Перейти к материалам
истории

Мастер половинчатых реформ Чем запомнится уволенный министр образования Дмитрий Ливанов

Источник: Meduza
Фото: Михаил Метцель / ТАСС / Scanpix / LETA

В пятницу, 19 августа, ушел в отставку министр образования и науки России Дмитрий Ливанов, возглавлявший ведомство четыре с лишним года. Теперь чиновник станет спецпредставителем президента по торговым связям с Украиной, а на его место назначена Ольга Васильева, сотрудница администрации президента, как ученая занимавшаяся в основном историей Русской православной церкви. «Медуза» вспомнила основные сюжеты, связанные с пребыванием Дмитрия Ливанова во главе Минобрнауки.

Сокращение бюджетных мест в университетах 

Еще до того, как официально вступить в должность министра, Ливанов дал интервью «Российской газете», в котором, в частности, сказал, что число студентов, обучающихся в вузах за счет государства, необходимо уменьшить в два раза. Это заявление немедленно сделало Ливанова врагом КПРФ (на всем протяжении работы чиновника в министерстве партия выпускала заявления с резкой критикой его деятельности) — притом что реальных мер по сокращению бюджетных мест, судя по всему, принято не было: если в 2013 году их в России была 491 тысяча, то в 2017-м, согласно заявлению Министерства, будет 575 тысяч. Тем не менее, Ливанову постоянно приходилось опровергать слухи о скорых сокращениях — последний раз министр выступил по этому поводу за две недели до отставки в начале августа.

Реформа РАН

Ливанов критиковал устройство Российской академии наук, еще будучи заместителем тогдашнего министра образования и науки Андрея Фурсенко в середине 2000-х, — и именно ему в качестве главы министерства пришлось осуществлять масштабную и неоднозначную реформу Академии. Здесь министра снова подстерегала риторическая неудача — Ливанову даже пришлось извиняться после того, как члены Академии обиделись на его слова о том, что РАН в ее прежнем виде представляла собой хозяйственный институт. 

В результате реформы было создано Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), которое теперь управляет имуществом РАН и подведомственных ей институтов; саму Академию при этом объединили с Российской академией медицинских наук и Российской академией сельскохозяйственных организаций. Реформу активно критиковали многие члены РАН и ученые, которые, в частности, были недовольны тем, что их деятельностью теперь будут заправлять чиновники; некоторые академики заявили о своем отказе становиться членами новой РАН; в городах России проходили акции протеста против изменений. Также существовала версия, что реформа была местью директора «Курчатовского института» Михаила Ковальчука, близкого к Владимиру Путину, академикам — якобы за то, что его не избрали членом РАН. Уже в 2016 году более ста ученых направили президенту открытое письмо, в котором упрекают ФАНО в развале российской науки и требуют переподчинить ее РАН.

Митинг сотрудников РАН «Спасем науку вместе!» против реформы академии. Москва, Суворовская площадь, 10 сентября 2013 года
Фото: ИДР / ТАСС

Список неэффективных вузов

Вскоре после прихода Ливанова на должность Минобрнауки обнародовало предварительный список неэффективных вузов, подлежащих реорганизации или оптимизации. Среди прочего, «признаки неэффективности» были выявлены в таких заслуженных университетах, как РГГУ и МАРХИ. 

Критике подверглись в первую очередь принципы, которыми министерство руководствовалось при составлении списков: например, фактически не учитывалась научная репутация вузов, зато важными показателями стали средняя площадь помещений на одного студента и количество выпускников-иностранцев. 

История с несостоявшейся реформой РГГУ оказалась в каком-то смысле символом половинчатой стратегии министра: Ливанов вроде бы хотел сменить ректора Ефима Пивовара, и СМИ даже сообщали о его скорой отставке со ссылкой на источники в ведомстве, однако в итоге Пивовар разыграл сложную комбинацию с участием различных структур власти, запустил программы сотрудничества с ФСО и Росмолодежью — и остался на своем посту (в 2016-м он стал президентом РГГУ, а новым ректором был избран Евгений Ивахненко). Лингвист Максим Кронгауз, входивший в комиссию по оптимизации университета, которая составляла для Минобрнауки проект реформы вуза, говорил тогда, что «неэффективность министерства [была] выше неэффективности университета».

Дмитрий Ливанов обсуждает с новым ректором РГГУ Евгением Ивахненко и президентом университета Ефимом Пивоваром перспективы развития вуза. Москва, 3 марта 2016 года
Фото: пресс-служба РГГУ

Объединение вузов

При Ливанове Минобрнауки активно проводило объединение вузов с целью повышения их эффективности. Сам Ливанов объяснял этот процесс демографической ситуацией в стране: чтобы выжить, институты и университеты с небольшим количеством студентом должны объединяться с более крупными. Также министр уверял, что консолидация вузов и создание так называемых «опорных университетов» никак не скажется на преподавательском составе, зато позволит сократить бюрократический аппарат. 

Тем не менее, вокруг объединений регулярно возникали скандалы. Например, в декабре 2013-го студенты Российского государственного торгово-экономического университета во главе с его ректором Сергеем Бабуриным бастовали в знак протеста против объединения вуза с РЭА им. Плеханова. В 2016-м петиция против слияния РХТУ с МИСиС собрала 20 тысяч подписей, а в конце июля представители авиационной индустрии выступили против объединения нескольких транспортных вузов в Национальный университет транспорта.

Единый учебник истории

Создать официальную линейку учебников, которые будут рассказывать о прошлом страны «в рамках единой концепции, в рамках логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех ее этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого», вообще-то предложил в 2013 году лично Владимир Путин — но разрабатывать ее должно было ведомство Ливанова. Так что и критиковали в связи с этим именно Министерство образования и науки: например, созданный бывшим министром финансов РФ Алексеем Кудриным Комитет гражданских инициатив беспокоился о том, что такие учебники будут воспитывать «послушание и сервилизм». 

Работавшие над единым учебником истории ученые заявляли, что школьникам расскажут «научную правду» о войнах в Чечне, а также о событиях в Южной Осетии и Абхазии; в отношении Сталина было решено избегать как термина «эффективный менеджер», так и определения «кровавый тиран». 

В итоге, впрочем, инициативу по-тихому прикрыли — в августе 2014-го Ливанов заявил, что вместо конкретных учебников будет разработан «единый историко-культурный стандарт», учитывать который должны авторы пособий.

Оппозиционные заявления

Дмитрий Ливанов считался одним из самых либеральных людей в российском правительстве — и неоднократно подтверждал эту репутацию. Так, министр образования и науки публично выступил против закона, запретившего гражданам США усыновлять российских сирот (инициатор законопроекта Екатерина Лахова в ответ заявила, что Ливанов «не понимает, чем занимается»). 

Кроме того, именно при Ливанове Минобрнауки занялось проблемой поддельных диссертаций — в частности, министр в феврале 2013 года подписал приказ о лишении ученых степеней 11-ти кандидатов и докторов наук, защищавшихся в МПГУ, среди которых оказалось несколько чиновников (например, глава управы Замоскворечья и руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Астраханской области). В ответ, впрочем, депутаты Госдумы обвинил в подделке степеней и образовательных документов сотрудников Минобрнауки; в результате скандала заместителя Ливанова Игорь Федюкин, возглавлявший комиссию, которая расследовала нарушения, ушел в отставку.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама