Перейти к материалам
истории

Человек Гайдара, споривший с Путиным Путь Алексея Улюкаева — от помощника первого российского премьера до обвиняемого

Meduza
Фото: Сергей Карпухин / Reuters / Scanpix / LETA

14 ноября сотрудники Следственного комитета задержали министра экономического развития Алексея Улюкаева — его обвиняют в получении взятки в особо крупном размере. Это арест самого высокопоставленного чиновника в современной истории России, интересный еще и тем, что Улюкаев — в прошлом ближайший соратник Егора Гайдара и один из последних членов первой команды российских реформаторов, остававшихся в правительстве. «Медуза» поговорила со знакомыми Улюкаева, его коллегами и подчиненными в Минэкономразвития — и рассказала, чем Улюкаев занимался на госслужбе и что с ним случилось сейчас.

29 июля 2016 года Владимир Путин приехал в Великий Новгород, чтобы поучаствовать в открытии инновационного цеха по производству аммиака на заводе минеральных удобрений «Акрон». Приветствуя президента, глава координационного совета «Акрона» Вячеслав Кантор начал свое выступление с цитаты из Маркса. «Экономический расчет при выборе стратегии — дело важнейшее!» — заявил Кантор и добавил, что старался выбрать цитаты так, чтобы они были интересны лично Путину.

«Почему мне? — спросил Путин и улыбнулся. — Улюкаеву лучше, он экономист».

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев прибыл в Новгород вместе с президентом, чтобы принять участие в совещании о развитии производства и потребления редкоземельных металлов. Разговаривая во время своего визита с журналистами, Улюкаев, в частности, сообщил, что считает госкомпанию «Роснефть» «ненадлежащим покупателем» для активов другой госкомпании — «Башнефти». «Есть разные возможности, разные способы определения своей позиции», — добавил Улюкаев, объясняя, как именно его министерство намерено обозначить свою точку зрения в этом вопросе.

В прошедшем на «Акроне» совещании с Путиным, кроме Улюкаева, также участвовал глава «Росатома» Сергей Кириенко. Четыре месяца спустя Кириенко работает первым заместителем главы администрации президента и, как принято считать, курирует всю российскую внутреннюю политику, — а Алексей Улюкаев задержан по делу о взятке. 14 ноября за министром, который в начале октября сообщил, что «Роснефть» стала приоритетным покупателем компании, пришли сотрудники Следственного комитета. Через несколько часов Улюкаеву предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере. По версии следствия, чиновник вымогал эти деньги у «Роснефти» в обмен на положительную оценку сделки с «Башнефтью».

Под арест Улюкаев попал ровно 25 лет спустя после первого заседания нового правительства Егора Гайдара, в котором 35-летний выпускник экономфака МГУ работал советником премьера.

Человек из «Змеинки»

С Егором Гайдаром Улюкаев познакомился еще в 1970-х — будущий премьер учился на том же факультете, что и Улюкаев, на год старше, — но близко общаться они начали в середине 80-х, когда Улюкаев уже работал доцентом на кафедре политэкономии МИСИ. Вместе с Гайдаром, Анатолием Чубайсом и другими будущими членами российского правительства Улюкаев принимал участие в семинарах «Змеиная горка», на которых молодые экономисты и социологи обсуждали недостатки советской плановой экономики и возможности ее реформирования. По некоторым сведениям, Гайдар считал Улюкаева одним из лучших теоретиков в кружке. Вскоре они начали работать вместе в журнале «Коммунист» — Улюкаев стал заместителем Гайдара, который был редактором отдела экономической политики.

Егор Гайдар и Алексей Улюкаев на пресс-конференции «Союза правых сил», 7 декабря 1999 года
Егор Гайдар и Алексей Улюкаев на пресс-конференции «Союза правых сил», 7 декабря 1999 года
Фото: PhotoXPress

Позже Улюкаев также работал политическим обозревателем популярной в перестроечную эпоху газеты «Московские новости» — возможно, во многом из-за этого, когда Борис Ельцин привел команду Гайдара в правительство России, Улюкаев, формально являвшийся в нем экономическим советником, занимался пиаром реформаторов. Во всяком случае, так об этом позже вспоминала другая соратница Гайдара Ирина Евсеева, которая также говорила, что, поработав в правительстве, Улюкаев «изменился, стал каким-то уставшим от жизни, а был очень добродушным, веселым».

Источник «Медузы», входивший в круг Гайдара в 90-х, рассказывает, что Улюкаев тогда был одним из самых близких соратников реформатора. «Он умный, сильный человек, очень компетентный, с чувством юмора, талантливый. Разносторонний и яркий, ориентированный на дело и при этом способный защитить свою позицию, — вспоминает источник. — Гайдар его очень-очень ценил — за общую компетентность, ответственность. В правительстве Улюкаев был его ближайшим советником, можно сказать, альтер эго Гайдара, вынесенной вовне частью его мозга, и с этой функцией справлялся блестяще».

Похожим образом говорит об Улюкаеве и Сергей Жаворонков, работавший с будущим министром в созданном Гайдаром Институте экономических проблем переходного периода, где Улюкаев был заместителем директора. «Он был человеком довольно открытым, четко и однозначно сформулировал вопросы, был нацелен на их решение, но при этом был не особо компромиссным, — рассказывает старший научный сотрудник института, который теперь носит имя самого Гайдара. — [Улюкаев] интеллектуал, автор нескольких очень неплохих книжек по истории экономических реформ и распада Советского Союза».

Принимал участие будущий министр и в политической деятельности Гайдара: он был членом политсовета партии «Демократический выбор России», в середине 90-х служил депутатом Мосгордумы первого созыва, а в 1999-м, будучи уже членом новой либеральной партии «Союз правых сил», баллотировался в Госдуму как одномандатник по одному из московских избирательных округов — но проиграл.

Накануне тех парламентских выборов, в декабре 1999-го, когда Владимир Путин уже был премьер-министром и официальным преемником Бориса Ельцина, Улюкаев даже выпустил программную брошюру «Правый поворот. Программа правильной жизни, здоровой экономики и честной политики», в которой поддержал курс СПС на поддержку президента (авторство текста приписывается националисту Егору Холмогорову). «В демократической республике (каковой по нынеш­ней конституции является Россия) правые поддерживали и будут поддерживать твердую президентскую власть, — сообщалось в тексте. — Ослаблять и подтачивать сегодня сильную президентскую власть в России было бы величайшей политической безответственностью».

Личные увлечения Улюкаева также выдавали в нем члена команды Гайдара, состоявшей главным образом из представителей советской научно-технической интеллигенции: в прессе часто упоминали, что он увлекается пешим туризмом и греблей. Также Алексей Улюкаев пишет стихи: в 2002-м выходил его поэтический сборник «Огонь и отсвет», еще две книги вышли в начале 2010-х. Последнюю подборку сочинений министра опубликовал в прошлом году журнал «Знамя»: «Застенки, стеньки, разные емельки — / Кто на печи, кто в заячьем тулупе: / Страна большая, только глянешь мельком — / И в ступор».

Системный финансист

Вернулся на госслужбу Улюкаев в мае 2000 года — в первый состав правительства после инаугурации Владимира Путина в качестве президента его привлек старый знакомый Анатолий Чубайс. Улюкаев стал первым заместителем министра финансов Алексея Кудрина — и отвечал среди прочего за финансирование силовых структур и кредитно-денежную политику. Бывший глава Центробанка Виктор Геращенко тогда даже критиковал Улюкаева за то, что тот слишком много высказывается по поводу вещей, находящихся в компетенции ЦБ.

Вице-премьер и министр финансов РФ Алексей Кудрин и его заместитель Алексей Улюкаев на учредительном съезде СПС, 26 мая 2001 года
Вице-премьер и министр финансов РФ Алексей Кудрин и его заместитель Алексей Улюкаев на учредительном съезде СПС, 26 мая 2001 года
Фото: Олег Булдаков / ТАСС

В итоге именно в Центробанке Улюкаев проработал следующие девять лет в качестве первого зампреда — а в 2013-м вернулся в правительство, теперь уже на пост главы Министерства экономического развития.

Источники «Медузы» характеризуют Улюкаева-чиновника главным образом как профессионала, работавшего в такт с системой. «Как зампред Центробанка это был осторожный, консервативный банкир, выступавший за свободную рыночную экономику и правильные отношения с предпринимателями — все у него было правильно, по учебнику», — считает президент Института современного развития Игорь Юргенс. «Улюкаев и Минэкономразвития не лезли ни во что, что их не касалось напрямую, — а касалось их, как они считали, регулирование давления пара в системе, обеспечение баланса в экономическом законодательстве, — рассуждает директор программы „Экономическая политика“ Московского фонда Карнеги Андрей Мовчан. — С одной стороны, честь им и хвала, что они ничего не попортили, но с другой — они ничего и не создали. Вообще, возникает вопрос, проводил ли Минэк самостоятельную политику, или это было отражение более высокой политики, а основной задачей было не вмешиваться и не дискутировать».

При этом источник «Медузы», близкий к аппарату правительства, утверждает, что у Улюкаева «была репутация отморозка». «Он не боялся спорить с Путиным на совещаниях и даже его троллить, — говорит источник. — Рассказывали, что, когда Путин в прошлом году вернулся с саммита в Австралии и стало понятно, что страна в полной изоляции, он собрал членов экономического блока правительства и сказал: „Расскажите, какой у вас план действий“. А Улюкаев ответил: „Владимир Владимирович, мы думали, что план есть у вас“. Никто так себе не позволяет вести себя с Путиным».

Минэкономразвития против «Роснефти»

Алексея Улюкаева задержали в ночь на 15 ноября; его обвиняют в получении взятки в размере двух миллионов долларов за то, что Министерство экономического развития дало положительную оценку покупки «Роснефтью» другой нефтяной госкомпании «Башнефть». Вечером 15 ноября суд отправил Улюкаева под домашний арест. 

В самом Министерстве экономического развития арестом Улюкаева, судя по всему, ошеломлены. С утра сотрудники ведомства не только не общались по мобильному телефону, но даже не отвечали друг другу на сообщения в мессенджерах. Позже источник в министерстве сообщил «Медузе»: «Сейчас все вспоминают, что они делали в июле — сентябре, о чем говорили по мобильному телефону, не позволяли ли они себе двояких шуток». («Интерфакс» сообщал, что телефон Улюкаева прослушивался следствием с лета.)

По словам источников, в министерстве не понимают, за что Улюкаев мог бы принять взятку. «Позиция Минэка в этом вопросе [покупки „Роснефтью“ „Башнефти“] не была решающей — понятное дело, что все делалось по звонку, — рассказывает собеседник „Медузы“. — Даже если бы Минэк дал отрицательную оценку, это была бы необычная новость, но за полдня все вопросы были бы урегулированы».

Председатель правления «Роснефти» Игорь Сечин и министр экономического развития Алексей Улюкаев в Кремле перед началом переговоров между Владимиром Путиным и председателем Госсовета Кубы Раулем Кастро, 7 мая 2015 года
Председатель правления «Роснефти» Игорь Сечин и министр экономического развития Алексей Улюкаев в Кремле перед началом переговоров между Владимиром Путиным и председателем Госсовета Кубы Раулем Кастро, 7 мая 2015 года
Фото: Михаил Метцель / ТАСС / Scanpix / LETA

«Улюкаеву явно не нравился тренд на усиление роли государства в экономике и предоставление преференции госкомпаниям, — продолжает источник. — Но после скандала с отказом выделить „Роснефти“ средства из Фонда национального благосостояния (ФНБ) Улюкаев больше не позволял себе проявлять cамостоятельность». Речь идет об истории, случившейся в 2014 году, когда возглавляемая Игорем Сечиным корпорация попросила выделить из ФНБ 2,44 триллиона рублей на реализацию 28 проектов. Сначала Улюкаев вернул заявки «Роснефти», попросив госкомпанию оформить документы в соответствии с установленной формой, — а потом ведомство снова отвергло просьбу компании, потому что заявки получили отрицательное заключение экспертов.

Впрочем, летом 2015 года Минэкономразвития все-таки удовлетворило одну заявку «Роснефти» — компании должны были выделить около 20 миллиардов рублей на реконструкцию дальневосточной судоверфи «Звезда». По словам источника «Медузы» в министерстве, одобрили эту заявку «по звонку сверху»: «Для „Роснефти“ было важно не столько получить деньги, сколько показать свою силу».

Интригу с «Башнефтью» источник «Медузы», близкий к администрации Башкирии, трактует как противоборство двух группировок с различными взглядами на дальнейшую судьбу госкомпании. По его словам, изначально будущим покупателем «Башнефти» должен был стать «Лукойл» — и когда в дело вмешалась «Роснефть», Улюкаев был членом команды, возражавшей против нового поворота событий. «Почему ситуация изменилась? Сечин сумел представить доказательства, что в „Башнефти“ происходят массовые хищения — и что „Лукойл“ имеет к этому отношение», — говорит источник «Медузы». Он считает, что арест Улюкаева обусловлен еще и тем, что «терпимость к коррупции действительно стала ниже»: «Денег в стране меньше, а Путину надо идти на выборы и что-то предъявлять. И эту ситуацию можно обыграть так, что происходит борьба с коррупцией, невзирая на лица и звания».

Источники «Медузы» в Министерстве экономического развития говорят, что в последнее время у Улюкаева часто менялось настроение: он то активно подключался к рабочему процессу, «язвил и всех подкалывал, то наоборот, уходил в себя, занимался стихами, читал научные работы и занимался своими делами».

Эксперты и бывшие соратники Улюкаева считают ситуацию, в которой чиновник действительно мог брать взятку наличными, маловероятной. «Это очень непонятный случай, — недоумевает Юргенс. — Конечно, все бывает, но навскидку Улюкаев занимает одну из последних строчек в списке известных людей, подозреваемых в коррупции». «Это дело — пример грубой фальсификации», — возмущается Жаворонков из Института Гайдара. А источник, работавший с Улюкаевым в «Демократическом выборе России», обращает внимание в первую очередь на технологическую сторону вопроса. «Я стопроцентно уверен, что того, что ему инкриминируют, быть не могло, — говорит он. — Допустим, Улюкаев коррупционер. Он что, начальник ЖЭКа, чтобы ему деньги кэшем приносили? Он других методов не нашел бы? Ахинея полная, так не бывает!»

«Улюкаев прекрасно представлял, кто такой Игорь Сечин, и, как никто другой, знал про офшоры и прочие фонды и схемы, — соглашается источник „Медузы“ в Минэке, указывающий, что по вопросу „Башнефти“ Улюкаев всегда выступал в соответствии с правительственной линией. — Даже если гипотетически предположить, что он захотел получить взятку за какое-то решение, совсем невозможно поверить, что он стал бы брать взятку кэшем».

«Скорее всего, это кто-то в „Роснефти“ захотел выслужиться и показать свои возможности», — заключает чиновник, до недавнего времени работавший в Минэкономразвития. По данным «Новой газеты», дело против Улюкаева инициировал Олег Феоктистов — новый глава службы безопасности «Роснефти», ранее работавший замначальника управления собственной безопасности ФСБ. На прошлой работе Феоктистова, курировавшего, в частности, недавний арест губернатора Кировской области Никиты Белых, не раз обвиняли в фабрикации уголовных дел.

Илья Жегулев

Иван Голунов

Евгений Берг

Александр Горбачев