истории

Путин пообещал разобраться в деле Оксаны Севастиди, осужденной за SMS. Ее освободят?

Meduza
Фото: из личного архива Оксаны Севастиди

23 декабря на ежегодной пресс-конференции президент России Владимир Путин назвал «достаточно жестким» приговор Оксане Севастиди. Ее осудили в 2016-м на семь лет — за то, что она с помощью SMS сообщила в 2008-м своему грузинскому знакомому о российской военной технике, движущейся в Сочи в сторону Абхазии. Адвокат Севастиди Иван Павлов сказал, что президент заметил «очевидную неадекватность» приговора его подзащитной. «Медуза» напоминает, за что осуждена Оксана Севастиди, и пытается предположить, что с ней будет дальше.

Президент Владимир Путин назвал «жестким» приговор Оксане Севастиди, осужденной на семь лет за SMS о военной технике в Сочи, которое она отправила еще в 2008 году. «Что касается судебного решения, мне сложно его комментировать, потому что [суд это] независимая ветвь власти. Но, на мой взгляд, действительно это достаточно жесткий подход. Я не знаю деталей, если она что-то написала в сообщениях, то написала то, что видела. Это все видели! Не составляет тайны. Постараюсь разобраться, посмотреть на суть претензий», — заявил Путин 23 декабря на ежегодной пресс-конференции.

По словам адвоката Севастиди Ивана Павлова, «президент заметил очевидную неадекватность приговора». «Об этой неадекватности многие говорили с тех пор, как мы обнародовали эту информацию. Семь лет за SMS — это круто. Это что же за государственная тайна у ядерной державы, если она в эсэмэске может уместиться?» — сказал Павлов в разговоре с «Медузой».

На вопрос о том, как повлияет замечание президента на судьбу Севастиди, он ответил: «Зачем гадать на нефтяной жиже? Были случаи с положительной реакцией, бывало, что никакой реакции не следовало». Ранее Павлов, специализирующийся на защите людей, обвиненных в госизмене, говорил «Медузе», что намерен добиваться освобождения Севастиди.

Россиянка Оксана Севастиди получила срок в марте 2016 года. Об этом стало известно лишь 1 декабря, после публикации материала специального корреспондента «Медузы» Даниила Туровского, в котором адвокат Павлов рассказал о Севастиди. В апреле 2008-го женщина отправила из Сочи несколько SMS своему знакомому, который, по некоторым сведениям, оказался сотрудником госбезопасности Грузии. В сообщениях Севастиди рассказала о движении российской военной техники в сторону Абхазии. По ее словам, технику видели многие люди, отдыхавшие в тот время в Сочи. Дело Севастили рассматривал краснодарский судья Владимир Кобзев.

Приговор Севастиди за SMS-переписку — не единственный в Краснодарском крае. В ноябре 2014 года Краснодарский краевой суд приговорил жительницу Сочи Екатерину Харебава к шести годам заключения за шпионаж. Харебава также отправила SMS своему приятелю, увидев в 2008 году незадолго до войны в Грузии, как российская военная техника движется в сторону Абхазии. По версии обвинения, тем самым она раскрыла государственную тайну. Дело также рассматривал судья Владимир Кобзев.

Путин не в первый раз на пресс-конференциях обещает обратить внимание на судьбу конкретных заключенных. «Медиазона» изучила вопросы, связанные с несправедливым осуждением, заданные президенту с 2011 года (до этого их не задавали). Большая часть упомянутых журналистами людей так и осталась в СИЗО или колониях. Исключение составил Михаил Ходорковский, помилованный 20 декабря 2013 года, на следующий день после пресс-конференции (правда, вопрос про судьбу бизнесмена Путина задали сразу после пресс-конференции, в неформальной обстановке).

В том же году от наказания были освобождены — правда, по амнистии — упомянутые в ходе пресс-конференции Путина участницы «Pussy Riot» Мария Алехина и Надежда Толоконникова, а также 29 активистов «Гринпис» и фотограф Денис Синяков, задержанные во время акции у платформы «Приразломная» в сентябре 2013-го, и четыре фигуранта «болотного дела». «Мы не для них это делаем. Это решение, связанное с гуманизацией нашей уголовной политики», — отмечал президент во время пресс-конференции.

В жизни остальных фигурантов «болотного дела», осужденных по делу «крымских террористов» режиссера Олега Сенцова, Александра Кольченко и Геннадия Афанасьева, корреспондента РБК Александра Соколова и украинцев Станислава Клыха и Николая Карпюка (якобы воевавших на стороне чеченских сепаратистов) после упоминания их фамилий на пресс-конференции Путина ничего не изменилось.