Перейти к материалам
Петербургский Центр содействия семейному воспитанию № 8, бывший десятый детдом, воспитанники которого заявили о насилии
истории

Уважаемые и достойные люди Выпускники петербургского детдома обвинили других воспитанников и учителей в сексуальном насилии. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Петербургский Центр содействия семейному воспитанию № 8, бывший десятый детдом, воспитанники которого заявили о насилии
Петербургский Центр содействия семейному воспитанию № 8, бывший десятый детдом, воспитанники которого заявили о насилии
Фото: Александр Гальперин / Sputnik / Scanpix / LETA

В конце апреля в Петербурге были арестованы пятеро мужчин, которых обвиняют в том, что они годами насиловали воспитанников одного из петербургских детских домов. Сами арестованные, в числе которых семидесятилетний заслуженный учитель России, не признают свою вину; их коллеги и родственники также заявляют, что арестованных оклеветали. О насилии, по разным данным, заявили не менее восьми человек; один из них утверждает, что ему угрожают. По просьбе «Медузы» журналист «Эха Москвы в Санкт-Петербурге» Максим Ярыгин попытался разобраться в этой истории.

С чего все началось

«Меня совратил бывший воспитанник детского дома. <…> Он начал водить меня в соседнюю с детдомом парадную и там заставлял ему делать минет. Потом он давал мне деньги, чтобы я молчал, водил в сауну».

Так описывал свою жизнь Яков Яблочник — 25-летний выпускник петербургского детского дома № 10 (с 2016 года учреждение называется Центр содействия семейному воспитанию № 8). Зимой 2016 года его автобиографию опубликовало издание «Такие дела». Номера детского дома, в котором жил Яблочник, там не было, зато были другие подробности жутких приключений молодого человека: несколько приемных матерей; жизнь в приютах и детских домах; съемки в гей-порно; поножовщина с участием «черных риелторов»; фиктивный брак; кража документов и так далее. В результате Яблочник оказался в петербургском приюте для бездомных «Ночлежка», сотрудники которого и передали его рассказ о своей жизни журналистам.

Сотрудничавший с «Ночлежкой» режиссер Михаил Патласов использовал биографию Яблочника в своем спектакле «Неприкасаемые» — там актриса Ольга Белинская вместе с самим Яковом рассказывали художественно дополненную историю воспитанника детдома. Прочитала монолог бывшего детдомовца и Екатерина Соболевская, в тот момент учившаяся на четвертом курсе факультета культуры петербургского Гуманитарного университета профсоюзов. «Я захотела познакомиться [с Яблочником], — вспоминает Соболевская. — Позвонила в „Ночлежку“, мне дали его координаты, мы [встретились] и поговорили по душам — и после этого я предложила снять ему видеоверсию его письма, чтобы его было проще воспринимать. Моя главная идея была — чтобы Яша сам рассказал о себе в кадре».

Сцена из спектакля «Неприкасаемые», часть которого была поставлена по истории Якова Яблочника

Получившийся 35-минутный ролик в итоге стал документальным фильмом «Моя история». По словам Соболевской, в последний день подачи заявок она спонтанно решила отправить его на конкурс студенческих работ «Права человека — 2016» — хотя фильм и не подходил под оговоренные для участников требования (например, заявлять предлагалось пятиминутные ролики). Через несколько дней с ней связались люди из аппарата петербургского омбудсмена Александра Шишлова — и пригласили поговорить.

В итоге фильм получил специальный приз конкурса «За вклад в освещение проблем защиты прав и свобод человека» — а сам Шишлов в конце 2016 года передал полученную от Яблочника информацию о насилии в детдоме в городскую прокуратуру. Через несколько месяцев материалы, собранные полицейскими, были переданы в Следственный комитет, который возбудил восемь уголовных дел по третьей части 132-й статьи УК — насильственные действия сексуального характера. Как следует из пресс-релиза ведомства (никаких других публичных комментариев следователи не дают), сотрудники СК установили, что с 2005 по 2010 год группа злоумышленников систематически насиловала четверых воспитанников детского дома, некоторые из них были несовершеннолетними. Яков Яблочник — один из этих воспитанников.

24 апреля оперативники задержали пятерых подозреваемых; на следующий день суд назначил им два месяца ареста.

Что говорят жертвы

По словам Якова Яблочника, вся жизнь в детдоме была во многом построена на насилии — как сотрудников по отношению к воспитанникам, так и старшеклассников по отношению к младшеклассникам. «Всех избивали. Воспитатели сами провоцировали на крики и драки. А потом отправляли в психиатрические больницы. Однако на самом деле все дети были здоровыми», — утверждает Яблочник (детдом № 10 предназначался для «детей с отклонениями в развитии»). По его словам, диагнозы детям ставили «подкупленные психиатры», а руководство детдома поддерживало систему насилия. Он рассказывает, что в 2005 году, когда учреждение посещала тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, он собирался рассказать ей о происходящем — однако воспитатели узнали о его планах, «запрятали в изолятор и отправили в психбольницу».

Дети, которых отправляли в психиатрические клиники, по словам Яблочника, проводили там от трех месяцев до года; там из них «делали овощей» — а если, вернувшись в детдом, воспитанник пытался постоять за себя, его снова «клали в больничку».

Яков Яблочник
Фото: личная страница Якова Яблочника во «ВКонтакте»

Похожие истории рассказывает еще один бывший воспитанник детдома, подавший заявление в полицию и согласившийся поговорить с «Медузой» на условиях анонимности. Он также вспоминает, что его избивали старшеклассники и как его отправили в психиатрическую больницу, где вместо обещанных двух недель он провел два месяца. Через некоторое время подросток опять попал в больницу. «Я взял веревку и сделал вид, что душу себя. Неудачно пошутил, сделал это по приколу, — вспоминает он. — А другие воспитанники вызвали медсестру, и я снова оказался в психушке».

В сексуальном насилии Яков Яблочник обвинил нескольких воспитанников детского дома. Помимо вышеупомянутых эпизодов с парадной и сауной насильник, по словам Яблочника, уводил его «из детского дома в близлежащие дома, звонил в подъезды по домофону, говорил: „Откройте, это почта“, уводил меня на чердак». Двое старших воспитанников насиловали его уже в самом детском доме, утверждает Яблочник. Другой собеседник «Медузы» также упомянул о сексуальном насилии со стороны других воспитанников детдома, однако отказался рассказывать подробности.

Что известно об обвиняемых

Из пятерых задержанных правоохранительными органами мужчин двое бывших воспитанников детдома; еще трое обвиняемых имели прямое отношение к самому учреждению и к школе № 565, которая примыкает к зданию детдома (именно там учатся его воспитанники).

Самый известный из задержанных — 70-летний заслуженный учитель России с сорокалетним стажем Станислав Виноградов, которому еще в 2004 году присвоили медаль «За гуманизацию школы Санкт-Петербурга». В последнее время он работал методистом школы № 565.

Как рассказывал «Московскому комсомольцу» Андрей Лапов, которого издание представило как «эксперта по сексуальным преступлениям» в петербургском угрозыске, Виноградова обвиняли в домогательствах к воспитанникам, еще когда он в 1980-х работал директором вспомогательной школы-интерната № 6 Красногвардейского района. «Я не могу раскрывать тайны следствия, но скажу, что новые свидетельства по Виноградову появляются с каждым днем, — утверждал Лапов. — Виноградов часто приглашал детей домой, и он это не отрицал на допросе. Очень много было изъято материала из его квартиры, что подтверждает: дети часто находились у него в гостях. Правда, Виноградов объяснял, что ребята приходили просто попить чаю». «Эксперт» добавлял, что в архиве директора 565-й школы было найдено большое количество фотоальбомов с детскими фотографиями и что «последние пару лет Виноградов мог и не заниматься [совращением детей]» по возрасту и состоянию здоровья.

Фамилия Лапова фигурировала в публикации «Московского комсомольца», когда она была размещена на сайте издания 2 мая, однако затем оттуда исчезла — теперь это интервью с неназванным экспертом. Самого Лапова при этом также обвиняли в домогательствах к мальчикам и сотрудничестве с насильниками. На запросы «Медузы» о комментарии Лапов не ответил. В «Московском комсомольце» «Медузе» пояснили, что Лапов попросил убрать свою фамилию, поскольку на него «наехали», а дело против насильников хотят «замять» их «высокопоставленные покровители».

Станислав Виноградов, один из обвиняемых по делу о насилии над воспитанниками детдома

Друзья и коллеги Виноградова не верят обвинениям в адрес бывшего директора. Так, Надежда Фролова, работавшая в 565-й школе с момента ее основания и бывшая, в частности, классной руководительницей Якова Яблочника, в разговоре с «Медузой» уточнила, что фотографии, найденные при обыске у Виноградова, не носят эротического характера — это просто фотографии учеников и выпускников: «Каждый спешил поделиться с директором своими успехами в жизни: спортивные победы, выступления на праздниках, школьные будни, свадьбы, фото своих детей». Бывшего директора Фролова считает «уважаемым и достойным человеком».

Похожим образом говорит о Виноградове еще одна учительница, работающая в 565-й школе, Ирина Егорова. «Я ни разу не слышала, чтобы он на кого-либо кричал или кого-то хоть раз оскорбил, — рассказала она. — Станислав Михайлович живет школой, он отдает ей все свои силы искренне и от всего сердца. Он знает всех учеников по именам, переживает за их жизненные неурядицы. С трепетом относится к фотографиям, которые приносят ему выпускники, чтобы показать свою жизнь и жизнь своих товарищей». Обвинения в адрес Виноградова Егорова считает «абсурдом»: «Дверь в его кабинет всегда была открыта, — говорит она. — Станислав Михайлович не может быть причастен к этому делу. Я в это никогда не поверю». В сходных выражениях охарактеризовала Виноградова Антонина Просвиркина, которая знает преподавателя с 1974 года.

Имя Станислава Виноградова не впервые появляется в СМИ. В 2014 году «Медуза» писала, как он уволил из 565-й школы гомосексуальную учительницу с формулировкой «за аморальный поступок». (Обсуждать Виноградова с «Медузой» сейчас бывшая преподавательница отказалась.)

Андрей Лапов рассказывал «Московскому комсомольцу» и о других обвиняемых. Например, «эксперт» утверждал, что под подозрением давно находился единственный задержанный сотрудник детдома № 10 — 46-летний Михаил Елин, бывший замдиректора учреждения, в последнее время работавший старшим воспитателем. Лапов утверждал, что однажды соседка случайно застала Елина, когда он занимался сексом с мальчиком, а также обвинил Елина в том, что он тратил деньги воспитанников детдома на покупку загородной недвижимости.

Михаил Елин, бывший замдиректора детдома
Фото: личная страница Михаила Елина во «ВКонтакте»

Воспитанница детдома Виктория Прикащикова не верит в обвинения в адрес Елина. По ее словам, когда она попала в детдом и из-за стресса «плакала и пыталась спрятаться», именно Елин помог ей успокоиться и освоиться. «Вечером [первого дня в детдоме] в группу пришел Михаил Алексеевич, протянул мне большущий красный портфель и сказал, что дарит его мне. Когда я его открыла, обнаружила, что портфель забит раскрасками, красивыми фломастерами и карандашами, тетрадями и красками. А еще там было много сладостей», — вспоминает Прикащикова. Она рассказывает, что Елин давал своим подопечным много полезных советов и за помощью к нему обращались даже выпускники.

Виктория замужем за Михаилом Прикащиковым, братом еще одного обвиняемого — 33-летнего Павла Прикащикова. Бывший ученик 565-й школы и сын работавшей в детдоме вахтерши, Прикащиков — единственный из обвиняемых, кто признал свою вину, заявив в разговоре с журналистами, что участвовать в «оргиях с детьми» его «заставляла администрация» (Лапов в интервью «МК» утверждал, что Прикащиков «реально раскаивается в содеянном, ничего не скрывает»). Несмотря на это, Михаил Прикащиков отрицает обвинения в адрес брата и считает, что свои признания он давал «под давлением». «Человека просто забили. А я знаю своего брата, он слабохарактерный, — утверждает брат обвиняемого. — Да, пил человек, ну как пил — отдыхал. Но чтобы такое, что ему сейчас приписывают, [сделать] — это нереально. Под давлением человек может сказать все что угодно». 

По обвинениям в сексуальном насилии над воспитанниками детдома № 10 также арестован Кирилл Покалюк — выпускник учреждения, которого, по словам Лапова, совратил все тот же Станислав Виноградов. Именно о Покалюке шла речь в автобиографии Якова Яблочника. Последние годы Покалюк работал куратором в «Мечте» — социальной гостинице для молодых людей «в трудной жизненной ситуации», находившейся в нескольких кварталах от детдома. Сотрудники социальной гостиницы содействовали трудоустройству своих постояльцев, помогали им искать жилье и вообще сопровождали выпускников детдомов и интернатов, которые начинали самостоятельную жизнь.

«Мечта» много сотрудничала с петербургскими бизнесами и благотворителями. Так, шефство над гостиницей еще двадцать лет назад взяла одна из дочерних структур «Газпрома». Руководитель сотрудничавшей с «Мечтой» благотворительной организации «Центр нобелевского наследия» Константин Пороцкий подтвердил «Медузе», что они вместе организовывали детские праздники и «помогали деткам»; в последние три года, по его словам, сотрудничество прекратилось из-за отсутствия финансирования.

На странице Покалюка во «ВКонтакте» много совместных фотографий с чиновниками и знаменитостями, посещавшими «Мечту»: губернатором Петербурга Георгием Полтавченко, спикером местного парламента Вячеславом Макаровым, Максимом Галкиным, Игорем Корнелюком, Ксенией Собчак и другими. Собчак приезжала в гостиницу вместе со своей матерью, сенатором Людмилой Нарусовой. Нарусова подтвердила «Медузе», что «однажды была в социальной гостинице „Мечта“, где работал один из этих ублюдков». «Я приехала с дочкой подарить подарки к Новому году, мы с Ксенией привозили туда одежду, сладости», — добавила политик, отметив, что общая фотография с сотрудниками гостиницы — обычная процедура для такого рода мероприятий.

Выпускник десятого детдома (и сейчас — обвиняемый в сексуальном насилии над другими воспитанниками) Кирилл Покалюк (в центре) с губернатором Петербурга Георгием Полтавченко (слева) и спикером местного заксобрания Вячеславом Макаровым (справа), 29 июля 2014
Фото: личная страница Кирилла Покалюка во «ВКонтакте»

«Московский комсомолец» приводил рассказ о Покалюке неназванной девушки, которая познакомилась с ним на концерте певицы Ирины Круг. По ее словам, Покалюк предложил провести ее на концерт бесплатно, сказав: «Предъявим на входе, что ты тоже сирота». Знакомая обвиняемого отметила, что он любил бывать на светских мероприятиях, куда его неизменно пропускали по удостоверению. «Мы думали, что он живет со взрослым мужчиной, — рассказывала собеседница „МК“. — Кстати, на концерты он никогда не ходил один. С ним постоянно находился мужчина его возраста, совсем юная девочка и двое мальчишек».

О последнем из арестованных — тридцатилетнем выпускнике того же детдома Андрее Соловьеве — почти ничего неизвестно. По словам Лапова, поначалу он проходил по делу как потерпевший, однако в итоге «несколько человек признались, что он их насиловал».

До сих пор неизвестны имена адвокатов арестованных. По словам Михаила Прикащикова, к его брату и другим обвиняемым приехали юристы из Москвы, но ему «не дают с ними общаться, потому что я могу с катушек уехать». Бывший воспитатель детдома Валентин Михайлов утверждает, что адвокаты пока не готовы «раскрыть свои карты»: «Сначала надо, чтобы следствие сделало первый ход».

Ни один из обвиняемых, кроме Павла Прикащикова, свою вину не признал.

Что сейчас происходит в детдоме

Работа Центра содействия семейному воспитанию № 8, в который превратился бывший десятый детдом, сейчас затруднена. У желтых стен здания, построенного в форме буквы Н, то и дело появляются люди с телекамерами и машины следственных органов; работники учреждения отказываются общаться с журналистами, а при попытке позвонить в организацию по телефону говорят, что все находятся на совещаниях. По рассказам собеседников «Медузы», знакомых с ситуацией, сотрудники и воспитанники в последнее время обсуждают исключительно уголовные дела против своих бывших коллег.

Не дает публичных комментариев и Наталья Федорова, почетный работник общего образования, с 1991 года работающая директором детдома. Издание Life утверждало, что дома у Федоровой был проведен обыск; газета «Московский комсомолец» сообщала о задержании директора и цитировала «источник в следственных органах», рассказывавший, что следователей поразила роскошная обстановка ее квартиры. Несколько воспитанников детдома сообщили «Медузе», что Федорову уволили с ее поста, однако других подтверждений этой информации найти не удалось.

В похожем осадном положении находится и школа № 565, где работал Станислав Виноградов и учился Яков Яблочник. На ее входной двери даже повешено специальное объявление о том, что присутствие журналистов на территории школы «разрешается только с письменного разрешения администрации Кировского района».

Уполномоченная по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова рассказала «Медузе», что сейчас городские власти разрабатывают план, который позволит минимизировать давление на нынешних воспитанников детдома. По ее словам, «чтобы не травмировать детей», их развезут по летним лагерям и санаториям в Ленинградской области, где они смогут спокойно закончить учебный год — но в то же время будут в зоне досягаемости для следователей.

«На [подопечных детдома] вся эта ситуация, конечно, сильно отразилась, — продолжает Агапитова. — Необходимо понимать, что речь идет о детях с ментальными особенностями. У половины — инвалидность. Это коррекционные детки. На них сейчас давит все вокруг — и обыски, и допросы. Мы попросили, чтобы [на всех следственных мероприятиях] присутствовал специалист по коррекционной педагогике, дефектолог. Ведь есть и такие дети, которые путают даты и время, не понимают те вопросы, которые им задают».

Санкт-Петербургская школа № 565, которая находится рядом с детдомом и где учатся его воспитанники
Фото: Александр Гальперин / Sputnik / Scanpix / LETA

Агапитова отдельно отметила, что не готова комментировать ход следствия. «[Детские дома] это закрытая система, в ней много что может происходить, — поясняет она. — Воспитанники коррекционных учреждений не так давно начали социализироваться, учиться в обычных школах. Конечно же, закрытая система не могла не наложить свой отпечаток».   

Доктор медицинских наук, психотерапевт Лев Щеглов также говорит, что закрытость подобных сообществ — это среда, в которой часто возникает насилие сильных над слабыми. «Я часто выступаю в качестве специалиста или эксперта по подобным делам, где речь идет о закрытых сообществах. У меня в практике были казарменные дела, подростковые тусовки со своими подвальчиками, — рассказывает Щеглов. — Это не только педофилия, это злоупотребление властью, использование беспомощного положения ребенка, тем более с особенностями развития. Развивается агрессия, желание использовать слабость другого человека… Это страшная вещь».

Что говорят выпускники

Многие бывшие воспитанники детдома № 10 уверены в том, что обвинения в адрес администрации учреждения и других арестованных — ложные. Илья Гриневич, живший в детдоме в одни годы с Яблочником, убежден, что все происходящее — месть Яблочника за то, что ему не выдали еще одну квартиру вместо тех, которые он «продал». «В детдоме не могли это сделать, и Яша сказал, что он будет мстить», — утверждает Гриневич. По его словам, воспитанники детдома действительно иногда дрались между собой, но всегда быстро мирились, а никакого насилия со стороны воспитателей или администраторов не было.

«Ложью и клеветой» называет обвинения Яблочника и другой выпускник детдома Илья Качалов. «[Яблочник] любит публику, и ему деньги платят, наверное, за его слова, — считает он. — Я этих людей хорошо знаю. У нас ничего, о чем говорит Яша, не было. Если бы было, то все бы знали». Качалов считает, что показания на обвиняемых воспитанники детдома давали под давлением: «Например, я не сказал то, что [полицейские] хотели услышать, а другие сказали». (Михаил Елин в суде также заявил журналистам, что Яблочник оклеветал его и его коллег, потому что он «любит выступать на разных телепередачах»; о том, что воспитанник «обещал всем отомстить», вспоминала и одна из сотрудниц детдома в интервью «МК».)

Гриневич и Качалов организовали группу поддержки обвиняемых во «ВКонтакте»; по состоянию на 11 мая в ней состояло 177 человек (в отдельной группе, посвященной лично Станиславу Виноградову, — 51 человек).

Омбудсмен Агапитова говорит, что ей известно о девяти воспитанниках детдома, заявивших о сексуальном насилии в свой адрес. Яков Яблочник знает о восьми заявителях — причем, по его словам, два человека от своих показаний уже отказались из-за угроз в свой адрес. Сам он сейчас живет у друзей на окраине Петербурга — и приходит на интервью с корреспондентом «Медузы» в черных очках и бейсболке, опасаясь за свою безопасность. Яблочник считает, что его «могут избить и даже убить»; в подтверждение своих слов он показывает сообщения в соцсетях с угрозами: «Людей посадил! До самоубийства довел! <…> Ну надеюсь справедливость восстаржествует и за клевету посадят тебя! И ты с позором как чикотилла с позором опустишься!»; «Жаль, что у нас законы не такие как в Ираке например. Сейчас бы мы любовались трупами, висящими на кране, на центральной площади города» (орфография авторов сообщений сохранена — прим. «Медузы»).

Яблочник утверждает, что сейчас следователи постоянно следят за ним. «Оплачивают мне такси. Вот дали мне деньги, сказали, чтобы я сменил имидж, чтобы меня никто не мог узнать на улице, а то подходят, спрашивают, — рассказывает бывший воспитанник детдома № 10. — Они меня не подкупают. Они просто идут мне навстречу». 

Вечером 10 мая Яков Яблочник сообщил «Медузе», что решил уехать из Петербурга как минимум до июня.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Максим Ярыгин, Санкт-Петербург