Перейти к материалам
истории

Плохое реалити-шоу пресс-секретаря Дональда Трампа Брифинги Белого дома превратились в бессмыслицу, но журналисты все равно отказываются их бойкотировать

Meduza
Pablo Martinez Monsivais / AP / Scanpix / LETA

В понедельник, 19 июня, Белый дом устроил необычный брифинг — журналистам из пресс-пула запретили снимать и записывать общение с официальным представителем президента США Шоном Спайсером. Журналистам давно не нравится манера новой администрации Белого дома общаться с ними, но сейчас, как констатирует старший корреспондент CNN Джим Акоста, смысл вообще приходить на брифинги пропал совершенно. Он призывает журналистов бойкотировать встречи в Белом доме, но они не ходить к пресс-секретарю Дональда Трампа не готовы.

Когда Дональд Трамп стал президентом США, он сразу же поссорился с журналистами — уже на первой своей пресс-конференции после избрания он отказался отвечать на вопросы Джима Акосты из CNN и назвал телеканал «фейковыми новостями». Позднее, в феврале 2017-го, на неформальный пресс-брифинг с пресс-секретарем Белого дома Шоном Спайсером не пустили представителей сразу семи крупнейших американских изданий, в том числе CNN и The New York Times.

Сам пресс-секретарь Шон Спайсер регулярно попадал в неловкие ситуации: он не раз грубо ошибался в своих заявлениях, а однажды сказал, что нацисты во время Второй мировой не применяли химическое оружие (правда, потом извинился). Трамп говорил, что СМИ, которые плохо о нем пишут — это враги народа.

В первые сто дней президентства брифинги для прессы проводились в среднем раз в два дня, а затем их число сократилось до двух в неделю. Осмысленность встреч, половина из которых проводилась как неформальные брифинги, постепенно снижалась, жаловались журналисты: Спайсер все чаще отвечал на острые вопросы односложно: «Не знаю» или «Мы не говорили с президентом об этом».

В середине июня Спайсер побил собственный рекорд: он отвечал на вопросы лишь 10 минут и за это время повторял две вещи: либо говорил, что ему нечего сказать, либо цитировал старые заявления Трампа. Заместитель Спайсера Саха Сандерс ведет себя так же: она, к примеру, на все вопросы о России стала предлагать журналистам обратиться к адвокату Трампа и даже шутила, что журналисты как дети — все продолжают и продолжают задавать одни и те же вопросы.

По данным Politico, Шон Спайсер вообще не хочет больше быть пресс-секретарем и уже начал подыскивать себе замену, а его заместитель не хочет повышения по службе.

Последний брифинг, который состоялся 19 июня, носил характер неформальной встречи с пресс-секретарем — такие мероприятия проходят без камер, но затем на сайте Белого дома вывешивается расшифровка беседы. Подобные встречи (по-английски они называются press gaggle) проводили и при Бараке Обаме, и при Джордже Буше-младшем. Зачастую это беседы с пресс-секретарем где-то на ходу, участие в которых не могут принять все корреспонденты Белого дома. При Спайсере таки встреч стало гораздо больше. Сам пресс-секретарь любовь к неформальным мероприятиям не комментирует, а главный стратег Белого дома Стив Бэннон в беседе с The Atlantic отшучивается: пресс-секретарь якобы набрал вес и не хочет появляться перед камерами.

Один из ведущих журналистов президентского пула, корреспондент CNN Джим Акоста после закрытого брифинга в понедельник не сдержался и заявил, что общение с Белым домом потеряло всякий смысл. «Это все бессмыслица. Мне кажется, мы медленно, но верно катимся в ситуацию, когда президент США может позволить себе уходить от трудных вопросов — и это всем кажется нормальным», — заявил Акоста в беседе с Huffington Post. Спайсер, по его словам, стал «практически бесполезным», а брифинги больше похожи на плохое реалити-шоу. Акоста предлагает журналистам дружно перестать ходить на брифинги, но пока на его призыв никто не откликнулся.

Павел Борисов