Перейти к материалам
истории

ЕСПЧ присудил три миллиона евро родственникам жертв теракта в Беслане. Это решение всех не устроило

Источник: Meduza
Фото: Антон Подгайко / ТАСС / Scanpix / LETA

13 апреля Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить около трех миллионов евро моральной компенсации родственникам погибших и пострадавшим в теракте в Беслане в 2004 году. Страсбургский суд признал, что российские власти не расследовали должным образом все обстоятельства теракта и причины гибели заложников, а также допустили «чрезмерное применение смертоносной силы». При этом ЕСПЧ не стал высказываться по поводу того, привели ли действия правоохранительных органов к значительному увеличению количества жертв среди заложников. «Медуза» поговорила с представительницей комитета «Матерей Беслана» Анетой Гадиевой и одним из адвокатов представляющих дело в ЕСПЧ Сергеем Князькиным о том, довольны ли они решением суда.

Иски по делу «Тагаева и другие против России» были поданы в Европейский суд по правам человека в период с июня 2007 года по май 2011-го. В Страсбургский суд обратились 409 россиян — среди них были пострадавшие и родственники погибших в ходе террористической атаки на школу, а также во время ее осады и штурма.

В 2014-2015 годах прошли публичные слушания по делу. Летом 2015 года ЕСПЧ признал обоснованными два из семи исков: в частности, суд выделил нарушения права пострадавших на жизнь (2-я статья Европейской Конвенции о правах человека — «Гарантия права человека на жизнь») и эффективную правовую защиту (13-я статья Конвенции — «Эффективное право на защиту»).

Заявители хотели добиться от ЕСПЧ независимого расследования, чтобы выяснить, действительно ли государство сделало все для предотвращения захвата заложников и для минимизации потерь при их освобождении. Кроме того, они хотели установить имена тех, кто не смог обеспечить безопасность детей.

Адвокат комитета «Матери Беслана» Сергей Князькин рассказал «Медузе», что вердикт Европейского суда удовлетворил его лишь отчасти: «Мы считаем, что не все моменты и обстоятельства были отражены в этом решении, мы надеялись, что оно будет более подробным и более обстоятельным», — сказал он.

Адвокат доволен тем, что суд подробно разобрал все события, которые произошли в сентябре 2004 года, а также признал чрезмерное применение силы властями во время штурма школы, по словам Князькина, это был один из самых вопиющих моментов, о которых говорили заявители. «Чрезмерное применение смертоносной силы — это когда из танков, пулеметов, огнеметов, стреляют по школе. В решении говорится, что государство не должно применять смертоносную силу в таких количествах, а жизнь заложника должна стоять на первом месте», — уточнил адвокат.

Несоизмеримость применения смертоносной силы российскими властями ЕСПЧ признает уже не впервые. В 2011 году в Страсбурге вынесли вердикт по другому теракту — делу «Норд-Оста». Тогда суд тоже признал, что в ходе штурма захваченного террористами здания театрального центра на Дубровке российские силовики допустили нарушения и постановил выплатить 64 заявителям около 1,3 миллиона евро. Но само решение о штурме, по мнению ЕСПЧ, права заложников не нарушало.

«В случае с Бесланом Европейский суд тоже не признал, что действия российских властей привели к гибели заложников. ЕСПЧ не согласился с нашим доводом о том, что главной задачей этой антитеррористической операции было убийство террористов, а заложников спасали во вторую очередь. Судьи отметили, что операция по спасению прошла тяжело из-за большого количества заложников и хорошей подготовленности террористов», — объяснил Князькин.

По словам адвоката, суд также признал, что российское государство не обеспечило право своих граждан на защиту жизни и не предотвратило теракт в Беслане. «Мы считаем, что суд мог указать имена чиновников, которые не предприняли шагов по предотвращению теракта. По нашей информации центральные аппараты МВД и ФСБ знали о том, что ожидается теракт, но местные власти ничего не сделали для его предотвращения. Об этом ЕСПЧ мог сказать более подробно в самом решении», — сказал адвокат.

Князькин отметил, что Страсбургский суд не дал оценку действиям чиновников, касающихся тушения пожара, из-за которого, по мнению правозащитника, погибло большинство детей. «Не была дана более тщательная оценка и бездействию штаба, он не функционировал практически двое суток — только на исходе второго дня центральный аппарат ФСБ назначил начальника антитеррористического штаба», — напомнил адвокат.

На объявлении решения ЕСПЧ по делу «Тагаева и другие против России»
Фото: Council of Europe Credits

Кроме того, ЕСПЧ не признал нарушение статьи 13 — «Эффективное право на защиту». «Оно было однозначно нарушено: в течение шести часов территория теракта была зачищена местными властями, там не были проведены баллистические и трасологические экспертизы, это не позволило провести эффективное расследование. Это говорит о том, что, возможно, кто-то просто не хотел более подробного расследования», — заявил Князькин и уточнил, что по этому пункту с защитниками согласился один из семи судей — из Португалии, в заключении ЕСПЧ он написал свое особое мнение.

Сергей Князькин назвал компенсации «несоразмерными с тем страшным ущербом, который понесли „Матери Беслана“». «Речь идет о суммах от пяти до двадцати тысяч евро — в политических процессах, связанных с митингами, компенсации гораздо больше», — отметил адвокат.

Представитель комитета «Матери Беслана» Анета Гадиева сказала «Медузе», что небольшой размер компенсаций — это показатель того, что люди подавали свои иски исключительно для того, чтобы государство признало свою вину в гибели такого большого количества детей. «У нас не получилось добиться этого в российском суде», — сказала она.

«Главное для нас, что ЕСПЧ признал вину государства в том, что теракт был допущен и что государство не расследовало должным образом все обстоятельства и причины теракта», — заявила Гадиева и предположила, что Страсбургский суд не стал брать на себя ответственности и оценивать действия правоохранительных органов суверенных государств. «Это такой европейский подход», — сказала она.

В «Матерях Беслана» заявили, что в ближайшее время они планируют обратиться в Верховный суд РФ для пересмотра дела о захвате школы, основанием для которого станет решение ЕСПЧ.

«Будем опять надеяться на российское правосудие, на нашу судебную систему. Теперь мы будем выглядеть еще более убедительно — у нас теперь есть решение ЕСПЧ о том, что государство допустило теракт, и за эти годы мы собрали дополнительные материалы, которые оказывают, что операция по освобождению заложников была выполнена непрофессионально», — сказала Гадиева.

По ее словам, «момент неудовлетворенности» решением ЕСПЧ связан с тем, что суд пошел на компромисс, и его вердикт устраивает власти. Российские чиновники с такой оценкой не согласились: сразу же после оглашения решения европейского суда в Минюсте заявили, что намерены его обжаловать, поскольку обвинения в применении неизбирательного вооружения — беспочвенны. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что Россия неоднократно подвергалась нападениям террористов, поэтому выводы ЕСПЧ о недостаточных действиях Москвы неприемлемы.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Саша Сулим

Реклама