов рублей — больше региональная киностудия и не просит. На «Зове сердца», по словам генпродюсера, студия «потеряла» восемьсот тысяч рублей (столько стоило производство пилотной серии — прим. «Медузы»), триста удалось вернуть в чеченском прокате. 

Стоимость производства фильмов в республике в разы дешевле, чем в Москве. Одна из главных статей экономии — организация и проведение съемок. «Стадионы, рестораны, лошади, машины, военная техника, омоновцы — все это нам предоставляют бесплатно. Вся республика — это наша площадка, любой вопрос я могу решить одним звонком», — похвалился Терекбаев.

Генеральный продюсер надеется, что однажды его проекты будут приносить прибыль, но пока студия — это дорогое хобби. Чтобы содержать семью — у Терекбаева трое детей — он занимается бизнесом. Прибыль приносит киношкола «Шаг» при «Чеченфильме»: в ней готовят актеров, операторов, монтажеров, гримеров, стоимость занятий — от трех с половиной до девятнадцати тысяч рублей в месяц.

Школу актерского мастерства Терекбаев вместе с индийскими партнерами планирует открыть в этом году и в Мумбае. «Из тридцати миллионов жителей этого города миллион мечтают заниматься кино. В нашей школе будут преподавать профессионалы из России и Европы, а это сейчас там очень востребовано», — объяснил Терекбаев. В планах открыть такие же школы по всему Северному Кавказу, в Турции и в Арабских Эмиратах.

У Терекбаева также есть свой Центр красоты и здоровья, компания, связанная с медицинским туризмом, два кинотеатра и два кафе. «Чтобы заниматься кино, я постоянно ищу способы заработать. Продавать машину перед съемками стало у меня уже доброй традицией. Уже несколько месяцев пешком хожу», — рассказал Беслан.

Чиновник: «С женой не хотел бы смотреть такие фильмы при людях»

На вопрос, каким будет чеченский кинематограф, Терекбаев без раздумий отвечает: «Более консервативным, близким по своей стилистике к восточным, мусульманским или даже индийским фильмам. В наших картинах не будет сцен, противоречащих исламу, — это постельные сцены, поцелуи, мат. У нас не будет расовой нетерпимости, мы не будем называть китайцев узкоглазыми, а кавказцев — чурками. Нравственность и толерантность у нас превыше всего».

По словам Терекбаева, многим чеченцам приходится объяснять, «что кино — это не стыдно, что это искусство, культура». Не то что телевидение. Глава «Чеченфильма» признается, что даже с женой — и тем более с детьми — не может смотреть телевизор; там в любом фильме пошлость и заигрывание.

Зелимхан Заурбеков (справа) и начальник отдела по прокату киновидеофильмов Муса Гусеев
Саша Сулим / «Медуза»

Контролем кинотеатров в Чечне занимается государственное управление по кинематографии. Просторный кабинет 35-летнего Зелимхана Заурбекова, главы ведомства, украшают портреты Ахмата-Хаджи и Рамзана Кадыровых, сам он встретил корреспондента «Медузы» в спортивном костюме защитного цвета. Заурбеков рассказал, что в Чечне была создана специальная комиссия, которая отсматривает все новинки недели и следит за тем, чтобы фильмы, «не соответствующие этике республики», не вышли в прокат.

В 2017 году по просьбе управления к прокату не допустили две картины: «Очень плохие девчонки» и «Спасатели Малибу». Заурбеков объяснил, что в них было слишком много обнаженных тел и откровенных сцен. «Я со своей женой не хотел бы смотреть такие фильмы при людях. Зрители просто встанут и уйдут, а мы не хотим, чтобы наши люди теряли деньги», — говорит Заурбеков.

Слова главы управления по кинематографии о принципе контроля чеченских кинотеатров — их всего четыре, и все они принадлежат частным лицам, — подтвердил директор самого посещаемого кинокомплекса в Чеченской Республике Алексей Решетняк. Грозненский кинотеатр «Киностар» расположен на третьем этаже торгового центра — прямо напротив «Чеченфильма». Решетняк рассказал «Медузе», что к ним действительно дважды обращались из управления по кинематографии с просьбой изъять фильм из проката. Прокатчик пошел навстречу. «Во-первых, эти фильмы [„Очень плохие девчонки“ и „Спасатели Малибу“] выходили во время Рамадана, во-вторых, обычно здесь на такие картины не ходят», — рассказал Решетняк.  

По его словам, охотнее всего грозненцы смотрят фильмы студии Marvel: «Российское кино здесь вообще не собирает, а вот „Человек-паук“, „Тор“, „Дэдпул“ и еще „Форсаж“ прокатываются очень хорошо, так же как и голливудские анимационные фильмы, потому что в Чечне в кино часто ходят семьями».

Популярность супергероев в Чечне, вероятно, повлияла и на выбор флагманского проекта, который продюсирует государственное управление по кинематографии. Сегодня главный проект ведомства — масштабный фильм о чеченском супергерое по имени Жима Къонах. «Чтобы наши дети не равнялись на героев других фильмов — Человека-паука или Бэтмена, — мы решили создать собственного героя, который объединит в себе все лучшие качества чеченского народа», — пояснил Заурбеков. По его словам, сейчас идет работа над графическим образом персонажа. Судя по тем картинкам, которые показали корреспонденту «Медузы», он будет выглядеть как накачанный молодой человек в папахе и красном трико.

В ноябре планируют запустить съемки 12-серийного сериала для детей, а потом уже приступят к созданию полнометражного фильма. Возможно, к съемкам картины привлекут и «Чеченфильм»: «В Чеченской Республике мы не делимся на госуправление, на телекомпанию „Грозный“, на „Чеченфильм“ — для общего дела мы работаем сообща. Даже не с такой крепкой командой мы делали хорошие вещи. Ведь главное — патриотизм», — заверил Заурбеков.

Кроме контроля кинотеатров и продюсирования фильмов управление едва ли не каждый день занимается организацией кинопоказов в школах и других учебных заведениях. Учащимся показывают в основном «духовно-нравственные фильмы по профилактике терроризма, ДТП, наркомании» или картины, приуроченные к государственным праздникам.

Продюсер: «Ни один проект окупить невозможно»

В планах «Чеченфильма» — снять 24-серийный российско-турецкий сериал, который студия намерена продать на главные телеканалы семи кавказских республик и турецкому телевидению. К производству планируют приступить в ноябре — сразу после окончания съемок российско-индийского проекта «Лучшие друзья» о приключениях трех подростков: русском, чеченце и индийце. «По духу индийское кино очень близко кавказцам, ведь в его основе — семейные ценности», — объяснил Терекбаев свое желание снять с индийцами совместный фильм.

После презентации в министерстве культуры России «Лучшие друзья» получили 30 миллионов рублей государственной поддержки, еще 12 миллионов вложили индийские партнеры, остальное — средства инвесторов. Бюджет фильма — больше 60 миллионов рублей. Съемки уже прошли в Мумбае — в них приняли участие индийские актеры и местная съемочная группа, а в сентябре запланированы еще несколько съемочных смен в Грозном. Глава «Чеченфильм» надеется, что благодаря развитому индийскому кинорынку с «Лучшими друзьями» он выйдет в плюс.

Еще среди проектов «Чеченфильма» — два совместных производства с корпорацией «Русская Фильм Группа» («РФГ») продюсера «Вия» Алексея Петрухина. Договор о сотрудничестве стороны подписали в сентябре 2016 года. Терекбаев участвует в производстве военного фильма «Прощаться не будем» — о защите города Калинина (Твери) в 1941 году — и драме «Училка-2. Испытание» — о захвате боевиками здания театра в Москве, в котором идет мюзикл. Глава «Чеченфильма» выступит в нем не только как продюсер, но и исполнит одну из главных ролей.

Алексей Петрухин рассказал «Медузе», что сотрудничество с «Чеченфильмом» идеально вписалось в программу развития региональных проектов «РФГ». «Наши партнеры помогут нам в продвижении этих картин на Северном Кавказе», — пояснил он.

С первого дня знакомства Петрухин советовал Терекбаеву ориентироваться не на чеченскую, а на кавказскую аудиторию: «В республике всего четыре кинотеатра и полтора миллиона жителей — ни один проект в таких условиях окупить невозможно. А на всем Северном Кавказе целых 52 кинотеатра — это уже что-то».

По мнению продюсера «РФГ», у «Чеченфильма» есть все шансы завоевать свою аудиторию. «Отсутствие больших бюджетов и профессиональных кадров, конечно, не может не сказаться на качестве картинки и звука, в региональном кино действие часто разворачивается только на улице и только днем — чтобы снимать в помещении и ночью, нужен профессиональный свет, и это стоит денег», — объяснил Петрухин. Зато национальное кино может зацепить своей эмоциональностью и местным колоритом. «В бурятских фильмах, например, всегда есть люди в спортивных костюмах, которые за кого-то заступаются, и любовь несчастная», — привел пример продюсер.

Помимо уже запущенных в работу проектов Терекбаев мечтает о масштабном чеченском киноэпосе про вторжение татаро-монголов — с потенциалом для международного проката под рабочими названиями «Вайнах» (наши люди) и «Нохчи» (чеченцы). По его словам, когда войско захватчиков пришло на территорию Чечни, то на помощь местным воинам поспешил русский князь — и сражался бок о бок с ними. Снимать первый чеченский блокбастер Терекбаев пригласит иностранного режиссера, оператора и художника-постановщика. «Насчет денег вопрос мы решим, — уверил он, — главное — написать сейчас хороший сценарий».

Сценарист: «С легким уклоном в черный юмор»

Над сценарием первого чеченского блокбастера о нашествии татаро-монголов Беслан Терекбаев работает вместе с Анзором Газиевым — 24-летним сценаристом из станицы Наурской. Когда Анзору было 16 лет, он позвонил Беслану — тогда еще педиатру — и признался, что мечтает снимать кино. В 2008 году все чеченские сайты писали о первом полнометражном чеченском фильме «Хиро» («Отчуждение»), который своими силами сняли астраханские студенты — чеченцы.

«Хиро» — полулюбительское видео о дружбе и предательстве, в котором Терекбаев выступил продюсером и исполнителем главной роли, — в тот год показали вне конкурса на кинофестивале «Ноев ковчег» в Грозном. «Я тогда подумал, если чеченцы сняли кино в Астрахани, значит, они и дома смогут его снять. И сказал себе, что обязательно приму участие в создании следующего фильма», — вспоминает Газиев. Терекбаев, который сам о кино тогда только мечтал, ответил ему: «Работай над собой, учись — потом обязательно попробуем сделать что-нибудь дома».

В 2013 году, еще до создания «Чеченфильма», в республике вышел фильм «Далекий вечер»; сценарий к нему написал Анзор Газиев. В то время он уже учился журналистике в Грозненском университете, а кинодраматургию изучал самостоятельно: смотрел фильмы, читал книги по сценарному мастерству, сценарии.

Трейлер фильма «Далекий вечер»
Vida Asley

В детстве Анзор тайком смотрел кассеты из видеопроката, которые приносил домой старший брат, — в основном на них были фильмы Гая Ричи, Квентина Тарантино, Люка Бессона. Позже в список любимых режиссеров Анзора попали Джим Джармуш, Мартин Макдонах, Уэс Андерсон и даже Федерико Феллини с Витторио де Сикой. Из современных российских режиссеров Газиев выбрал Юрия Быкова и Андрея Звягинцева.

О любимых фильмах Анзор, кажется, может говорить часами. Видно, что начинающему сценаристу и бывшему журналисту льстит внимание коллег — для того чтобы встретиться с корреспондентом «Медузы», он специально приехал в Грозный. При этом Газиев держится уверенно и даже не без удовольствия критикует работы коллег.

Фильм «Теснота» ученика Александра Сокурова Кантемира Балагова — о еврейской семье в Кабардино-Балкарии, которую в конце 1990-х годов обстоятельства вынудили уехать из Нальчика, — Анзор называет «спекуляцией на теме чеченского конфликта». В фильме есть документальные кадры, на которых боевики убивают российских солдат. «Он собрал все эти ужасные видео, которые можно найти. Спрашивается, зачем он это сделал? Получилась очень односторонняя картинка: как будто бы ничего, кроме этих кадров, тогда не было», — возмущается Газиев.

В отличие от кабардинца Балагова, Газиев мечтает снимать жанровые криминальные истории «с легким уклоном в черный юмор». Есть у него и два уже готовых сценария «в духе Тарантино»: «Три на три» — о похищении человека — и «Черные горы» — о том, как «молодые люди идут в горы и наталкиваются там на очень плохих ребят». По словам Газиева, его сценарии не привязаны к чеченскому колориту, эти истории могли бы произойти где угодно, а значит — заинтересуют широкую аудиторию.

В 2015 году, разочаровавшись в журналистике, Анзор уволился из издания «Грозный-информ» и вернулся к родителям в станицу Наурскую — решил сконцентрироваться на творчестве, на работе над собой. «Я провожу много времени на улице, недалеко от нас лес и река Терек. Я там гуляю, читаю, потом пью чай с родителями и племянниками, выхожу гулять с друзьями и, конечно, пишу разные истории, думаю, что с ними можно сделать, — рассказывает о своем распорядке дня Анзор. — Родители меня не дергают, они верят, как и я сам, в мой успех».

Бывший директор: «Не хотели делать очередной инструмент пропаганды»

Киностудия «Чеченфильм» под руководством Беслана Терекбаева открылась в 2013 году, но бывший педиатр был не первым, кто решил развивать местный кинематограф под этим брендом. «Чеченфильм» был основан еще четырьмя годами ранее и, по словам Терекбаева, подчинялся чеченскому министерству информации и печати, а возглавляла его — «несуществующая оппозиция».

Генеральным директором «Чеченфильма» образца 2009 года стал режиссер и композитор Инал Шерипов. В начале 1990-х из Грозного он переехал в Москву, там учился, работал на «Союзмультфильме», на Центральной студии документальных фильмов, еще через несколько лет уехал в США, а в начале нулевых — снимать кино в Бельгию.

В 2009-м идею создать и развивать национальный чеченский кинематограф поддержали министр культуры Александр Авдеев, режиссер Карен Шахназаров и ректор ВГИКа Владимир Малышев; вместе с певцом и депутатом Госдумы Иосифом Кобзоном и скульптором Зурабом Церетели они вошли в попечительский состав студии. «Чеченфильму» помог Союз кинематографистов и лично его глава Никита Михалков — он содействовал появлению в Грозном регионального отделения организации. «Кинематограф — это ведь не железяки и оборудование, это в первую очередь кадры. Я договорился, что среднетехнический состав будет ездить учиться на курсах при „Мосфильме“, а творческий состав — сценаристы, режиссеры, актеры — во ВГИК», — рассказал Шерипов «Медузе».

Он признался, что как режиссер, конечно, хотел снимать кино, но понимал, что ни два, ни три фильма не сыграют никакой роли в зарождении национального кинематографа — и только появление творческой молодежи может запустить этот процесс.

Генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров (справа) и руководитель киностудии «Чеченфильм» Инал Шерипов
Антон Денисов / Sputnik / Scanpix / LETA

У Шерипова не сложились отношения с местной властью. «Если бы тогда мне удалось вывезти из республики хотя бы пятьдесят талантливых ребят и поместить их в творческую среду, то сегодня бы они стали элитой народа, там бы уже появились профессиональные кадры», — говорит Шерипов. Но для того чтобы программы по обучению заработали, нужно было получить разрешение министерства образования.

«В Чечне рассуждают примерно так: Кадыров, не имея образования, построил Чеченскую Республику. Зачем нам это образование нужно? Образование — это ерунда», — говорит бывший директор «Чеченфильма». По его словам, чеченским властям для удовлетворения своих амбиций нужен кинематограф, напоминающий скорее корпоративное видео, — к искусству он не имеет никакого отношения.

Чтобы продвигать свои идеи в Чечне, нужно быть интегрированным в местную правящую элиту. «Я же надеялся, что смогу сохранить нейтралитет, остаться вне той чудовищной системы, которая там была построена. Но очень быстро понял, что нейтральных там тоже причисляют к врагам народа», — говорит он.

Когда «Чеченфильм» запустил в производство фильм «Тоска» по произведениям Чехова, на киностудии начались бесконечные проверки. «Мы получили грант от Министерства культуры РФ, около двадцати миллионов рублей, ни одно местное министерство нас не финансировало, но все местные надзорные органы систематически нас проверяли, — рассказал Шерипов. — Чтобы проверки прекратились, нужно было просто признать непорочность власти и петь оды святому семейству, но я решил, что для меня это слишком высокая цена».

Из двадцати миллионов госфинансирования «Чеченфильм» успел получить только часть денег и расплатиться со сценаристами. К съемкам фильма Шерипов так и не приступил. В мае 2012-го его вынудили написать заявление об уходе — и финансирование «Чеченфильма» Минкультом прекратилось. «Мы тогда еще выиграли конкурс на проведение кинофестиваля в Грозном, но в итоге не смогли провести его, потому что не хотели делать из него очередной инструмент пропаганды. Эти деньги мы полностью вернули министерству», — словно оправдывается Шерипов.

В 2012 году Инал Шерипов уехал из России в Бельгию, где он живет и работает до сих пор. После увольнения он дал несколько интервью российским интернет-СМИ, в которых, объясняя свой уход, намекал на разногласия с руководством Чечни, но ничего конкретного он не говорил. Спустя пять лет Шерипов тоже отказывается вдаваться в детали — бывший директор «Чеченфильма» беспокоится за безопасность своих бывших коллег, которые до сих пор живут в республике.

Саша Сулим, Грозный