истории

Артдокфест. Приходи свободным Фильм про чеченский уклад жизни

Meduza
10:47, 6 октября 2016

В Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге в декабре 2016 года пройдет фестиваль документального кино «Артдокфест». Несколько фильмов из конкурсной программы будут показаны в октябре в Риге в рамках международного кинофестиваля. Дважды в неделю президент «Артдокфеста» Виталий Манский рассказывает на «Медузе» о всех фильмах, участвующих в конкурсе. В этом материале «Медуза» представляет картину «Приходи свободным» Ксении Охапкиной (Россия, 2016). 

В 2015 году, когда разгорелись страсти вокруг швейцарской картины «Грозный блюз», нам даже пришлось снять ее с показа в России. Это произошло после того, как мы представили фильм в нашем проекте на «Медузе». Героиню картины похитили, и дальше была непростая ситуация с ее вызволением. В контексте прошлогоднего напряжения я с сожалением высказался, что нет российских картин, которые бы снимались в современной Чечне — хотя это часть Российской Федерации. Это важная территория с большим количеством конфликтов, а значит и с большим количеством возможностей для документалистов, — так что кроме удивления этот факт ничего не вызывает.

«Приходи свободным»
artdocfest

В 2016 году наконец появилась первая картина российского документалиста — хотя и сделанная эстонскими продюсерами — снятая в Чечне. «Приходи свободным» — о традициях, формирующих это общество, о противоречиях, которые естественны для соприкосновения довольно полярных культур. Это фильм достаточно молодого режиссера Ксении Охапкиной, которая тем не менее уже участвовала в «Артдокфесте» со своей дебютной картиной пару лет назад. Ее не публицистический, но весьма цепкий и въедливый глаз рисует убедительную картину того, что круговерть чеченского бытия предопределена на много витков вперед.

Во время короткой встречи с Ксений на одном из кинофестивалей она хитро, но не бессмысленно меня спросила: «Как вы думаете, о чем мой фильм?» Для меня этот вопрос был в чем-то неожиданным, потому что мне казалось, что я совершенно точно понимаю о чем. Но после вопроса я стал задумываться, и, возможно, многим зрителям, которые придут на картину, она откроет совсем иные горизонты. Это картина не сиюмитна, и в этом ее сила, поскольку она предъявляет некоторую фундаментальность и органичность чеченской жизни.

Как всякое поэтичное кино, оно лишено каких-то точных привязок — как в своем время требовал Шкловский от Дзиги Вертова указать номер паровоза. Тут нет номера паровоза. Я даже не могу определенно ответить на вопрос, в какой части Чечни был снят фильм. Он вообще об укладе жизни. Режиссер снимала картину в течение года, и нам предлагается посмотреть на бесконечный, замкнутый, герметичный круговорот чеченской жизни. В этом круговороте — и рождение, и смерть, и свадьба, и обычаи, и непонятные для других весьма агрессивные ритуальные танцы. Все это вместе сплетается в некую неразрывную цепь, где нет места другим культурам. 

P. S. О других фильмах из конкурсной программы «Артдокфеста» можно узнать здесь.