Перейти к материалам
истории

На Ямале сибирская язва. Уже паниковать? Отвечает доктор медицинских наук, инфекционист Дмитрий Трощанский

Источник: Meduza
Фото: Сергей Черкашин / ТАСС

На Ямале — первая с 1941 года вспышка сибирской язвы, одного из самых страшных инфекционных заболеваний в мире. В основном от него страдают животные, за неделю в Ямальском районе погибли полторы тысячи оленей. Сибирская язва от животных может передаваться и человеку — болезнь протекает очень быстро и нередко заканчивается смертью пациента. Сейчас в ямальских больницах с подозрением на сибирскую язву находятся больше 40 человек, в том числе дети; ни одного подтвержденного случая заболевания пока нет. «Медуза» попросила доктора медицинских наук, инфекциониста Дмитрия Трощанского рассказать, что такое сибирская язва и стоит ли сейчас паниковать.

Сибирская язва — это зооноз, заразная болезнь животных, к возбудителю которой восприимчив человек. Болеет весь крупный рогатый скот — от северных оленей до зубров. Домашние животные мало восприимчивы и, как правило, не становятся источником эпидемии, так же как и люди — передача от человека к человеку возможна скорее теоретически. У болезни короткий инкубационный период, и уже через несколько часов или дней состояние пациента может быть настолько тяжелым, что он будет фактически обездвижен и не сможет контактировать с большим количеством людей.

Бактерии сибирской язвы несложно убить антибиотиками, а вот их споры почти ничем не возьмешь, они могут десятилетиями сохраняться в земле — это очень устойчивая форма. Чтобы остановить эпидемию, тела животных, которые погибли от сибирской язвы, зарывают в специальные скотомогильники, пересыпая большим количеством порошка извести и других хлорсодержащих антисептиков. Потом эти могильники наносят на карты, охраняют — там нельзя копать, строить, через них не должны проходить ручьи. Проблема в том, что люди или животные могут наткнуться на давно заброшенный могильник, не отмеченный на современных картах, — это происходит очень редко. Еще бывают единичные случаи грубого нарушения эпидемиологических правил: использование мяса (термообработка не убивает спору сибирской язвы) или шкур зараженных животных. Так что шанс столкнуться с сибирской язвой есть, но под это и заточены эпидемиологические службы, которые при малейших подозрениях действуют по жесткому протоколу, позволяющему держать инфекцию под контролем.

В России основные очаги всегда были в Сибири, там выделывали и оттуда привозили зараженные шкуры, поэтому у нас болезнь называют сибирской язвой. Другое распространенное название, антракс, anthracis (от греческого anthrax — «уголь»), бактерия получила из-за характерной язвы, черного карбункула. Для заражения достаточно нескольких десятков спор, и чаще всего оно происходит через кожу. На этом месте возникает крайне болезненный фурункул с участком некроза черного, антрацитового цвета. Состояние быстро ухудшается, болезнь сопровождается температурой выше 40 градусов, сильной интоксикацией с поражением органов и тканей — и приводит к смерти, если ее не лечить. К счастью, кожная форма хорошо поддается терапии, смертность не превышает 1–2 процентов, если болезнь вовремя диагностирована. Антибиотики (эта грамположительная бактерия, как правило, не имеет к ним резистентности) и современные меры ведения пациентов позволяют в большинстве случаев добиться полного излечения. Хуже, если споры попали в легкие или желудочно-кишечный тракт, это случается редко, но в таком случае развивается сибиреязвенное заражение крови, септическая форма болезни, которая очень быстро приводит к смерти, буквально за несколько дней. Летальность при септической форме достигает 70–80 процентов без своевременного лечения.

При любой форме сибирской язвы самое главное — своевременная диагностика. Почему люди умирают? Стало плохо на охоте, трое суток добирался до дома, а за это время органы уже настолько поражены, что сделать ничего невозможно. Или к врачу приходит человек с необычным нарывом на шее и температурой 39 градусов. Врач назначает обычные дозы антибиотиков местно или даже системно, удивляется, почему фурункул протекает так тяжело, начинает думать. Собственно, при кожных формах ухудшение происходит не так быстро и у врача есть несколько дней, чтобы понять, что это не просто нарыв, не просто фурункул, не просто абсцесс.

Против сибирской язвы есть вакцина, но она нужна только тем, у кого высок риск заразиться. Прививку делают сотрудникам лабораторий, работающим с живыми культурами-возбудителями, геологам, тем, кто контактирует с сырьем животного происхождения, и тем, кто оказался в непосредственной близости от очага заболевания. Препарат содержит живой вакцинный штамм и вытяжку антигена из поверхности клетки и вызывает иммунитет уже на седьмой день после введения. Укол делают под лопатку, повторять нужно раз в два года. Для маленьких детей вакцина не предназначена.

То, что сейчас происходит на Ямале, — вспышка болезни среди животных, ее нужно подавить, чтобы предотвратить заражение среди людей. Если вы живете далеко от очага сибирской язвы, то единственный способ заболеть — это купить по дешевке шкуру или мясо без ветеринарной печати. При всем скепсисе, наши эпидемиологические службы хорошо справляются, с сибирской язвой у нас больших провалов не было. Из года в год в разных регионах происходят маленькие вспышки, но уже несколько лет подряд ни одного летального случая среди людей. 

Трудность и особенность сегодняшней ситуации в том, что олени, в отличие от тех же коров, способны преодолевать огромные расстояния, и теперь нужно закрыть большую территорию, найти могильник, который могли случайно разрыть животные. Много оленей могло пострадать, и поэтому сейчас будет проводиться поголовный осмотр, будут наложены ветеринарные санкции, на время карантина оленей запретят вывозить. То есть очень жесткий контроль животных, а не людей — такого, чтобы всем запретили въезжать и выезжать, не будет, конечно. Людей, которые содержат крупный рогатый скот в этом регионе, подвергнут осмотру и вакцинации. Тем, кто мог контактировать с больными животными или их шкурами, обязательно потребуется профилактический курс антибиотиков кроме вакцинации по эпидемиологическим показаниям. Сейчас, когда уже известно об очаге и о том, что это точно сибирская язва, врачи при первых же симптомах будут давать необходимую дозу антибиотиков, чтобы избежать летальных случаев. Все будут перестраховываться, возможно, где-то это даже обернется нежелательными явлениями, связанными с нерациональным подходом к использованию антибиотиков. 

Автор: Марианна Мирзоян

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама