истории

В Петербурге умерла девочка с ВИЧ-инфекцией. Ее родители были уверены, что такого заболевания нет

Meduza
14:41, 30 августа 2017

Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

30 августа стало известно, что в Санкт-Петербурге умерла 10-летняя девочка с ВИЧ. Приемный отец девочки — православный священник и ВИЧ-диссидент, отказывался лечить ее по религиозным соображениям. Спасти девочку пытались врачи, активисты и суд, но переубедить семью им не удалось. «Медуза» рассказывает главное об этой истории.

Девочка была взята из детского дома на воспитание православной семьей несколько лет назад (точную дату органы опеки не называют). В аппарате уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге пояснили, что Кристину (имя изменено) несколько лет назад удочерила глубоко верующая православная семья. По данным «Фонтанки», приемным отцом Кристины стал православный священник. При оформлении опеки семью предупредили, что Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ», но это никого не остановило — семья уже воспитывала нескольких приемных детей с разными диагнозами. На протяжении следующих лет (сколько всего времени Кристина провела в приемной семье, органы опеки тоже не уточняют) у проверяющих ни разу не возникало претензий к семье и тому, как они воспитывают приемную дочь. Источник «Медузы», хорошо знакомый с ситуацией, уточнил, что Кристине в 2017 году исполнилось 10 лет.

Семья отказывалась лечить девочку и других детей общепринятыми методами из-за религиозных взглядов. По данным «Росбалта», супруги считали, что от современной медицины «больше вреда, чем пользы», и отказывались от терапии, якобы следуя позиции РПЦ в этом вопросе. Также они были убеждены, что СПИД — это «выдумка фармакологических компаний», которые хотят заработать на препаратах. В результате отказа от лечения болезнь Кристины прогрессировала. После очередного планового осмотра врачи Центра СПИД, где на учете состояла девочка, заявили о критическом состоянии Кристины. В ответ на просьбы врачей семья отвезла ребенка в клинику в Германии, где ВИЧ пытаются излечить альтернативными методами и дают больным только БАДы — биологически активные добавки.

В 2016 году девочку все-таки госпитализировали по решению суда. Столкнувшись с отказами родителей, работники петербургского Центра СПИД обратились в органы опеки, прокуратуру и в аппарат уполномоченного по правам ребенка в Петербурге. Суд встал на сторону врачей и обязал родителей госпитализировать ребенка, обеспечить регулярное обследование и терапию, назначенную врачами. Даже после такого решения родители не стали давать Кристине лекарства, дав согласие на терапию только на словах. «Органы опеки уверяли врачей, что все в семье хорошо и ребенка лечат, а судебные приставы разводили руками, не понимая, как они смогут заставить родителей давать ребенку таблетки», — рассказывало медицинское издание «Доктор Питер».

Госпитализировать ребенка удалось только после того, как врач частной клиники, к которому девочку привели на прием, вызвал скорую помощь. После этого Кристина провела больше четырех месяцев в детской городской больнице Петербурга. Девочка находилась в реанимации, но все это время приемная семья продолжала пытаться забрать ее из больницы — по данным «Интерфакса», в начале лета 2017-го они даже хотели выкрасть девочку из больницы, чтобы поехать с ней на море. В итоге девочку вернули в семью, но ненадолго: семья прекратила лечение, и Кристину снова госпитализировали.

27 августа 2017 года девочка умерла. В аппарате детского омбудсмена Петербурга Светланы Агапитовой сообщили, что лечить девочку начали слишком поздно, шансов на выздоровление у нее практически не было. Смерть девочки подтвердил и главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава России Евгений Воронин, назвав случившееся «еще одной смертью на совести СПИД-диссидентов».

Приемным родителям может грозить уголовная ответственность за смерть ребенка. ВИЧ-диссидентов нередко пытаются привлечь к ответственности за отказ от лечения своих детей. Один из последних случаев произошел в Тюмени — там 34-летняя местная жительница, отрицающая существование ВИЧ, отказалась от лечения своей трехлетней дочери, и в апреле 2017 года девочка умерла. Женщину обвиняли в причинении смерти по неосторожности (часть первая статьи 109 УК РФ). Пострадавшим был признан ее муж и отец ребенка. 31 июля суд закрыл дело за примирением сторон, но прокуратура подала апелляцию на решение суда.

Официально РПЦ не отрицает ВИЧ. Согласно концепции «участия Русской православной церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом», ВИЧ «является одной из наиболее серьезных угроз для стран СНГ». Нет в этой концепции и призывов к отказу от терапии. При этом среди ВИЧ-диссидентов популярно видео, в котором глава комиссии Московского патриархата по защите семьи Дмитрий Смирнов рассказывал, что никакого ВИЧ на самом деле нет. «СПИД возникает не от вымышленного вируса, а от четырех причин — стресс, депрессия, разрушение прививками иммунитета человека и внешняя интоксикация», — утверждал Смирнов. «Церковь к этой теме относится трезво. Мы отрицаем „СПИД-диссидентство“», — сказал 30 августа руководитель сектора окормления ВИЧ-инфицированных людей Петербургской епархии протоиерей Максим Плетнев.

Медицинский директор общественной организации «СПИД.Центр» Елена Орлова-Морозова сказала «Медузе», что отказ по религиозным причинам редко встречается в среде ВИЧ-диссидентов, гораздо чаще они верят в заговор фармакологических компаний и губительность самого лечения.

Активисты, которые ведут во «ВКонтакте» группу «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» (группа мониторит ситуацию с ВИЧ-диссидентами), утверждают, что за несколько лет из-за отказа лечить ВИЧ умерли 60 человек. 13 из них — в возрасте от нескольких месяцев до десяти лет.

Павел Мерзликин