истории

В петербургском отделе полиции в камеры задержанных на акции 12 июня пустили газ. Как это могло случиться?

Meduza
11:32, 19 июня 2017

Задержания на протестной акции в Петербурге 12 июня

Ольга Мальцева / AFP / Scanpix / LETA

19 июня организация «ОВД-инфо» сообщила, что в ночь на 13 июня в 33-м отделе полиции в Санкт-Петербурге в камеры задержанных на антикоррупционной акции протеста 12 июня пустили перцовый газ. Об этом заявили сразу четверо граждан, оказавшихся в этом отделе полиции в Московском районе; они подтвердили «Медузе» свои слова. Газ распылили в камере, где сидел задержанный, который — со слов источников — вел себя агрессивно; по вентиляционной системе газ распространился в другие камеры и даже кабинеты сотрудников. В отдел пришлось вызывать скорую помощь; при этом полицейские отказались выпустить даже тех, кто очень плохо себя чувствовал. «Медуза» рассказывает, как это могло произойти.

О распылении газа заявили сразу четверо задержанных. Все они находились в 33-м отделе полиции после задержания на несогласованном антикоррупционном митинге 12 июня. Аудиозаписи показаний двух задержанных «Медузе» передали представители петербургского штаба Алексея Навального. На записях они анонимно (имена и фамилии есть в распоряжении редакции) сообщают, что газ был распылен в одну из камер — предположительно, из перцового баллончика.

«Нас отвели в камеру, где уже сидел буйный мужчина, задержанный 12 июня, но не на митинге. Он кричал что-то и бил в дверь камеры. Полицейские несколько раз ударили его, порвали ему футболку, а потом попросили нас всех выйти из камеры. Нас отвели в другие камеры, а буйному распылили газ. Минут через двадцать газ по вентиляции дошел и до наших камер», — пояснил один из задержанных, Артем Мищенко, в разговоре с «Медузой».

Другая задержанная отмечает, что у находящихся в камерах была разная реакция на газ, но большинство начали задыхаться. «Я в какой-то момент поняла, что просто не могу дышать. Девочки, которые со мной были, стали стучаться, просить, чтобы нас вывели, как-то помогли нам. Полицейский открыл, а потом сразу закрыл нас, сказал: „Сидите дальше“. Я поняла, что все — наверное, я умираю. Потому что делаю вдох и не могу ничего. Я делаю вдох, а газ попадает мне в горло и я еще больше задыхаюсь», — говорит она на аудиозаписи, предоставленной «Медузе».

Одному из задержанных удалось вызвать скорую помощь. «Сначала из камер выпустили девочек, но полицейские отказались вызвать нам врачей. Потом выяснилось, что один из задержанных мужчин пронес в камеру телефон и вызвал себе скорую. Он тоже задыхался. Через 15 минут приехала скорая, удивилась всей обстановке, врачи сказали: „Сюда надо десять скорых привезти, что вы здесь устроили, тут невозможно дышать“. Потом уже всех выпустили из камер, на мальчиков было страшно смотреть, они были все красные в слезах. Их продержали в газовой обстановке на 20 минут дольше, чем девочек. При этом скорая просто проверила мне пульс и уехала», — рассказала одна из задержанных.

Другой задержанный подтверждает слова о бездействии врачей: «Они даже не осмотрели нас, медсестра прошлась, доктор тоже прошелся с планшетом, кажется, играл во что-то».

Татьяна Кузина, также оказавшаяся в 33-ем отделе полиции после задержания на митинге, рассказала «Медузе», что от газа стало плохо одному из врачей. По ее словам, пострадали и полицейские, в чьи кабинеты газ также попал через вентиляцию.

Задержанный Артем Мищенко в разговоре с «Медузой» отметил, что среди сидевших в камере в момент распыления газа был астматик: «Ему было хуже всего. Мы кричали, чтобы ему скорую вызвали. Полицейские молчали, ухмылялись. Когда мы сказали, что среди нас есть астматик, нам сказали: „Пройдет, ничего страшного“».

После приезда скорой задержанных перевели из камер в подвальное помещение. «Нас всех просто увели в небольшой подвальчик, актовый зал. Там мы досидели ночь. Там были стулья и очень пыльные ребристые лежанки, на которых невозможно было спать. Мы всю ночь провели на стульях и не спали», — пояснила одна из задержанных. При этом задержанные в разговоре с «Медузой» отмечают, что полицейские «рылись в их вещах» и забирали часть продуктов, которые им передавали родственники. Всего они провели в 33-ем отделе больше суток, потом их отправили в суд; двое задержанных были отпущены.

Распыление газа полицейские задержанным никак не объясняли. «Никаких извинений, ничего, это нормально для них. Они просто хотели отомстить тому мужчине, за то, что он кричал. Сейчас я думаю, что с нами все могло сложиться и еще хуже», — рассказал Артем Мищенко «Медузе».

В МВД ситуацию с распылением газа не комментируют. Глава пресс-службы МВД по Петербургу и Ленобласти Вячеслав Степченко попросил корреспондента «Медузы» перезвонить ему позже, но потом перестал отвечать на звонки. Другие сотрудники пресс-службы также отказались говорить о ситуации.

Координатор штаба Алексея Навального в Петербурге Полина Костылева сказала «Медузе», что активисты намерены обратиться к уполномоченному по правам человека и в Общественную наблюдательную комиссию.

В правозащитном Комитете по предотвращению пыток «Медузе» рассказали, что распыление газа в камеры — обычная практика в российской полиции. «Такие случаи встречаются и не так уж редко. Чаще всего распыляют, когда человек долго просит чего-то от полицейских, как-то шумно себя ведет или пытается выбраться. Тогда распыляют. Крайне редко бывает, чтобы распыляли просто чтобы поиздеваться», — рассказал «Медузе» юрист комитета Сергей Бабинец.

Согласно статье 21 закона «О полиции», «газовые средства не могут применяться к задержанным для пресечения причинения вреда окружающим или себе».

Всего 12 июня в Петербурге задержали 658 человек. По данным «ОВД-инфо», 247 человек провели в полиции одну или две ночи. «Фонтанка», в свою очередь, сообщала, что одну ночь в отделениях провели более 400 участников акции протеста.

В ГУ МВД по Петербургу заявили, что полицейские «в соответствии с законодательством» применили перцовый газ к 37-летнему мужчине, которого задержали за мелкое хулиганство. К задержанным на акции газ не применялся, подчеркнули в полиции. По данным ведомства, с жалобой на здоровье к полицейским обращалась только одна задержанная на митинге, но врачи скорой «отказали ей в госпитализации».

Павел Мерзликин