Перейти к материалам
истории

Дома без страховки, пожарные без воды Как и почему в центре Ростова-на-Дону сгорел целый район. Репортаж «Медузы»

Meduza
Евгений Дубровский / «Коммерсантъ»

Днем 21 августа в центре Ростова-на-Дону загорелся квартал частных домов, который в городе почти официально называют Говняркой. Пожар продолжался более суток; многие дома сгорели дотла; уже известно как минимум об одном погибшем. Представители МЧС называют причиной пожара «посторонний источник зажигания»; сами жители сгоревших домов уверены, что их подожгли специально — возможно, в интересах местных девелоперов. Погорельцы также утверждают, что пожарные долго ехали к месту происшествия и искали воду для тушения. По просьбе «Медузы» ростовский журналист Павел Лысенко поговорил с пострадавшими, чиновниками и попытался разобраться в ситуации.

Днем 21 августа предпринимательнице Ирине Моздоровой, жившей в ростовском районе, который в городе называют Говняркой, позвонила соседка. Так она узнала о том, что улица, на которой находится ее дом, горит. «Когда мы с подругой приехали на машине [домой], полиция нас не пропустила, потому что уже начал взрываться газ, — рассказывает Моздорова „Медузе“. — Мы начали отъезжать, и за нами побежали люди, потому что взрывы происходили все ближе».

Дом Моздоровой в итоге сгорел дотла (как и соседний дом, где жила пенсионерка Надежда Курганская). Помимо всех личных вещей в нем сгорели документы ее мужа и сына. Они работают моряками торгового флота; восстанавливать бумаги будет непросто. У самой Моздоровой уцелел из документов только паспорт, который женщина носила с собой. Впрочем, восстановление документов — наименьшая из проблем, с которыми столкнулись погорельцы. Выдавать новые документы взамен сгоревших начали уже в середине дня 22 августа в городском оперативном штабе по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Тогда же началась выплата компенсаций в размере 20 тысяч рублей на человека за счет средств городского бюджета. С 23 августа начнутся также выплаты областной компенсации в размере 30 тысяч рублей на человека.

Большинство эвакуированных жителей сгоревшего квартала временно переехали к близким — в двух пунктах временного размещения, организованных в ростовских школах, ночевали только 47 человек из 650 пострадавших жителей Говнярки. К зданиям, где разместились погорельцы, постоянно подъезжают машины, из которых выходят горожане с пакетами: они приносят пострадавшим еду, одежду, гигиенические принадлежности.

Пожар в Ростове-на-Дону, вид сверху. 21 августа 2017 года
Пожар в Ростове-на-Дону, вид сверху. 21 августа 2017 года
Дмитрий Зотов / AirGorod.Ru / AP / Scanpix / LETA

Долгая дорога на пожар

По данным МЧС, сообщение о пожаре поступило в 12:52 21 августа. Изначально речь шла о возгорании одного здания, однако из-за ветра огонь быстро распространялся — и уже через два с половиной часа площадь возгорания составляла 5 тысяч квадратных метров. Когда к семи вечера пожар локализовали, горела уже вдвое большая территория; тушили ее около двух тысяч пожарных, спасателей, полицейских и военных — в том числе с помощью семи вертолетов и гидроплана.

Сгоревшие дома — одни из самых старых в Ростове: дому Надежды Курганской на момент пожара было 150 лет, дом Моздоровой был построен в 1901 году, а ее семья живет в нем ровно сто лет. Во многом из-за этого значительная часть сгоревших зданий не была застрахована. «Оплачивать страховку — все равно что ипотеку платить, — говорит сантехник Евгений Москвин, жена которого успела спасти из их дома перед тем, как он загорелся, только документы. — И в любом случае страховая покроет только часть убытков».

Как и другие погорельцы, с которыми удалось поговорить «Медузе», Москвин убежден, что пожар разросся до таких масштабов просто потому, что пожарные прибыли на место примерно через полтора часа после возгорания. При этом электричество и газ в районе долго не отключали. «Когда мне позвонила жена — она работает недалеко от дома, увидела дым и побежала домой, — я был в Азовском районе, мы делали молельную комнату в больнице, — вспоминает Москвин. — Я поехал домой и по дороге дважды звонил пожарным, второй раз — из Батайска (город-спутник Ростова — прим. „Медузы“). Через полчаса я был уже на месте и смотрел, как горит мой дом. Пожарных на тот момент еще не было. Когда они наконец приехали, их встретили аплодисментами, но тут оказалось, что у них нет воды!» Моздорова подтверждает: пожарные не могли найти гидранты. В результате бороться с огнем начали, только когда дорожные рабочие, ремонтирующие соседнюю улицу, пригнали в зону пожара цистерну с водой.

При этом огонь распространялся быстро — в том числе благодаря сильному ветру. «По улицам летел горящий мусор, — рассказывает Курганская. — Один такой кусок попал в трубу соседского дома, а его хозяева уехали домой, в Грузию. Оставили дома собаку, которая целую неделю истошно выла. Их сноха по вечерам приходила ее кормить. Когда дом загорелся изнутри, соседи хотели взломать дверь, чтобы выпустить собаку, но не смогли. А лезть через окно было уже невозможно: внутри все пылало. Собака сгорела, жалко». В доме Моздоровой погиб кролик ее дочери.

До приезда пожарных люди пытались тушить огонь самостоятельно — передавали воду ведрами, закидывали огонь землей. Еще один погорелец, слесарь Виктор Пампура, вспоминает, что помогал тушить здание, стоящее в восьми дворах от его собственного, когда ему сообщили, что его дом тоже загорелся. Своему жилищу и дому родителей он уже никак помочь не смог. В отличие от соседа Москвина: по словам сантехника, мужчина «с женой и дочкой стояли на крыше и заливали летящий к ним горящий мусор». «Мы с соседями поливали крыши около трех часов, — вспоминает еще один житель Говнярки Александр Будаков. — Пожарные долго не ехали».

Полицейские и муниципальные рабочие тушат пожар в Говнярке, 21 августа 2017 года
Полицейские и муниципальные рабочие тушат пожар в Говнярке, 21 августа 2017 года
Максим Романов / AFP / Scanpix / LETA
Пожарные расчеты в Говнярке, 21 августа 2017 года
Пожарные расчеты в Говнярке, 21 августа 2017 года
Евгений Дубровский / «Коммерсантъ»

Погорельцы рассказывают: когда долгожданные пожарные экипажи прибыли, выяснилось, что большинство из них из других городов — и не только из близлежащего Батайска, но и из кубанской Кущевки, и даже из расположенного в 70 километрах от Ростова Таганрога. Жители Говнярки предполагают, что техника, базирующаяся в Ростове, оказалась занята на тушении лесного пожара площадью около 5 тысяч гектаров в Усть-Донецком районе. Впрочем, в пресс-службе ГУ МЧС по Ростовской области «Медузе» заявили, что техника присутствовала в Ростове в необходимом количестве и никто город «настолько не оголял». Экипажи прибывали постепенно по мере распространения пожара.

По словам Будакова, пожар в Говнярке удалось погасить только к трем часам утра 22 августа. (Окончательно пожарные отчитались о том, что тушение закончено, в час дня 22 августа.) После этого жители района столкнулись с новой проблемой — мародерами. «Мы с соседями собрались и до 5 утра дежурили на улице, потому что у одних знакомых вскрыли „газель“ с вещами, вынесенными из дома, — рассказывает Будаков. — Другим какие-то люди предложили помочь вынести вещи и вынесли неизвестно куда».

Посторонний источник зажигания

Больше всего пострадавших беспокоит то, какой будет официальная причина пожара. Изначально спасатели говорили о коротком замыкании, приведшем к возгоранию бытовой техники в одном из домов, однако 22 августа начальник управления МЧС по Ростовской области Валерий Синьков заявил о том, что на стихийную свалку в районе был принесен «посторонний источник зажигания». Сами жители района уверены, что столкнулись с поджогом. По словам Ирины Моздоровой, в нынешнем году дома в Говнярке уже поджигали, тогда сгорели четыре здания. Целью поджигателей жители района считают желание неких коммерческих структур расчистить место под строительство многоэтажных жилых домов или коммерческой недвижимости. «Ни полиция, ни Следственный комитет заниматься расследованием этих дел не хотят, — утверждает Москвин. — Некоторым из наших соседей предлагали купить их дома, как говорится, за шапку сухарей, но они отказались, и им пообещали неприятности».

Говнярка — один из наименее благоустроенных районов Ростова, расположенный между многоэтажной жилой застройкой и прибрежной промзоной. Постепенно его осваивают девелоперы: в непосредственной близости от сгоревшего квартала располагается строящийся жилой комплекс «Тихий Дон» компании «Вертол-Девелопмент». За продажу «Вертол-Девелопменту» земли, на которой был построен «Тихий Дон», по заниженной стоимости в 2015 году был осужден бывший главный архитектор Ростова. Получить комментарий представителя «Вертол-Девелопмента» не удалось: по словам секретаря, гендиректор компании Аскер Хапаев отсутствует в офисе. На сайте девелопера сообщается, что именно сотрудники «Вертол-Девелопмента», работающие на стройплощадке, заметили возгорание и вызвали пожарных, а также предоставили им доступ к пожарным гидрантам.

Последствия пожара в Ростове-на-Дону, 21 августа 2017 года
Последствия пожара в Ростове-на-Дону, 21 августа 2017 года
Евгений Дубровский / ТАСС / Scanpix / LETA

Кроме того, как сообщает РБК, ряд частных домов с участками в период до 2014 года выкупила у собственников московская компания «Мегаполис», которая планировала построить на месте Говнярки крупный торговый комплекс. Жители района подтверждают, что знали об этом от чиновников и представителей застройщика. Однако позже представители городских властей сообщили, что компания перестала выходить с ними на связь. В 2014 году «Мегаполис» отказался от своих планов относительно Говнярки и весной 2016 года начал продавать участки в этом районе неназванным юрлицам; по итогам 2016 года «Мегаполис» впервые за несколько лет показал прибыль. Связаться с «Мегаполисом» «Медузе» не удалось.

Уверены местные жители и в том, что число жертв пожара окажется значительно большим, чем сообщается официально (на момент публикации этого материала пресс-служба ГУ МЧС сообщала об одном погибшем). Москвин говорит о погибшем мужчине и полуторагодовалом ребенке — впрочем, не уточняя имен. Курганская и Моздорова утверждают, что в старых деревянных домах, где люди проживали без регистрации, погибли минимум четыре человека.

Павел Лысенко, Ростов-на-Дону