Перейти к материалам
истории

«Лягать даже полувзрослого цератопса было бы плохой идеей» Отрывок из книги «Хроники тираннозавра» — о том, как самый известный хищник на Земле убивал свою добычу

Источник: Meduza
Tristan Gregory / Camera Press / Vida Press

Издательство «Альпина нон-фикшн» выпустило книгу Дэвида Хоуна «Хроники тираннозавра: биология и эволюция самого известного хищника в мире». В ней популярно рассказывается о строении и внешнем виде тираннозавров, их физиологии, размножении и поведении. «Медуза» публикует фрагмент главы «Добыча пищи».

Когда речь заходит о том, как тираннозавр расправлялся со своей добычей, о способах, которыми он наносил удар жертве, стараясь ее ранить или убить, высказываются различные идеи. В случае меньших животных имелась, вероятно, только одна реальная возможность: единственный мощный укус, который калечил или убивал жертву мгновенно. Однако для более крупной добычи могло требоваться нечто посерьезнее; при всех разговорах о том, что тираннозавры нападали на молодняк, следует помнить, что даже полувзрослый гадрозавр, по всей вероятности, представлял собой животное длиной 4–5 м и весом полтонны. Это мало по сравнению с большинством взрослых тираннозавридов, но все же это было довольно крупное животное, а не такое, которое можно убить за секунду. Хищники рискуют, когда охотятся, и одна-единственная травма может в итоге привести к смерти (частично отсюда вытекает склонность к некрупной и слабой добыче), т. е. сражение с жертвой в течение нескольких минут — не идеальный вариант, и быстрое или как минимум безопасное умерщвление, несомненно, предпочтительнее.

У динозавров все-таки имелись «слабые места», которыми можно было воспользоваться. Самым очевидным являлась шея, где проходят главные артерии и трахея, и любой серьезный укус в эту область, скорее всего, довольно быстро приводил к смерти из-за кровопотери, удушения или и того и другого (большие кошки обычно душат свою добычу). В случае животных вроде орнитомимозавров и теризинозавров их тонкие шеи можно было разорвать одним мощным укусом, вызвав немедленную смерть. С птицетазовыми динозаврами дело, вероятно, обстояло сложнее, поскольку большинство их уязвимых тканей располагалось на нижней стороне шеи, и потому до них оказывалось труднее добраться, поскольку эти животные были приземистыми. Если потенциальная жертва выбиралась большая, то и шеей она обладала большой, и тираннозавру могло быть сложно охватить пастью нужную область, но мелкую жертву хищник мог кусать сверху вниз, и на его пути попались бы шейные позвонки . Их можно было перекусить (повредив таким образом спинной мозг и убив жертву на месте), но даже при силе укуса крупного тираннозавра это могло оказаться нелегкой задачей, а в случае цератопсов и анкилозавров воротник и броня являлись бы по меньшей мере труднопреодолимыми препятствиями. Но еще более очевиден тот факт, что в большинстве случаев жертва, вероятно, убегала от нападающего, и в результате шея представляла собой более удаленную цель, чем другие части тела. Какой смысл догонять хвост и все туловище , а потом забегать вперед, чтобы укусить жертву за шею? Такое поведение наверняка требовало бы лишней траты сил, чтобы добраться до трудной цели, в то время как имелась значительно более заманчивая возможность, а именно — основание хвоста.

Огромные хвостово-бедренные мышцы шли от бедренной кости и на протяжении первой трети хвоста у всех динозавров. Хвост давал огромное количество энергии ногам для бега, был пронизан крупными кровеносными сосудами и не окружен костной защитой. Мощный укус куда угодно в районе таза или начала хвоста вполне мог покалечить животное, отчего оно стало бы неспособно к бегству и истекло кровью. Также хвост — одна из первых частей тела, попадающихся преследователю у убегающей жертвы, так что использование подобного способа могло сократить дистанцию погони, что должно было быть особенно важно, когда жертва оказывалась быстрее тираннозавра. Примечательно, что найдены два окаменелых гадрозавра, у которых имеются повреждения хвоста от укуса тираннозавра, и еще один с раной в ноге; это очень ограниченный набор данных, но тем не менее он указывает на такую стратегию охоты.

Укус крупного тираннозаврида теоретически был сокрушителен. Его сила позволяла зубам глубоко вонзаться в мышцы и, может быть, даже дробить некоторые кости (как видно по отломленному куску таза трицератопса). Зазубрины на зубах также должны были позволять им глубоко уходить в ткани, прорезая их. В результате укуса увеличивались повреждения при любых движениях жертвы. Аналитические модели и другие подобные методы исследования по понятным причинам склонны фокусироваться на статичном укусе — простом взаимодействии между черепом и зубами и статичным объектом вроде кости, но в реальности жертва, по всей вероятности, боролась, отчего ее положение ухудшалось еще больше, а мускулистая шея тираннозавра должна была позволять вырывать кусок того, во что вцепилась пасть.

Укус был чрезвычайно эффективным, а учитывая сильно редуцированные руки, он, по-видимому, являлся главным оружием умерщвления добычи. Однако существует предположение, что обе руки и ноги также были важны и регулярно использовались во время охоты даже тираннозавринами. Разумеется, нетрудно вообразить, как некрупный тираннозавроид или юная особь крупного тираннозаврина пригвождает к земле ногой млекопитающее или ящерицу, и аналогично взрослый тираннозаврин мог просто наступить на динозавра размером с только что вылупившегося детеныша, чтобы не тянуться вниз для укуса. Очевидной проблемой в использовании ног является то, что динозавры ходят на двух задних конечностях, и использование одной для попытки наступить или даже удержать отчаянно борющееся животное вполне могло привести к падению тираннозавра. И уж точно лягать даже полувзрослого цератопса было бы плохой идеей. Чтобы удар ногой стал возможным, добычу требовалось не просто догнать, а почти обогнать, поскольку ноги тираннозавра располагались прямо под туловищем и, хотя они явно были сильными и способными на мощный пинок, не обладали большой свободой движения (особенно вбок), к примеру, четвероногое животное с низко расположенным центром масс трудно перевернуть или придавить к земле. Ноги могли иногда подключаться, чтобы помочь одолеть жертву, но вряд ли применялись для этой цели регулярно — даже в качестве дополнения к пасти — при взаимодействии с крупной добычей.

Еще более удивительны высказываемые предположения, что руки были необходимой частью хищнической деятельности у тираннозавринов. Пропорционально более длинные руки ранних тираннозавроидов и их родственников могли иногда участвовать в охоте: они были относительно большими, сильными и имели мощные хватательные пальцы и изогнутые когти, но приносили ли какую-либо пользу крошечные ручки гигантских видов? Разумеется, они не были совсем уж слабыми, несмотря на размер, но трудно представить, чтобы эти отростки играли важную роль в охоте. В конце концов использование рук могло стать возможным, только когда добыча уже почти побеждена, что кажется в лучшем случае непрактичным, а их положение под туловищем вряд ли подходило для захвата жертвы, даже если им удавалось достать до нее и хорошо уцепиться. Однако наиболее важно здесь то, что тираннозавры, как и другие тероподы, в основном охотились на животных значительно меньших, чем они сами, и руки просто бы не дотягивались до мелкой жертвы и оказывались малополезными. Более радикальное предположение заключается в том, что гигантские тираннозавры сбивали с ног взрослых цератопсов, пользуясь рукой как рычагом. И снова, хотя я не назову такой метод невозможным, но им бы пришлось, нападая на крупное, массивное и опасное животное, схватить его руками ровно посередине тела (что кажется особенно трудным в применении против маневренного животного, которое, вероятнее всего, убежало бы или напало на противника) и только тогда попытаться укусить.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама