Перейти к материалам
Руслан Соколовский (в центре) и его адвокат Алексей Бушмаков
истории

Умный — значит, в тюрьму В Екатеринбурге прошли прения по делу видеоблогера Руслана Соколовского. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Руслан Соколовский (в центре) и его адвокат Алексей Бушмаков
Руслан Соколовский (в центре) и его адвокат Алексей Бушмаков
Фото: Донат Сорокин / ТАСС / Scanpix / LETA

В пятницу, 28 апреля, в Екатеринбурге прошли прения по делу видеоблогера Руслана Сокловского. Его преследование началось после видеоролика, где он играл в игру Pokemon Go в екатеринбургском храме На Крови — и закончилось тремя уголовными статьями: Соколовского обвинили в экстремизме, в оскорблении чувств верующих, а также в незаконном обороте технических средств (ручки с видеокамерой). Прокуроры попросили дать Соколовскому три с половиной года колонии. «Медуза» рассказывает, как прошли прения.

Небольшое помещение Верх-Исетского районного суда Екатеринбурга утром заполнено до отказа: на прения сторон и последнее слово Руслана Соколовского пришли журналисты, друзья и сочувствующие. Мать Соколовского стояла отдельно и улыбалась знакомым сына. Сам Соколовский ощутимо устал от происходящего: в начале процесса он держался весьма бодро, много шутил и охотно общался с журналистами; спустя семь месяцев домашнего ареста блогер выглядел поникшим.

Соратников, поддерживающих видеоблогера, тоже стало меньше. Когда дело начали рассматривать, по судам за Соколовским регулярно ходила толпа подростков — не менее десяти человек; блогеры, молодые оппозиционеры и правозащитники увлеченно обсуждали «тоталитаризм», «диктатуру РПЦ» и лайки на ютьюбе. Сейчас на суд ходят только близкие друзья Руслана — и девушка, которая пишет диссертацию про уголовную статью об оскорблении чувств верующих.

Дело Соколовского рассматривалось в разных районных судах, побывало и в областном. Его закрывали для прессы, там запрещали фото- и видеосъемку, к Соколовскому не пускали знакомых и родственников, его сажали в СИЗО и отпускали под домашний арест; это продолжалось с августа 2016 года — и, наконец, дело дошло до прений.

Прокурор Екатерина Калинина (признанная лучшим государственным обвинителем Свердловской области 2016 года) потребовала приговорить Соколовского к трем с половиной годам реального срока. Она сказала, что «условный срок лишь породит ощущение безнаказанности», поэтому нужно настоящее лишение свободы. Калинина напомнила, что видеоблогеру вменяют девять эпизодов по статье 282 (экстремизм) и семь эпизодов по статье 148 (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий), а кроме того — хранение «шпионской» ручки с видеокамерой. Прокурор Калинина долго произносила обвинительную речь, запинаясь в тех местах, где надо было произносить названия роликов — в них встречались, например, слово «анус», а иногда и мат. Перечислив ролики, обвинитель охарактеризовала Соколовского как умного и начитанного человека и использовала это как аргумент в пользу тюремного срока: юноша все понимал и умышленно оскорблял верующих.

«Слова Соколовского не являются критикой, так как в них отсутствует какой-либо конструктивизм, — говорила Калинина в прениях. — Он не уважает ни законодательство, ни президента, ни людей Российской Федерации. Он называет Конституцию „парашей“, а президента — „бессменным диктатором“».

Адвокаты Соколовского после речи прокурора особого беспокойства не показали и продолжали настаивать на его невиновности. Защитник Алексей Бушмаков, в частности, говорил, что после попадания в СИЗО взгляды Соколовского «стали гуманнее и человечнее», ни в одном из его роликов не было призывов к применению силы против тех или иных социальных групп. Башмаков настаивал, что темы, которые поднимает Соколовский, — вечные, а конфликт, вызванный ловлей покемонов в храме, «перешел в этическую плоскость».

Что же касается ручки с видеокамерой, то защита настаивала, что факт ее приобретения не доказан, а хранение по закону ненаказуемо.

Уже после суда Алексей Бушмаков отметил, что написал (но пока не отправил) письмо в Европейский суд по правам человека — и вообще, судя по настрою прокурора и судьи, пора готовиться к апелляции в областном суде.

Сам Соколовский явно не ожидал, что наказание будет таким строгим, однако держался убедительно. В своем последнем слове («Медуза» публиковала его целиком) говорил, что он «может, и идиот, но не экстремист». Под домашним арестом ему осталось пробыть еще несколько дней — вынесение приговора назначено на 11 мая. В ожидании этой даты Соколовский (по его словам) будет продолжать работать консультантом в сфере IT и (по словам знакомых) просто смотреть сериалы.

Раньше Соколовский говорил, что намерен написать книгу. Когда ему об этом напомнили, он сказал: «В тюрьме времени будет много, вот и займусь».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама