истории

Дело Дианы Шурыгиной: от вечеринки в Ульяновске до пяти выпусков «Пусть говорят». Репортаж «Медузы»

Meduza
15:05, 21 марта 2017

Кадр: Диана Шурыгина / YouTube

В марте 2017 года история изнасилования несовершеннолетней жительницы Ульяновска Дианы Шурыгиной стала одной из самой обсуждаемых в России. Весной 2016-го Шурыгина обвинила в изнасиловании 21-летнего Сергея Семенова, которого впоследствии приговорили к восьми годам заключения (в апелляции срок был снижен до трех лет). Несмотря на обвинительный приговор, в искренность девушки поверили не все — в социальных сетях появились многотысячные группы поддержки Семенова. В январе телешоу «Пусть говорят» посвятило Шурыгиной выпуск, а позже — еще четыре, сделав девушку одной из самых обсуждаемых людей в стране. «Медуза» съездила в Ульяновск и Новочеремшанск и подробно рассказывает о Диане Шурыгиной и Сергее Семенове.

Первый выпуск телешоу «Пусть говорят», посвященный 17-летней Диане Шурыгиной из Ульяновска, вышел в эфир 31 января 2017 года; девушка рассказала, что в марте 2016 года ее изнасиловал 21-летний Сергей Семенов, с которым они вместе оказались на студенческой вечеринке. В декабре того же года Семенова признали виновным и дали восемь лет и три месяца лишения свободы, впоследствии сократив срок до трех лет и трех месяцев.

Только на официальном канале «Пусть говорят» в ютьюбе первый выпуск передачи с Шурыгиной посмотрели 15 миллионов раз; за первым эфиром последовали еще четыре — 20 и 21 февраля, а также 6 и 7 марта. Саму историю участники шоу обсуждали в первых двух-трех выпусках, а после этого переключились на феноменальную популярность Шурыгиной в интернете — она стала героем мемов, шуток, фан-артов, фанфиков, в два раза обогнала президента Владимира Путина по числу запросов в поисковике «Яндекса» и фактически стала самой обсуждаемой фигурой в русскоязычном сегменте интернета.

Рассказу Дианы Шурыгиной многие не поверили — сторонники Сергея Семенова убеждены, что девушка оговорила молодого человека; во «ВКонтакте» в его поддержку создано несколько сообществ, самое крупное из которых насчитывает 120 тысяч участников. В группе поддержки Шурыгиной состоят 86 тысяч пользователей.

Кто такие Шурыгины

До эфиров «Пусть говорят» Шурыгины — Диана, ее младшая сестра Карина и их родители, Наталья и Алексей, — жили в комнате общежития в Ленинском районе Ульяновска. Туда со съемной квартиры они переехали четыре года назад. Район граничит с индустриальной зоной и застроен хрущевками, в темное время суток здесь почти нет людей, а фонари работают в основном перед продуктовыми магазинчиками; такой есть и в бывшем доме Шурыгиных.

«Ты почему не боишься здесь один ходить?» — первым делом спросили у журналиста «Медузы» мужчины, стоящие возле торговой точки; затем они стали настойчиво просить денег на алкоголь. Внутри пятиэтажного общежития темно и грязно. На этаже, где жили Шурыгины, — серая металлическая дверь, за ней — узкий коридор на два десятка комнат, заставленный бытовым хламом; в конце коридора, возле туалета — общего на весь этаж, — курилка. На другом конце коридора — дверь Шурыгиных. «Мы с любовью отремонтировали эту комнату, обставили ее мебелью. Это был наш семейный мир», — говорит об их доме мать Дианы Наталья Шурыгина.

В разговоре с «Медузой» соседи по коридору назвали Шурыгиных самой обычной семьей.

«Нормальные они. Мы с ними никогда не ругались», — рассказал один из соседей Шурыгиных.

«Девочка их — вся из себя артистка, умеет себя подать», — заявила ее соседка.

«Дианка материлась, курила, со мной никогда не здоровалась. О родителях ничего плохого не скажу, люди как люди», — добавила вторая.

Диана Шурыгина в эфире Первого канала, 31 января 2017 года
Кадр: «Пусть говорят». Выпуск 31 января 2017 года

В 2016 году Диана училась в Ульяновском профессионально-педагогическом колледже, 33-летняя Наталья Шурыгина работала продавцом в супермаркете с канцелярскими товарами, Алексей, он старше жены на четыре года, дальнобойщиком. С «Медузой» Шурыгины встречаться отказались. Наталья в переписке с корреспондентом «Медузы» сначала объяснила свой отказ так (пунктуация авторская):

«Я Конечно вам не верю.Но Вы работаете.Работайте хорошо. Если будете врать отпишусь от вас :)Пока. Удачи».

Некоторое время спустя она заявила, что «не против встречи», а потом потребовала решить вопрос через женщину по имени Ольга. В телефонном разговоре та представилась человеком, «который ведет дела Шурыгиных», попросила примеры материалов корреспондента «Медузы», а через день отказала, сославшись на то, что их подопечных временно нет в Москве.

Алексей Шурыгин в телефонном разговоре заявил, что семья не доверяет СМИ после опыта общения с «Комсомольской правдой» (газета публиковала как статьи в поддержку Шурыгиных, так и материалы, в которых говорилось, что семья хочет монетизировать скандал). Шурыгин также говорит, что однажды их позвали в эфир радиостанции, где готовили «подставу» — неудобные вопросы и спикера-оппонента.

Тем не менее на некоторые вопросы Наталья Шурыгина ответила в переписке. Так, свою дочь Диану она назвала «обычным трудным подростком, очень вредным» и заявила, что ей приходилось терпеть нападки знакомых. «Ее не любят девчонки. Парней уводила. Сами парни уходили от них. Сплетни о ней ходили всегда», — написала про свою дочь Наталья Шурыгина.

Кто такие Семеновы

В отличие от Дианы Шурыгиной, Сергей Семенов пользовался популярностью у сверстников. «Он очень общительный мальчик. В нашем поселке его практически все знали, в университете у него много друзей и в школе было», — рассказала «Медузе» мать Сергея Ольга Семенова.

Сергей, как и его старшая сестра Екатерина, родились в поселке Новочеремшанск с населением в три тысячи человек — в трех часах езды от Ульяновска. Сейчас здесь живут их родители (у отца — инвалидность третьей группы из-за неврологических заболеваний), сам Сергей после поступления в Ульяновскую государственную сельхозакадемию переехал в общежитие в областном центре.

«В школе он учился посредственно, но компенсировал это участием во всех школьных мероприятиях — активист, спортсмен. Поступил на агрономический факультет, говорил, что не видит свою жизнь в городе и хочет жить в деревне. Из последних планов у него было — отремонтировать наш дом, он старенький, от бабушки с дедушкой достался», — говорит Ольга Семенова.

Что произошло в коттедже

Все материалы дела закрыты — речь в них идет о несовершеннолетней, поэтому судить о том, что произошло, можно только со слов свидетелей и родственников.

По словам друзей Семенова, к дню рождения в арендованном коттедже молодые люди готовились несколько дней, покупали продукты и алкоголь. Среди приглашенных оказалась соседка Шурыгиных по общежитию, 17-летняя Дарья, она и привела Диану на праздник. Друзья Семенова заявили, что, со слов Дарьи, Диана сама напросилась на вечеринку, объявив, что намерена «бухать и трахаться».

В середине вечеринки выпившие Сергей и Диана, которые до этого никогда не встречались, оказались наедине в одной из комнат, у них был секс. Как утверждает молодой человек — по обоюдному согласию. «Диана помогала раздеваться, сама раздевалась, во время полового акта вела себя раскрепощенно. Она не спала, как говорила в показаниях. Любая женщина, которую действительно насилуют, какое бы состояние у нее ни было, она встанет и убежит оттуда», — сказал Семенов в интервью (оно снималось в колонии) телешоу «Пусть говорят».

Диана Шурыгина много раз заявляла, что секс был без ее согласия. В приговоре (небольшие фрагменты документа Шурыгины выкладывали во «ВКонтакте») Ленинского районного суда Ульяновска от 5 декабря 2016 года говорится: «Семенов, применяя насилие к потерпевшей, закрыл дверь в комнату на крючок, толкнул Шурыгину, нанес ей удар рукой в голову, держа ее руки своими руками, а также, удерживая Шурыгину руками за тело, насильно целуя ее в шею, неоднократно совершил с ней насильственное половое сношение». 

Затем Сергей ушел обратно к друзьям, а Диана осталась лежать на кровати; ее тошнило. Через некоторое время в комнату зашел 23-летний Александр Рухлин и лег рядом с Шурыгиной и хотел заняться с ней сексом. Во время первого допроса, Рухлин (со слов представителей семьи Шурыгиных) рассказал, что начал заниматься с Шурыгиной сексом, но остановился, когда очнувшаяся девушка оттолкнула его. Во время суда он заявил, что секса не было, так как девушка прогнала его.

Тем же вечером Рухлин связался по телефону с Натальей Шурыгиной и сообщил ей адрес коттеджа. Ближе к полуночи за Шурыгиной приехали родители. Забрав дочь, они поехали в отделение полиции, оттуда вызвали скорую помощь, а из больницы поехали на допрос в Следственный комитет, затем — проводить медицинское освидетельствование и экспертизы.

Что происходило после вечеринки

Утром 1 апреля 2016 года сотрудники СК приехали в коттедж, откуда забрали всех молодых людей для проведения очной ставки. Шурыгина указала на Семенова и Рухлина (последний впоследствии стал свидетелем по делу — следователи пришли к выводу, что в его действиях не было состава преступления; сейчас Рухлин проходит службу в армии на Дальнем Востоке).

В тот же день состоялась очная ставка, на ней присутствовали Диана Шурыгина с отцом и Сергей Семенов. Его мать Ольга Семенова находилась в Новочеремшанске, о задержании сына она узнала по телефону от назначенного ему государством адвоката.

Алексей Шурыгин пишет про очную ставку: «Мне дали возможность задать пару вопросов Семенову, я спросил, откуда синяки у Дианы, он сказал, цитирую: «Простите меня». На мой второй вопрос: «Ты ее насиловал?» — он встал на колени и сказал, опять цитата: «Я все для Дианы сделаю, только не сажайте, не ломайте мне жизнь»».

Ольга Семенова, со слов сына, говорит, что про избиение на очной ставке никто не спрашивал, «потому что его и не было». «Диана на вопрос, били ли тебя парни, ответила: «Не помню». А следователи не задали вопрос, откуда у нее все эти повреждения, — потому что их не было», — сказала Семенова.

2 апреля суд поместил Сергея Семенова под домашний арест. В Ульяновск за ним приехала мать, и они сразу же поехали домой.

6 апреля Семенова приехала из Новочеремшанска в Ульяновск, чтобы встретиться с Шурыгиными.

«Я приехала к ним в общежитие, разговаривала с папой. Он говорил, что зла не держит, но свою дочь будет защищать. И что, если будут сомнения [в правдивости дочери], приложит все усилия, чтобы Сергея не осудили», — рассказала Семенова. Она добавила: «Шурыгин сказал, что, да, она [Диана] пьяная была [ночью после вечеринки], он ее наотмашь ударил [по лицу]».

О том, что именно Алексей Шурыгин ударил дочь, «Медузе» также заявила подруга Сергея Семенова — Анастасия Кулакевич. По ее словам, это произошло, когда Шурыгины-старшие вывели Диану из коттеджа и стали усаживать ее в автомобиль. В материалы дела эти показания Кулакевич не вошли: она отказалась от своих слов, так как следователи (по словам самой Кулакевич), в какой-то момент пригрозили ей ответственностью за дачу ложных показаний и проблемами у матери. «Я же ребенок — испугалась», — сказала Кулакевич. Шурыгины в свою очередь говорят, что Алексей не бил дочь, а рану на губе поставил Семенов во время изнасилования; так же говорится в приговоре: «Потерпевшая в процессе применения к ней Семеновым насилия ударялась головой о стену».

7 апреля Ольга Семенова встретилась с Алексеем Шурыгиным во второй раз. На встрече присутствовала Наталья Шурыгина. «Мама [Дианы Шурыгиной] начала общаться на повышенных тонах, мол, что вы тут пришли, он насиловал, вас там не было, мы там были, там туалет и ванные были все залиты кровью», — рассказала Семенова.

Семенова предлагала забрать заявление. «Я сказала: «Давайте сходим в независимую юридическую контору, проконсультируемся, что будет [если забрать заявление об изнасиловании]». Через день мы договорились встретиться, я начала звонить в десять часов, трубку они не брали или просто сбрасывали. Потом я все-таки дозвонилась до Алексея, он сказал: «Никуда мы с вами не пойдем, больше нам не звоните». Сказал такие слова: «Ничего плохого с вашим сыном не случится. Его ж там не убьют, в конце-то концов, в тюрьме»».

Расследование «изнасилования», часть I, обзор коттеджа
Сергей и Катя Семеновы

Семенова уехала домой, а через несколько дней Алексей Шурыгин связался с ней сам и предложил встретиться: «Мы сидели в пиццерии, он сказал, что проконсультировался у нескольких юристов и за заведомо ложный донос штраф около 800 тысяч. Спросил, есть ли такие деньги. Я ответила, что могу рассчитывать на кредит в банке и на то, что насобираю у родственников, — это 200–300 тысяч. Через день он позвонил и сказал, что знает, как помочь моему сыну. Мы договорились встретиться в торговом центре в Ульяновске. Он пришел и сказал — чтобы помочь сыну, мне нужен миллион рублей. Триста тысяч — Диане, сто тысяч — следователю, еще какую-то сумму за справку, чтобы ее признали невменяемой, а остальная сумма, чтобы прожить семье». Семенова решила, что на этом прекратит общение.

Алексей Шурыгин описал те же события по-другому: «Через несколько дней [после первой встречи 6 апреля] мы снова встретились (по ее инициативе). Она предложила денег, чтобы Диана изменила свои показания, сказала, что много [денег] нет, берет кредит, тысяч двести только сможет. Я ей сразу сказал, что Диана показаний менять не будет. И мы расстались, но начались бесконечные звонки на протяжении нескольких дней. И мы поняли — она не отстанет. <…> Я решил, что, если я сделаю вид, что согласен на эту взятку, но назову сумму большую, чем она может найти, она от нас отстанет. <…> Я для верности называл миллион. И это сработало — звонки прекратились, и мы вздохнули спокойно».

Семенова на это сказала «Медузе», что у нее есть результаты очной ставки 11 сентября, где Алексей Шурыгин якобы подтверждает свои слова про миллион рублей (сами результаты — часть дела и их разглашение запрещено). Семенова добавила, что Шурыгины якобы постоянно меняли свои показания с апреля по декабрь 2016 года: «После каждой приходящей [во время следствия] экспертизы они что-то добавляли или изменяли. Например, сначала Диана не помнила, как ее били, а потом — рассказала в подробностях».

Что произошло после приговора

5 декабря 2016 года Ленинский районный суд Ульяновска признал Сергея Семенова виновным в изнасиловании (статья 131 УК РФ) и насильственных действиях сексуального характера (статья 132 УК РФ) и назначил ему восемь лет и три месяца колонии строгого режима.

Друзей Семенова — Анну Тараненко и Евгения Чиндяева — такой приговор шокировал. «Просто какой-то ужас, — говорит «Медузе» Чиндяев. — Сергей за день до суда был позитивный, говорил, что процесс нормально идет». После приговора они «начали создавать резонанс» — составили петицию (сейчас под ней почти 450 тысяч подписей), стали ее распространять. Один из пользователей «ВКонтакте», увидевший петицию (молодые люди говорят, что незнакомы с ним), решил создать сообщество в поддержку Семенова, сейчас в нем 120 тысяч участников. На историю обратило внимание издание «Лайф», а после него — продюсеры шоу «Пусть говорят». 25 января 2017 года — уже после того, как дело Шурыгиной привлекло внимание СМИ — Ульяновский областной суд сократил Семенову срок до трех лет и трех месяцев. По информации его друзей, столь сильно приговор был смягчен, потому что суд установил: Семенов не знал, что Шурыгина несовершеннолетняя. У ведущего программы «Пусть говорят» Андрея Малахова другое мнение: «Программа помогла «скостить» ему «пятерку».

У друзей и родственников Семенова несколько аргументов. Они подчеркивают, что Шурыгина ведет неправильный, по их мнению, образ жизни. «Дочь ведет разгульный образ жизни, не посещает учебные занятия. Семья живет в общежитии, имеет малый достаток. Мать родила Диану в 15 лет. Отца почему-то не посадили?!» — говорится в петиции.

Еще сторонники Семенова указывают на поведение Шурыгиной, которое, по их мнению, «не слишком характерно для «жертвы изнасилования»». Ольга Семенова в разговоре с «Медузой» удивлялась: «Разве может жертва изнасилования на следующий день описывать своего насильника «нос аккуратненький, лицо миловидное»?!» Друзья Семенова замечают: «Мать Шурыгиной говорит, что Диана так тяжело все переживает, ночами не спит, а у той — веселые фотографии и видео в соцсетях».

Сторонники Семенова обращают внимание на его положительные характеристики — этому посвящена большая часть контента сообщества во «ВКонтакте»; в петиции подчеркивается, что Семенов «жил в полной семье», знакомые отзываются о нем «как о добром, отзывчивом парне, не способном на такое преступление», а «состояние здоровья Сережи не допускает долгого пребывания в заключении, он переболел менингитом, у него гайморит».

Сторонники Шурыгиной (в ее основных группах поддержки 85 и 40 тысяч участников) тоже пишут про Семенова: например, обращают внимание на его старые аккаунты в соцсетях — аккаунты «мерзкой личности и бабника, обошедшего пол-общаги». «Вы думаете, у него сексуальных контактов не хватало?» — сказала «Медузе» мать Семенова.

Наконец, сторонники Семенова обращают внимание на детали истории, трактуя их в свою пользу. В разговоре с «Медузой» мать и друзья молодого человека задавались вопросами: «Если это было изнасилование, почему Шурыгина сняла носки?» «Почему на упаковке презерватива есть отпечатки ее пальцев?» (В следственном отделе Ленинского района Ульяновска заявляли, что на самом деле это не отпечатки, а следы пота Шурыгиной.) А также: «Почему никто не слышал ее криков о помощи?»

Чтобы точнее представить картину происходящего, молодые люди решили провести импровизированный следственный эксперимент. В этом им помог профайлер (помогающий правоохранительным органам психолог или независимый эксперт; «Медуза» рассказывала о людях этой профессии) Илья Анищенко, который, по его словам, специально приехал в Ульяновскую область из Екатеринбурга, после того как увидел выпуски «Пусть говорят» с Шурыгиной (с друзьями Семенова он сотрудничает бесплатно и из профессионального интереса). На видеофрагменте, который Анищенко показал корреспонденту «Медузы», одна из участниц «следственного эксперимента» находится в спальне, где между Семеновым и Шурыгиной произошел половой контакт, и громко имитирует крики о помощи. «Маша, не останавливайся!» — командует оператор, отходя в другой конец дома; в комнате раздается смех.

Друзья и сторонники Сергея Семенова (слева направо): Евгений Чиндяев, Анастасия Кулакевич, Илья Анищенко, Анна Тараненко
Фото: Илья Анищенко

Результаты собственного расследования Анищенко публикует в группе поддержки Семенова. Анищенко, Тараненко и Чиндяев считают, что Диана Шурыгина соврала родителям об изнасиловании, чтобы избежать наказания.

«Я общалась во «ВКонтакте» с друзьями Дианы, — рассказала Тараненко. — Они говорили, что ее мама постоянно вытаскивает ее из всяких приключений — и жалуется на дочь, потому что ей уже это надоело».

Тараненко и Чиндяев надеются, что совместная с Анищенко работа поможет добиться оправдания Семенова, в противном случае они все равно обещают «идти до конца».

Что происходит с Шурыгиными сейчас

Шурыгины не планируют возвращаться в Ульяновск. После первого эфира «Пусть говорят» на Наталью напали возле дома, у их автомобиля пробили колеса. «Весь Ульяновск против нас :)» — писала Наталья Шурыгина журналисту «Медузы». Она признала, что у семьи есть финансовые трудности:

«Наша поддержка знает, как мы живём. Если б все хорошо было б, мы квартиру б сняли. А так люди добрые помогают:(». Она также отмечала, что Диане поступают коммерческие предложения об участии в рекламе, но девушке «сейчас не до этого, она находится в тяжелейшем психоэмоциональном состоянии, ей нужно прийти в себя» (при этом в конце февраля она по крайней мере один раз выходила на люди — на вечеринку видеоблогеров).

20 марта Наталья Шурыгина сама связалась с корреспондентом «Медузы» и пообещала передать показания Александра Рухлина, который зашел в комнату к Диане после Семенова. «По ним сразу все ясно, что и к чему в этом деле. Нам угрожают. Боюсь за дочек нереально», — написала она. На вопрос, кто угрожает, ответила: «Много кто. Уже границу перешли. Нас по-любому скоро вычислят. Не факт что кто из семьи жить оставят».

На предложение встретиться Наталья Шурыгина не отреагировала. На телефонный звонок ответил ее муж Алексей:

«Мы уже и так все рассказали. Мы выиграли два суда — людям по херу на правду! Вам нужны рейтинги, вам нужны шоу! Нам нужны не СМИ, а государственная защита, нас вычисляют уже здесь, в Москве. Дети в школу у меня ходить не могут. Угроз моей младшей дочери просто уже тьма. Мы ходили напрямую в прокуратуру, им вообще срать. В Следственный комитет, в полицию… На нас всем вообще… по фигу! В моей стране на меня насрать и на всю семью… Мы не будем об этом говорить. До свидания».

После этого разговора Наталья Шурыгина забанила страницу корреспондента «Медузы» во «ВКонтакте».

Евгений Берг, Ульяновск — Новочеремшанск — Москва